NFT-art стал частью нового тренда «казаться, чтобы быть»

№91, май 2021
№91
Материал из газеты

Эн-эф-ти, NFT — новое слово будоражит арт-сообщество. Что это за «невзаимозаменяемые токены», откуда они взялись и почему растут в цене? А также во что нужно инвестировать: в искусство, художников или платформы? Рассказывает Дмитрий Озерков

Новости сменяют друг друга с невероятной скоростью: знаменитости бьют хайп-рекорды по созданию и реализации токенов, художники стремятся успеть первыми реализовать идеи, новорожденные маркетплейсы соревнуются в характере «коллабов» и удобствах интерфейса, аукционы и галереи наперегонки развивают новое направление и ищут новые компетенции. Налицо возникновение новой субкультурной парадигмы, которая всерьез претендует на то, чтобы заменить собой привычный арт-рынок. Впрочем, и сам рынок занят автоадаптацией.

Дмитрий Озерков, глава отдела современного искусства Государственного Эрмитажа. Фото: Михаил Вильчук
Дмитрий Озерков, глава отдела современного искусства Государственного Эрмитажа.
Фото: Михаил Вильчук

Толчок процессу дали основные арт-игроки: аукционы Christie’s и Sotheby’s вступили в игру, начав продавать искусство в формате токенов. Настоящий бум начался после рубежа в $69 млн, за эквивалент которых была продана работа Бипла «5000 дней». Из воскресного развлечения компьютерных гиков NFT превратился в центральную тему развития арт-рынка.

Бипл (Майк Винкельманн). «Каждый день: первые 5000 дней». 2021. Фото: Christie'
Бипл (Майк Винкельманн). «Каждый день: первые 5000 дней». 2021.
Фото: Christie'

NFT позиционируется и как новый тип существования искусства, и как новая форма коллекционирования. Невзаимозаменяемый токен — не произведение в старом, аналоговом смысле слова, а цифровая копия файла (в формате фото, видео, аудио и прочего), которая в виде единицы цифрового учета размещена в распределенном блокчейн-регистре. Суть токена — в уникальности кода и свойстве невзаимозаменяемости: владельческая информация есть его неотъемлемая ценность и может передаваться внутри системы посредством смарт-контракта, то есть контрольного компьютерного протокола. Токен не может быть ничейным: владение этим искусством стало сутью искусства. NFT-art — подлинное, если не единственное пока оправдание технологии блокчейна.

Зачем все это нужно? Новая технология позволяет коллекционировать искусство, не неся дополнительных расходов на транспортировку, страховку, упаковку, развеску и все прочее, что требуется для реальных произведений. Ведь речь просто о файле, которым можно любоваться и управлять с телефона. NFT-работой можно владеть коллективно, по долям, а прозрачная технология не допускает односторонних махинаций. Помимо этого, говорят, что NFT-art позволяет новоявленным владельцам уклоняться от уплаты налогов. Не стану объяснять здесь, как именно, чтобы ни в коем случае не выступить противозаконным советчиком, да и сам не очень знаю. Но очевидная разница национальных законодательств в вопросах цифрового права и криптовалют дает большое поле для действия.

В перспективе развития современной культуры NFT-art стал частью нового тренда, который можно охарактеризовать словами «казаться, чтобы быть». Современный городской «цифровой человек» перенес в виртуальную сферу все свои активности, кроме физиологии, которая тоже обслуживается извне при помощи цифровых технологий. Общение в социальных сетях теперь более важно, чем реальная жизнь. Онлайн-посещение музеев в разы превышает реальное, и разница только растет. Обладание игровым навыком или виртуальным оружием в сетевых компьютерных мирах — не просто предмет зависти, но объект гигантской коммерческой индустрии. Сегодня в порядке вещей подарить на день рождения прокачанный меч или сделать апгрейд танка. А также посетить виртуальный концерт любимого исполнителя: десятиминутное выступление Трэвиса Скотта в Fortnite весной 2020 года собрало на платформе более 12 млн одновременных зрителей-игроков. Дальше следует ждать лишь еще больший вход виртуальной реальности в повседневность. Вслед за бесплатными Instagram-масками пришли продажа виртуальных кроссовок Gucci и реальные пластические операции по изменению внешности. Всей этой игре нужны и вечные ценности — не подойдет ли NFT-art?

