Ольга Дворецкая: «Главная проблема NFT-рынка — в продажу выброшено множество не имеющих ценности работ»

В Нижнем Новгороде открылась Disartive — выставка-ярмарка цифрового искусства и технологий. Ее основатель Ольга Дворецкая рассказала нам о проекте, авторских правах на цифровое искусство и будущем клубе коллекционеров NFT

Основатель выставки-ярмарки цифрового искусства и технологий Disartive Ольга Дворецкая. Фото: Архив Ольги Дворецкой
Основатель выставки-ярмарки цифрового искусства и технологий Disartive Ольга Дворецкая.
Фото: Архив Ольги Дворецкой

Почему вы решили проводить ярмарку цифрового искусства в традиционной, очной форме, а не в виртуальном пространстве?

Наверное, надо начать с предыстории. Цифровое искусство возникло еще в 1960-х годах, но за редким исключением не смогло стать арт-товаром и предметом инвестиций. Продажи digital art не были подкреплены общественным договором, который бы устраивал всех участников арт-рынка — от художников до музейщиков и коллекционеров. Появившаяся уже в наши дни технология блокчейн значительно упростила выработку консенсуса. Собственно, эта технология сама по себе подразумевает общественный договор. И второе нововведение, о котором сегодня все говорят, — невзаимозаменяемый токен, NFT. Отныне любой цифровой файл, он же произведение цифрового искусства, имеет уникальный криптографический код — токен, NFT. Владение NFT подтверждает, что именно вы — держатель уникального piece of art.

В 2017 году появились проекты CryptoPunks и CryptoCats, эти родоначальники индустрии невзаимозаменяемых токенов. В марте 2021 года всего за сутки криптокотов было продано на $3 млн! Аукционные дома Christie’s, Sotheby’s, ярмарка Art Basel стали приглашать к себе на конференции участников этих групп и обсуждать грядущий рынок NFT. В том же 2017-м я начала продавать искусство (картины) за биткоины на платформе CryptoShark, и формат оказался очень успешным. Вокруг меня сформировалось сообщество, клуб элитных предпринимателей — любителей криптоэкономики. Это были люди от программистов до министров. В результате мы решили переключиться на продажу цифрового искусства. Оно сегодня — новая роскошь.

И хотя вся жизнь этого искусства, от создания до продажи и экспонирования, проходит в виртуальном мире, общение офлайн крайне важно. Во-первых, ярмарка Disartive дает шанс digital-художникам показать работы максимально эффектно. Обычно их персональные арт-галереи — это картинки в телефоне, легкие по объему файлы. Во время ярмарки мы будем презентовать вещи на больших плазменных панелях. Для этого мы запрашиваем у участников работы в колоссальном, почти кинематографическом разрешении.

Во-вторых, ярмарка полезна зрителям. Она даст им новый опыт того, что есть digital art и как это искусство может существовать в пространстве дома, квартиры или офиса. Не говоря уже о том, что digital-коллекция всегда под рукой на любом электронном носителе: компьютере, планшете или телефоне. И хотя мы все прикованы к своим гаджетам, люди предпочитают общаться офлайн, что-то обсуждать, а искусство — это в первую очередь предмет обсуждения. Поэтому ярмарка идет в традиционном формате.

В-третьих, мы объявим о создании клуба коллекционеров NFT. Его основу составят бизнесмены, которые видят в криптовалюте большой потенциал для развития мировой экономики.

Ну и в-четвертых, это еще и школа для молодых художников. Сегодня по NFT-протоколу продаются работы двух больших групп. Это мастера, получившие признание в искусстве офлайн. Из российских звезд назову AES + F, Покраса Лампаса. И это моушен-дизайнеры, вчерашние создатели разного рода компьютерной анимации. У этой второй группы колоссальный технический потенциал, невероятный драйв, но они вне мирового арт-контекста. Вначале они выступали даже с протестом: «Мы особенные, мы — цифровые!» А сейчас говорят: «Нет-нет, мы хотим быть в искусстве, хотим стать арт-брендом». Я надеюсь, что наша ярмарка, где будут представлены все-все, даст этой молодежи пищу для размышлений и роста.

Каким образом digital art хранить? Как вы решаете проблему хостинга?

Пока нам хватает облачных ресурсов Google. Но это одна из насущнейших проблем — развитие сервисов по хранению. Digital art может храниться на SberCloud, на некоторых других приватных облачных сервисах — все зависит от того, насколько серьезная и дорогая у вас коллекция. В планах Disartive — поиск и сотрудничество с такими площадками.

Где показывать NFT-искусство? Насколько оно привязано к маркетплейсам, на которых куплено? И что произойдет, если они исчезнут?

