18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Ольга Журавлева: «Обязательно подключаем коллекционеров»

№89
Материал из газеты

Полвека назад открылся для публики Музей Василия Тропинина и московских художников его времени. Сейчас он стремится обрести второе дыхание. О жизни музея нам рассказала его директор Ольга Журавлева

Справка

Ольга Журавлева
Директор Музея В.А.Tропинина и московских художников его времени

Родилась в Москве
1991 окончила факультет журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова
1991–2011 журналист, продюсер и телеведущая на телеканалах «Россия», НТВ, ТВЦ, «Звезда», «Культура»
2005–2007 преподаватель телемастерства на факультете журналистики МГУ и в Школе телевидения «Останкино»
2012 PR-директор на запуске Еврейского музея и центра толерантности в Москве
2012–2018 PR-директор театра «МОСТ», Музея AZ, арт-директор и руководитель культурных и социальных программ в Московском зоопарке
С 2018 директор Музея В.А.Тропинина и московских художников его времени

Еще…

В коллекции вашего музея есть как минимум два абсолютных хита — «Автопортрет» Тропинина и его же «Кружевница», авторское повторение портрета, хранящегося в Третьяковской галерее. А чем еще гордитесь?

Когда произносят имя Василия Андреевича Тропинина, у многих возникает ассоциация именно с «Кружевницей». Конечно, она для нас чрезвычайно важна — и еще интересна с исследовательской точки зрения. И автопортрет Тропинина на фоне Кремля — большая ценность. Но не менее значимы и другие его портреты, и графическое наследие, которое у нас хранится в немалом количестве. А еще в собрании музея портреты кисти Аргунова, Боровиковского, Рокотова, пейзажи Айвазовского, Боголюбова, Щедрина — список можно продолжать. Рисунки Шишкина, миниатюры Поленова... Не говоря о декоративно-прикладном искусстве и старинной мебели. Это все составляет фонд, в основе которого лежит собрание Феликса Евгеньевича Вишневского, основателя нашего музея.

Справка

Музей В.А.Тропинина и московских художников его времени

Музей учрежден в 1969 году указом столичного правительства. В его основу положен дар коллекционера Феликса Вишневского (1903–1978), первоначально насчитывавший 250 экспонатов. Позднее Вишневский передал музею, где до конца жизни работал в качестве хранителя, еще ряд произведений искусства. Коллекция разместилась в Замоскворечье, в ампирном особняке бывшей усадьбы Масленниковых — Петуховых. Три комнаты в этом доме достались Вишневскому по завещанию профессора Николая Петухова (1879–1965), остальных квартирантов со временем расселили. Открытие музея состоялось в феврале 1971 года. На первых порах он числился филиалом Останкинского дворца-музея творчества крепостных, а с 1991 года стал самостоятельным учреждением. С 2001 по 2011 год здание музея было закрыто на капитальный ремонт и реставрацию. Впоследствии, в 2018 году, здесь были проведены переустройство интерьеров и смена экспозиции. В общей сложности коллекция музея насчитывает сегодня около 3 тыс. единиц хранения.

Еще…

Как и за счет чего пополнялась изначальная коллекция?

Что-то закупалось специально для музея. Например, «Кружевница» («Девушка, плетущая кружева») была приобретена в 1970 году к открытию музея, это не дар Вишневского. А есть вещи, которые передавались коллекционерами. Специально приведу один пример, он любопытен. У нас в зале Тропинина висит портрет Алексея Тучкова, который сыграл существенную роль в судьбе художника, ходатайствуя о его освобождении от крепостной зависимости. Портрет вместе с рядом других предметов в 1981 году безвозмездно передал музею Александр Христофорович Хргиан, климатолог, профессор Московского университета. Совсем недавно мы в соцсетях опубликовали пост о портрете генерала Тучкова с рассказом о даре. И семья Хргиана сразу откликнулась. Мне написала его племянница Екатерина, что для них такое упоминание очень важно. И еще написала о том, что ее дядя дарил музею и женский портрет, но он почему-то не экспонируется. Мы эту вещь сразу подняли из фондов и отправили родственникам фотографию. При создании новой экспозиции покажем публике и этот портрет.

Или вот буквально на днях пришла семейная пара, молодые люди, они коллекционируют антиквариат. Посмотрели выставку старинной вышивки и сразу предложили нам принять безвозмездно очень интересную вещь — французский кошелек, шитый бисером, необыкновенной красоты и в прекрасном состоянии. Такого в нашем собрании не было.

А с потомками Феликса Вишневского, которые живут в соседнем флигеле, поддерживаете отношения?

Да, члены семьи Вишневского — наши ближайшие соседи, очень интересные представители разных поколений. Не так давно сюда переехал правнук коллекционера, Степан Вишневский. Пришел, представился, мы для него провели экскурсию и пообещали приглашать на вернисажи. Пока был только один — мы открывали выставку старинной вышивки из собрания нашего музея и коллекции историка моды Александра Васильева. Символично и важно для истории музея, что вместе с ним приветствовал гостей и правнук Феликса Вишневского.

Вы стали здесь директором два с половиной года назад. Что хотелось поменять, а что обязательно сохранить?

