18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Владимир Вейсберг стал героем биографического исследования

№71
Материал из газеты

Художник, чья выставка проходит в фонде IN ARTIBUS, ощущал себя миссионером, проповедником, призванным сообщить миру о «невидимой живописи» и «пространственных структурах»

В первых же строках книги, в разделе «От автора», Анна Чудецкая признается, что это «не биография художника в строгом смысле слова», «не искусствоведческий обзор его творчества» и «не научная работа» (хотя признаки всех трех жанров здесь налицо). Далее сказано: «Цель этой книги — собрать воедино факты, которые я смогла обнаружить, и воспоминания, которыми меня дарили разные люди за те двадцать лет, в течение которых я являюсь хранителем произведений Вейсберга в ГМИИ имени А.С.Пушкина».

И все же биографическая линия присутствует на этих страницах совершенно отчетливо, без отступлений от хронологических обстоятельств жизни Владимира Вейсберга (1924–1985). Столь же неуклонно-поступательно выстроен и изобразительный ряд: если в тексте упомянута какая-то значимая работа художника, то ее репродукция непременно оказывается на этом же развороте, максимум на соседнем. Такой подход не просто удобен для читательского пользования, но еще и чрезвычайно релевантен — именно в случае с Вейсбергом, который всегда был далек от спонтанности и тяготел к осознанной, теоретически обоснованной эволюции. Ее этапы и отслеживаются в книге прежде всего остального.

Однако вспомним произнесенное автором: «Это не искусствоведческий обзор». Вернее, не только он. И хотя у Чудецкой рассказ о художественных задачах, которые ставил перед собой и решал на практике Вейсберг, действительно оказывается лейтмотивом, но сами эти задачи были неотделимы от личности художника. Уже одно то, что, не поступив в юности в Суриковский институт, Вейсберг раз и навсегда отказался от продолжения академического образования и выбрал путь автодидакта, немало говорит об особенностях его натуры. 

Единственным своим учителем он называл Сергея Ивашева-Мусатова, преподававшего в студии ВЦСПС в военные годы — как раз там после возвращения из эвакуации начал заниматься живописью Володя Вейсберг, довольно скоро получивший от наставника прозвище Ван Гог. Впоследствии Вейсберг убирал излишние эмоции и всяческую экспрессию из своих произведений, но целеустремленностью, даже «упертостью», отличался всегда, до последних дней.

Между жесткой самодисциплиной, которой художник придерживался долгие годы («утром — живопись, вечером — рисунок», как вспоминала его первая жена), и стремлением выработать собственную систему искусства, претендующую на научную объективность, заметна корреляция — и подобных психологических наблюдений в книге немало. При этом автор намеренно избегает вольных оценок и громогласных выводов. Это касается, в частности, сюжетных линий, выводящих на разговор о «метафизичности» произведений Вейсберга или же о его принадлежности к «неофициальному искусству». Чудецкая тут не развенчивает никаких прежних мифов и не плодит новых, а всего лишь в разумном порядке расставляет собранные ею факты и свидетельства. Резюмировать предлагается читателю — и он, скорее всего, поддастся этому искушению. Вот ваш рецензент, например, поддался — впрочем, делиться возникшими соображениями все-таки не стану.
В немалой степени Вейсберг был аскетом, но никогда — отшельником. С увлечением и даже страстью он преподавал в студии при Союзе архитекторов (возможно, таким образом проецировалось на судьбу его собственное студийное прошлое); плеяда его учеников существует и поныне, и вкрапления их голосов придают книге свое­образную полифонию. Роль гуру представляется несомненно важной для Вейсберга — хотя бы потому, что он мог обкатывать на учениках свои художественные идеи. Другой трибуны у него фактически не было, если не считать пары докладов, прочитанных в узком научном кругу. 

Между тем он ощущал себя миссионером, призванным сообщить миру про «невидимую живопись», «пространственные структуры» и «архитектуру валеров». Сохранились его тексты теоретического свойства, которые, вероятно, теперь уже никому не послужат прямыми наставлениями — зато многое способны объяснить в собственном творчестве Владимира Вейсберга. А главное, сохранились его работы, и в изрядном количестве. Их воспроизведение в книге придает повествованию еще одно измерение.  

Выставка «Владимир Вейсберг. Ничего кроме гармонии» открыта в фонде IN ARTIBUS до 28 июля

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+