Пока ни с одним ресурсом из тех, где продают и показывают NFT, ничего не случилось. Когда вы приобретаете NFT, это сразу индексируется на нескольких площадках — это же блокчейн! Есть закрытые и открытые блокчейны, с открытым и закрытым кодом. С закрытым, из известных — только NFTicket Way. Остальные подходят для всякого рода обменов. Если ты купил работу на Foundation.app, то через кошелек можешь ее трансферить на Rarible. На OpenSea, этой площадке для электронных презентаций, вообще все отражается. Персональные арт-галереи чаще всего делаются в Cryptovoxels. Еще есть Somnium Space и другие маркетплейсы, которые посещает множество народу.

Meta Rite. Из серии Meta Girl. Фото: Meta Rite
Meta Rite. Из серии Meta Girl.
Фото: Meta Rite

Есть ли между площадками разница и рейтинг?

Есть. Он публикуется на DappRadar. Например, на ресурс SuperRare до сих пор трудно попасть, в их регистрационных правилах легко запутаться. Чтобы тебя на SuperRare признали художником, нужно пройти десять кругов ада: написать владельцу, чтобы он рассмотрел твою кандидатуру, и потом две-три недели ждать ответ. Они пристально следят за качеством того искусства, которое показывают. Зато с ними сотрудничают крупные авторы типа AES + F. Если ты художник и представлен на SuperRare, это круто. И там разные механики продаж: открытая, закрытая, ставки на аукционе.

Foundation.app — это аукцион. Он стал модным весной этого года, во время пандемии и карантина. Все сидели и ловили работы известных авторов, что само по себе занятие азартное и увлекательное.

Самая демократичная площадка — Rarible. Ее создатели — Александр Сальников и Алексей Фалин. Все коллекционеры любят ее. Еще есть Zorro, Mintbase, OpenSea. Мои любимые — Foundation.app, SuperRare и Rarible.

Кому принадлежат авторские права на NFT-искусство?

К сожалению, ныне существующий закон об авторском праве не учитывает существование такой специфической формы, как digital art. Пока права на него принадлежат автору-художнику. Поэтому покупка такого искусства сопровождается договором, где прописываются права покупателя, например возможность тиражировать образ на тех или иных носителях — на майках, в ювелирном искусстве и прочем.

Кто коллекционирует NFT?

Самая большая доля коллекционеров — это бизнесмены — энтузиасты криптовалюты.

В чем, на ваш взгляд, главные проблемы NFT-рынка?

Сейчас в продажу выброшено множество не имеющих ценности работ. Поэтому высок запрос на профессиональных консультантов, галеристов, коллекционеров, посвященных в тему музейных работников.


Выставка-ярмарка Disartive в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» 
Нижний Новгород
До 25 июня

Самое читаемое:
1
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
Серия аукционов искусства ХХ–ХХI веков Christie’s в Нью-Йорке принесла аукционному дому $420,9 млн и 18 новых рекордов цен на современных художников. В торгах участвовали покупатели из 29 стран, 2,3 млн зрителей со всего мира следили за ходом аукционов онлайн
11.05.2022
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
2
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
Транспортировка из Франции 167 работ из собраний четырех ведущих музеев Москвы и Петербурга — Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русского музея — заняла почти 20 дней
05.05.2022
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
3
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
Что привлекает особое внимание на начавшей работу 59-й Венецианской биеннале современного искусства? Cвоими впечатлениями делится московская галеристка и куратор Елена Крылова, побывавшая на открытии
27.04.2022
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
4
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
Мнениями о текущем состоянии российского арт-рынка и его перспективах поделились крупные московские и петербургские антиквары, галеристы и представители аукционного бизнеса
06.05.2022
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
5
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Приятное нововведение коснется только учреждений, подведомственных московскому департаменту культуры. Посетителям федеральных музеев и музеев-заповедников придется остаться трезвыми
12.05.2022
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
6
Василий Рождественский: не изменяя друзьям и принципам «Бубнового валета»
Этот художник входил в важные инициативные группы и часто бывал в передовых авангардных рядах, но остался в тени более успешных сподвижников. Каталог его выставки демонстрирует те качества автора, которые ему и помогали, и мешали в творчестве
29.04.2022
Василий Рождественский: не изменяя друзьям и принципам «Бубнового валета»
7
Современные художники в исторических декорациях
Одним из самых ярких событий Венецианской биеннале стала выставка Ансельма Кифера во Дворце дожей. Вспоминаем, какие еще проекты современных художников показывали в исторических пространствах
29.04.2022
Современные художники в исторических декорациях
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+