18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Итоги года: cправедливость торжествует?

№87
Материал из газеты

Год запомнится не только пандемией, но и свержением памятников в рамках BLM, прекращением музейного статуса Айя-Софии и «новой этикой»

Эпидемия свержения памятников

2020 год запомнится не только поразившим мир COVID-19, но и другой эпидемией, охватившей сначала США, а потом и Европу. Десятки памятников разным историческим личностям были снесены демонстрантами, демонтированы властями под давлением протестующих или осквернены. Все началось в конце мая с массовых протестов в Америке после гибели чернокожего Джорджа Флойда в результате жестокости полицейского. Этот инцидент спровоцировал мощное движение против расизма и социальной дискриминации «Жизни черных имеют значение», и, как это часто бывало в истории, гнев протестующих обрушился в том числе на монументы наиболее ненавистным и символическим фигурам.

Вспомним большевистский разгром памятников царям, свержение народом «Железного Феликса» на Лубянке в 1991 году, «ленинопад» на Украине, «арабскую весну» и обошедшее все телеэкраны сдергивание с постамента фигуры Саддама Хусейна. В этот раз в США и Британии жертвами восставших стали генералы-конфедераты, воевавшие во время Гражданской войны на стороне рабовладельческого Юга, работорговцы, деятели Ост-Индской компании. Бельгийские власти вынуждены были демонтировать памятники королю Леопольду II, главному символу постыдной колониальной политики в Конго. 

Под угрозой оказались монументы даже таким героям мировой истории, как Христофор Колумб, Уинстон Черчилль, Шарль де Голль. Начавшись как стихийная, вой­на с морально устаревшими памятниками породила волну дискуссий о том, что делать с этими «павшими героями», как публично «исправлять» переставшую устраивать историю: свозить в парки скульптур (наподобие того, что был создан в Москве в 1990-е годы), экспонировать в лежачем положении в музеях или оставлять на своих местах, но снабжать табличками с разъяснением их злодеяний? Мэр Лондона Садик Хан объявил о похожем на ленинский плане новой монументальной пропаганды, учредив комиссию по «плюрализму» (diversity) в городской скульптуре, чтобы учесть интересы различных этнических и прочих меньшинств и запечатлеть их унижения и страдания в новых монументах.

Что же до нашей страны, то у нас, похоже, достигнут искомый «плюрализм»: в Москве одновременно устанавливают, например, памятник советскому архитектору Каро Алабяну (несмотря на протесты общественности, указывавшей, что он был инициатором травли архитекторов-авангардистов, доносчиком на коллег) и появляются маленькие таблички общественного проекта «Последний адрес», увековечивающего память конкретных жертв сталинских репрессий. Но еще больше споров вызывает эстетическая сторона новых памятников. К сожалению, никакое правильное идеологически содержание не может оправдать художественную беспомощность.

Айя-София из музея опять стала мечетью

В число знаковых новостей 2020 года вошли вести из Стамбула. Напомним, указами Реджепа Тайипа Эрдогана минувшим летом были переведены из музейного статуса в богослужебный два знаменитых памятника византийской культуры — бывший собор Святой Софии (теперь официально, как во времена Османской империи, именуемый Большой мечетью Айя-София) и церковь Христа Спасителя в Полях из ансамбля монастыря в Хоре (еще недавно — музей Карие, а сейчас снова мечеть Карие-Джами). Представители мусульманских общин из разных стран выразили солидарность с решениями президента Турции. Музейный же и академический мир обеспокоен.

Нельзя сказать, что эти указы, выпущенные один за другим с интервалом в месяц, прозвучали совсем уж как гром среди ясного неба. Подобные намерения провозглашались еще в 2019 году, и тогда же для них готовилась законодательная почва. Однако большинство сторонних экспертов сходились во мнении, что заявления Эрдогана следует воспринимать как риторику, маневр в политической игре. Мало кто верил, что дело на практике дойдет до пересмотра заветов Мустафы Кемаля Ататюрка, «отца нации», среди прочих реформ отделившего религию от государства. Именно при Ататюрке в 1934 году Айя-София превратилась в светский музей, да и решение 1945 года о музеефикации Хоры стало прямым следствием политики первого президента Турецкой Республики. Сейчас оба прежних указа официально отменены.