Меня пригласил на эту должность московский департамент культуры, и его глава Александр Владимирович Кибовский определил тогда важные, реперные точки. Во-первых, незаслуженно скромное внимание публики к этой институции. Музейная жизнь в столице тогда уже шла по определенным стандартам. Это и лекционный модуль, и мастер-классы, и участие в городских акциях «Ночь искусств», «Ночь музеев», «Библионочь». К тому же пользователь сегодня очень многое воспринимает на уровне экрана своего гаджета. Как мы с ним разговариваем, какой у нас сайт, какие соцсети, какова узнаваемость бренда — это все имеет прямое отношение к художественному музею.

Еще одним важным аспектом было пожелание Александра Кибовского (а он подробнейшим образом знает нашу коллекцию, особенно портретную живопись, и ряд вещей атрибутировал в разные годы) насчет того, чтобы дать возможность сегодняшним коллекционерам участвовать в выставках, собираться, дискутировать. Это нам очень интересно. Например, музей и раньше сотрудничал с Сергеем и Татьяной Подстаницкими — мы эти отношения развили, сейчас чуть ли не в каждой выставке музея участвуют вещи из их коллекции. Еще у нас возник творческий альянс с Сергеем Чобаном, блестящим архитектором, коллекционером и меценатом. Он читал лекцию у нас и предложил привезти рисунки Кваренги из своего частного музея архитектурного рисунка в Берлине. В «Ночь музеев» 2019 года у нас открылась выставка «Джакомо Кваренги — архитектор императорского двора». Или вот можно вспомнить как важный пример партнерства выставку декоративно-прикладного искусства из собрания Нелли Кобзон, вдовы знаменитого певца. Словом, делая каждый новый шаг, мы обязательно подключаем коллекционеров.

Одно из самых заметных преобразований — внутреннее пространство. Почему оно стало именно таким?

Тут небольшие залы и невысокие потолки, и ты волей-неволей оказываешься очень близко к произведениям искусства. Редкая возможность, не в каждом музее такое доступно. Я, конечно, в это влюбилась сразу, но возник вопрос, который я задавала коллегам: про что этот музей, эта экспозиция? Убедительного ответа я не получила, и мы стали его искать. В итоге решили сделать пространство живым, отказавшись от постоянной экспозиции. Всегда буду благодарить архитектора Юрия Аввакумова и художника Алену Кирцову — первых кураторов, которые за это взялись летом 2018-го. Юрий предложил уйти от стилистики традиционного советского музея, снять с окон текстиль, убрать на время старинную мебель. Выставка называлась «Собирательный образ», и ее решение заключалось в том, чтобы показать: портретная живопись является здесь основополагающей.

Потом мы делали новую экспозицию — уже с другим музейным дизайнером и театральным художником, Алексеем Трегубовым. Его проект называется «Искусство сохранять. 5:0». Наши сменные большие выставки должны длиться примерно по году, хотя нынешняя из-за пандемии уже перекрывает этот срок. А параллельно идут другие выставки, в соседнем крыле музея.

Понятно, что собственный дом надо обустраивать в первую очередь, но вы ведь еще и с регионами работаете?

Музей и раньше с успехом возил выставки по стране, были любопытные проекты. Мы же стали делать выставки «под ключ», то есть предлагать готовый продукт — с концепцией, специально отобранными вещами, просветительским блоком и даже сверстанными визуальными материалами. Первый опыт у нашей команды был в Нижнем Новгороде, в знаменитом НГХМ — художественном музее, где мы представили выставку «Tропинин. Контексты». Кстати, там мы впервые попробовали такой способ работы, когда включаем в экспозицию несколько экспонатов из фондов того музея, который нас принимает. Опыт показал, что такой формат работает.

В минувшем, 2020 году, несмотря на пандемию, наш выставочный график удивительным образом почти не нарушился. Год начался в Воронеже, в потрясающем Областном художественном музее имени Крамского, где мы вместе с коллегами делали выставку «Портрет в перспективе». В начале сентября отправились в Новосибирск: нас пригласил один из лучших в регионе — Государственный краеведческий музей. А сейчас наша выставка, посвященная салонам и балам, проходит в Калужском музее изобразительных искусств, в прекрасной усадьбе. Кто-то спросит: «А вам-то что в Новосибирске, или в Воронеже, или в Нижнем Новгороде?» Для нас это прямая имиджевая и очень важная научная, просветительская часть работы.

У вас же не только в регионах партнерство, но и в Москве тоже. Сейчас идет выставка «А это чей портрет?» в фонде IN ARTIBUS — там больше половины экспонатов из вашего музея.

В силу обстоятельств наши первоначальные планы насчет собственного выставочного проекта к 50-летию открытия музея изменились. При этом еще задолго до пандемии мы договорились с Инной Баженовой, владелицей фонда, о совместной выставке. А осенью 2020 года стало понятно, что это и будет празднование нашего юбилея, только в гостях. Участие в проекте позволило нам представить ряд вещей, которые редко попадают в экспозиционные залы. Это серьезный толчок к развитию и продвижению нашей музейной науки, в том числе благодаря важной и сложной работе над каталогом. Ее в кратчайшие сроки проделала сборная команда Музея Тропинина и фонда IN ARTIBUS, кураторы Ксения Рашковская и Елена Руденко. Так что выставка «А это чей портрет?» для Музея Тропинина история знаковая.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+