18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.
Международный и российский музейный рейтинг 2024

Владислав Тарнопольский: «Музыка — один из важнейших видов современного искусства»

Музыковед, сокуратор проекта «Студия новой музыки» на Шестой Московской биеннале — о задачах «поисковой музыки» и работе актуальных композиторов «в прямом эфире» основного проекта

Каждый день работы биеннале в Центральном павильоне ВДНХ заканчивается музыкальной акцией с участием музыкантов ансамбля солистов «Студия новой музыки», идеально вписавшегося в умонастроения основного проекта. На глазах посетителей «Студия новой музыки», руководимая на ВДНХ Владиславом Тарнопольским, «доводит до ума» сочинения трех молодых композиторов. Каждое ее выступление, таким образом, рифмуется с постоянным становлением объектов и артефактов вокруг, существующих как бы в предварительной стадии подготовки поствыставки. Рифма эта весьма точная и крайне остроумная. Она не просто итожит усилия каждого биеннального дня, но и выводит подготовительные работы на новый уровень, словно обобщая все усилия, направленные на ее поступательное воплощение.


Когда вас пригласили участвовать в биеннале, то как ставили задачу? Что от вас требовалось?

Общий замысел десяти «событийных» дней нынешней биеннале — показать живой процесс, будь то перформансы или процесс создания произведения искусства. Мы решили совместить оба подхода — подать как своего рода перформанс процесс работы композитора с исполнителями. Композиторы экспериментируют в присутствии публики, но слушатели при этом вовсе не статисты — они находятся в диалоге с музыкантами на сцене.

В чем для вас разница между участием в непрофильном культурном проекте и обычным концертом? Или все-таки выступление на биеннале для вас профильное?

Музыка — один из важнейших видов современного искусства, поэтому ее присутствие в программе основного проекта биеннале, безусловно, профильное. Другое дело, что нет такой традиции: музыка находится в некоем «гетто» в сравнении с другими искусствами, притом что художники, архитекторы и режиссеры давно сотрудничают.

Мне кажется, потенциал взаимодействия искусств с музыкой очень велик, но для начала нам нужно друг друга узнать: представления художников о современной музыке зачастую наивны, равно как и наши представления о них. Поэтому я поставил перед собой кураторскую задачу на ближайшие несколько лет — попытаться хотя бы немного преодолеть этот разрыв как в акциях с профессионалами из «Студии новой музыки» (с которой я работаю на междисциплинарных проектах), так и в молодежных проектах со студентами консерватории, молодыми художниками, актерами из Школы-студии МХАТ (я имею в виду студентов мастерской Дмитрия Брусникина), режиссерами из ГИТИСа.

А различия между «профильными» и «непрофильными» выступлениями, конечно, существуют, и они в основном связаны с публикой. Традиционная музыкантская публика знает, на что обращать внимание; для арт-публики важнее просто почувствовать свою причастность к «ивенту», связанному с музыкой, что естественно, поскольку им сложнее ориентироваться в деталях. В этом смысле форма репетиции-перформанса не только подходит к концепции биеннале, но и продуктивна в отношениях с заинтересованными, но непрофессиональными слушателями.

Вам вообще привычно выступать в непрофильных пространствах? Насколько выступления на ВДНХ вписываются в обычные стратегии вашего ансамбля?

«Студия» выступает на одном из ключевых театральных фестивалей «NET — Новый европейский театр», проводит ежегодный проект «ARTинки с выставки» совместно с Премией Кандинского, делает музыкально-мультимедийные проекты в Центре Мейерхольда. В начале 2016 года там же запланирован проект в жанре «инструментального театра».

В прошлом году ансамбль провел большой концерт-марафон совместно с фестивалем «ТERRИТОРИЯ», предварявшийся дискуссией о проблемах развития музыки и других искусств в России за последние 20 лет. В контексте «оторванности» музыки мне кажется особенно важным, что такая дискуссия прошла в стенах консерватории.

Наконец, через неделю «Студия» поедет с большой программой современной российской музыки на старейшую в мире биеннале — Венецианскую.

Как вы решаете вопросы, например, акустики?

Композиторы приезжали на ВДНХ заранее, чтобы составить представление о пространстве, где будут проходить выступления, и учесть его акустику. А акустике «Ударника», где проходил музыкальный спектакль в рамках Премии Кандинского, позавидуют многие концертные залы.

Чем ваше «собирание» музыки на публике отличается от традиционной репетиции?

Выступления на биеннале — это не репетиции концертной программы, а демонстрация возможных способов взаимодействия исполнителей и композитора. Так, Алексей Наджаров сосредоточится на работе с новыми способами звукоизвлечения, Николай Попов покажет процесс синхронизации живого звука и электроники, Александр Хубеев будет репетировать новую партитуру, но не всем ансамблем, а по группам инструментов (струнные, деревянные и так далее), и в последний день пьеса впервые будет исполнена целиком. Каждый день на сцене иной состав музыкантов, и идея вечера тоже другая.

Насколько такие выступления зрелищны? Или так: на что во время таких представлений следует обратить внимание?

Это вещи зрелищные в той степени, в какой зрелищен, например, любой мастер-класс или подготовка к перформансу. Но это и есть сам живой процесс. Он даже более зрелищен, чем некоторые давно признанные явления визуального искусства, как, например, текстовые работы Юрия Альберта, где и на картине текст, и в комментарии текст, его описывающий. Специально для того, чтобы публике было понятно и интересно происходящее, композиторы, а иногда и сами исполнители активно комментируют все, что происходит.

Почему вы выбрали для творческого эксперимента именно этих композиторов, а не других?