Критики сегодняшних нововведений, не ставя под сомнение их юридическую правомочность, равно как и суверенитет Турции в принятии таких решений, указывают прежде всего на значимость упомянутых объектов для всего человечества. Собор Святой Софии, некогда главный храм православного мира, уникален во многих отношениях, в том числе как памятник архитектуры и изобразительного искусства. А церковь Христа Спасителя в Полях получила всемирную известность после того, как с ее стен и потолков были сняты слои штукатурки, скрывавшие фрески и мозаики эпохи «Палеологовского Возрождения». Теперь же, когда в обоих этих случаях установлен примат религиозных функций над прочими, возникает опасение, что доступ к памятникам окажется ограниченным и для исследователей, и для туристов, особенно женщин. К тому же по законам ислама молитвы не могут проходить на фоне «посторонних» изображений. Временные решения, предложенные на первых порах, оказались далеки от изящества. Тезис турецких властей о том, что памятники по-прежнему будут «открыты для всех», пока не кажется убедительным. Остаются вопросы и в части научной реставрации, и в части архео­логии. Не говоря о том, что само по себе превращение музеев в молельни — прецедент как минимум неоднозначный.

Культура отмены: этические дилеммы

В уходящем году одним из самых употребляемых стало выражение «новая этика», или «культура отмены». Под ним подразумевается публичное осуждение неблаговидных, некорректных поступков известных людей и требование привлечь их к ответственности. В сфере искусства эти претензии зачастую обращены в прошлое. 

Так, героем последнего громкого скандала оказался давно покойный классик американского искусства Филип Гастон (1913–1980). Еще пару лет назад его выставку благополучно показывала Академия в Венеции, но намеченная на ближайшее время в британской Галерее Тейт, Национальной художественной галерее в Вашингтоне и музеях изящных искусств Бостона и Хьюстона ретроспектива коллегиальным решением музеев была отложена до лучших времен. А точнее, «до времени, когда мы почувствуем, что проповедь против социальной и расовой дискриминации, стоящая в самом центре творчества Гастона, будет восприниматься более однозначно», как говорится в их совместном заявлении. 

Организаторы испугались, что встречающиеся у художника гротескные изображения куклуксклановцев могут оскорбить чьи-то чувства. Куратор Тейт, посмевший возражать начальству, был подвергнут наказанию. Профессор Йеля и куратор Роберт Сторр считает, что этот конфликт создает опасный прецедент. «Музеи — это площадки, на которых люди собираются вместе, чтобы обсуждать разные идеи, соглашаясь или не соглашаясь друг с другом. Если музей Тейт не способен на это даже на внутреннем уровне, то вся концепция разваливается».

Ранее в эпицентр похожего скандала попал известный британский фотограф Мартин Парр, а вместе с ним знаменитое фотоагентство Magnum, членом которого он является. В фотоальбомах, рекомендованных Парром, нашлись расистские, по мнению общественных активистов, сопоставления кадров, а в другом случае неэтичным был признан сам способ фотосъемки: испанец Чема Сальванс в 2015 году фотографировал секс-работниц (слово «проститутка» теперь тоже считается неэтичным) без их разрешения. 

Парр принес извинения, но все равно лишился поста арт-директора Бристольского фотофестиваля. Подозрительные с точки зрения новой этики снимки нашлись и в архиве Magnum, выложенном в Сеть. Сейчас проводится расследование, и, возможно, в результате многие кадры будут оттуда изъяты.

Список неприемлемых, с точки зрения новых моралистов, сюжетов и тем становится все обширнее. Не так давно на волне движения Me Too Поля Гогена задним числом пытались уличить в сексуальном насилии над несовершеннолетними таитянками, и неважно, что критерии половой зрелости со временем сильно поменялись. Кто следующий попадет под «отмену»? Пикассо? Караваджо? 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+