NFT-объекты из серии «Экспортировано из музея» арт-группы Instigators и художника Николая Кошелева, продаются на платформе Rarible со средней стоимостью $500 — $1 тыс. Фото: Николай Кошелев x Instigator
NFT-объекты из серии «Экспортировано из музея» арт-группы Instigators и художника Николая Кошелева, продаются на платформе Rarible со средней стоимостью $500 — $1 тыс.
Фото: Николай Кошелев x Instigator

Современный человек очень любит общаться. Пока я набрасываю этот текст, десятки сообщений из мессенджеров, соцсетей и комнат Clubhouse всплывают на моих экранах. Общение есть обмен, и NFT дает этому новые возможности. NFT — новый формат коллекционирования для поколений, родившихся и живущих с устойчивым интернетом. В этой связи всех интересует сохранность виртуальных ресурсов, а значит, охрана дата-центров и многофакторные защиты станут еще важнее многих аналоговых проблем уходящего в небытие реального мира. Коллекционирование всегда меняло свои формы. С приходом авангарда и концептуализма владение станковой картиной — свидетельством мастерства художника — заменилось обладанием объектом — концептуальным символом его оригинальной идеи. Этот не столь давний перелом отмечен в рассказе Аркадия Аверченко «Крыса на подносе». Теперь, кажется, наступает новый этап: отход от идеи и фокусировка на факте обладания. Субъектное владение цифровым активом важнее всех объективных качеств самого актива.

Кажется, любая работа может быть переведена в цифру, приобретя этим дополнительную, цифровую реальность. Но это противоречит самой природе искусства NFT, которое настаивает на собственной уникальной природе и пытается вытеснить любую отсылку к аналоговому миру. Знаменательным событием стало уничтожение работы Бэнкси Morons (White), публично, под видеотрансляцию, сожженной одной из блокчейн-компаний после ее официального приобретения в галерее и перевода в цифровой токен. Теперь эта работа Бэнкси существует только в цифре, ибо только ее хочет новое поколение.

Бэнкси. «Morons (White)». Фото: rarible.com/burntbanksy
Бэнкси. «Morons (White)».
Фото: rarible.com/burntbanksy

Спекуляциям на этот счет не будет числа: криптоящик Пандоры открыт, бизнес максимально мобилизован. Арт-творцы будут донельзя усложнять технологию, а деловые компании выстроят сувенирные индустрии и на ближайший Новый год разошлют своим клиентам невзаимозаменяемые открытки. Все что угодно будет меняться на реальные деньги, NFT-платформы выстроятся по ранжиру и сольются в агрегаторах. А что ждет музеи? Новый раунд разговора про техническую воспроизводимость и проблему подлинника? В Эрмитаже мы решили изучить этот вопрос и на конец года запланировали выставку искусства NFT. Ей предшествуют научно-практические исследования совместно с фондом Дмитрия Аксенова и Университетом ИТМО.

Что будет дальше? Традиционному арт-миру ясно, что бóльшая часть искусства в мире NFT имеет низкое художественное качество и хайп в основе успеха. Значит, качество искусства будет повышаться — как на уровне внешней эффектности, так и на уровне поиска философской глубины в технологии. NFT ждет приход больших имен, так называемых голубых фишек, многие из которых сегодня уже там (Кенделл Гирс и Кабаковы недавно выложили работы в новом формате). Вопрос сейчас в том, победят ли и в этой сфере большие имена с традиционным искусством или NFT-мир сумеет обособиться и создать собственных, независимых героев. Тут сейчас идет борьба. В NFT, несомненно, придут все новые виды, жанры и стили искусства, а также их всевозможные комбинации (уже приходят перформанс, политический активизм, алогизм). Будут писаться история и философия NFT, где наиболее важным будет признано искусство, сумевшее задать вопрос самой технологии, а значит, вскрывшее саму суть NFT — по примеру того, как лучшая живописная картина вскрывает природу живописи. NFT про NFT в формате NFT станет соединением искусства и технологии и апогеем art & science, сумев очертить место для следующего шага в будущем искусства. Невзаимозаменяемость — слово очень громоздкое и явно временное. 

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
5
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
6
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
7
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
В свой юбилейный год московский музей реконструирует еще одно крыло Бахметьевского гаража и устроит выставки крупнейших художников, в том числе Рембрандта и Клюна
02.09.2021
Еврейский музей и центр толерантности покажет Рембрандта и расскажет о каббале
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+