Это три молодых композитора, имеющих большой опыт как раз таки в междисциплинарных проектах — с мультимедиа и электроникой. Александр Хубеев будет разучивать с музыкантами пьесу, которую он написал для Венецианской биеннале; музыка Николая Попова не раз звучала в выставочных пространствах; Алексей Наджаров читает лекции, в частности, в Мультимедиа Арт Музее.

Прошло уже несколько дней работы основного проекта. Каковы ваши первые впечатления? Комфортно ли музыкантам?

В первые дни несколько больше времени, чем предполагали, уходило на предваряющий разговор с публикой. Но слушатели постепенно включаются в процесс и начинают задавать вопросы. Для исполнителей формат непривычный, но они этому открыты и, кажется, могут чувствовать себя более расслабленно, чем на концерте.

Насколько современная поисковая музыка связана (или не связана) с актуальным искусством? Как актуальные процессы в музыке и в изо влияют друг на друга?

Они развиваются в какой-то мере параллельно, но не очень влияют друг на друга непосредственно в силу разобщенности сообществ. Хотя могли бы. И исключения это подтверждают. Скажем, в рамках нашего первого проекта «ARTинки с выставки» познакомились художница Софья Гаврилова (Школа Родченко) и композитор Кирилл Широков (Московская консерватория) — в результате они продолжили сотрудничество, и их совместная работа недавно выставлялась в Манеже.

Как со стороны актуальной музыки выглядит ситуация в современном искусстве? Какой из видов искусства кажется вам более прогрессивным и передовым?

Сейчас продолжается процесс размывания и переструктурирования традиционной системы жанров. Поэтому проще говорить не о жанрах, а о конкретных авторах и их работах. Для меня на сегодня в числе наиболее значимых авторов — Хайнер Гёббельс, Кэти Митчелл, Тино Сегал. Все трое работают именно на стыке разных искусств: далеко не все постановки Митчелл напоминают спектакли, Сегал делает что-то совсем не типичное для художника, назвать Гёббельса просто композитором — ничего о нем не сказать. Кстати, его спектакль в октябре будет идти в «Электротеатре», а до того 30 сентября мы проведем с ним встречу в консерватории.

Можно ли назвать ваши биеннальные выступления перформансами?

Это понятие сейчас очень размыто, и почти любое событие называется перформансом. Так иногда обозначаются спектакли, где на сцене хотя бы раз включается телевизор, а однажды довелось видеть анонс — перформансом назвали концерт, где должны были исполнять симфонию Шостаковича. И уж точно так именуется все, что не ясно, как назвать.

Теоретик перформанса Роузли Голдберг предлагает емкое определение — «живое искусство в исполнении художника» — и при этом считает, что жанр не допускает удобных дефиниций, а более строгая формулировка сведет на нет саму суть перформанса. Но, возможно, мы трактуем его все-таки слишком расширительно. Хотя, кажется, я и сам этим согрешил в ответе на первый ваш вопрос.

Беседовал Дмитрий Бавильский

Самое читаемое:
1
В Русском музее открылась выставка работ, подаренных коллекционером Владимиром Некрасовым
Выставка, которую ждали почти пять лет, открылась в Корпусе Бенуа. Существенную часть вещей, пополнивших собрание ГРМ, составляют работы художников, чьих произведений в фондах музея до сих пор не было
10.06.2024
В Русском музее открылась выставка работ, подаренных коллекционером Владимиром Некрасовым
2
Три богатыря: Виктор, Аполлинарий и Андрей Васнецовы в Третьяковке
Каждый из художников мог стать героем отдельного проекта, но в Третьяковке решили поразить зрителя мощным династическим аккордом. «Эпохалка» приурочена к датам: 175-летию со дня рождения Виктора Васнецова и 100-летию со дня рождения Андрея Васнецова
27.05.2024
Три богатыря: Виктор, Аполлинарий и Андрей Васнецовы в Третьяковке
3
Образы дореволюционной дольче вита проявили в Музее русского импрессионизма
Выставка «Журнал красивой жизни» посвящена «России, которую мы потеряли», только вместо хруста французской булки — Бакст, Коровин и Фешин
20.06.2024
Образы дореволюционной дольче вита проявили в Музее русского импрессионизма
4
Пушкинский покажет «Три времени Рима»
Выставка в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, посвященная архитектуре Вечного города в исторической гравюре, стала первым кураторским проектом нового директора музея Елизаветы Лихачевой в этих стенах
11.06.2024
Пушкинский покажет «Три времени Рима»
5
Надежда Плунгян: «Наши москвички — женщины отважные, и одновременно у них очень тяжелый личный опыт»
В Музее Москвы идет выставка «Москвичка. Женщины советской столицы 1920–1930-х». Мы поговорили с ее сокуратором Надеждой Плунгян о создании этого и других проектов, написании книг, а также об особенностях восприятия гендера в России сегодня
17.06.2024
Надежда Плунгян: «Наши москвички — женщины отважные, и одновременно у них очень тяжелый личный опыт»
6
Вихрь и звон русской ярмарки в Нижнем Новгороде
Два главных символа Нижнего Новгорода — стрелка Волги и Оки и знаменитая ярмарка — объединились в выставке Нижегородского государственного художественного музея «Русская ярмарка. Торг. Гулянье. Балаган»
30.05.2024
Вихрь и звон русской ярмарки в Нижнем Новгороде
7
Ярмарка искусства 1703 объявила состав участников и программу
Количество участников, широкая география проекта, насыщенная образовательная программа и новый подход к организации выставочного пространства — все это отличает ярмарку искусства 1703 в этом году
27.05.2024
Ярмарка искусства 1703 объявила состав участников и программу
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+