18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Виталий Пацюков: «Мы осознали, что все живем в поезде»

В фонде «Екатерина» открылся проект «Прибытие проезда» с историческими фильмами и работами современных художников. Куратор выставки Виталий Пацюков и один из участников — режиссер Вадим Абдрашитов рассказали нам об актуальном, как никогда, феномене

В последнее время тема поезда и вокзалов популярна: национальный павильон на Венецианской архитектурной биеннале станет «Станцией „Россия“», не так давно Александр Бродский делал в Лондоне павильон-поезд, сценография Премии The Art Newspaper Russia была связана с образом железной дороги и прошла на символическом перроне. Почему, как вы думаете, актуализировалась эта тема?

Виталий Пацюков: Я думаю, мы просто осознали, что все живем в процессе перемещения, в ситуации прихода новой, техногенной реальности, и поезд — ее образ. Он ворвался в нашу жизнь неожиданно. Первые зрители «Прибытия поезда» братьев Люмьер в шоке убегали из зала. Сейчас мы привыкли и не убегаем, но понимаем, что живем в совершенно другой действительности. В то же время это критическое состояние, поиски нового равновесия, время конфликта техногенного мира и мира естества. Появляется тема роботов, новой индустрии, новых искусственных человеческих поступков, этических симулякров и симулякров реальности, определенной техногенности этого реди-мейдного мира. Совершенно удивительна внезапность его появления, его тотальность, неотделимость его движения. Уникальность нашего времени в том, что произошла не только историческая неслучайность, но неслучайность нашего отношения, нашего осознания прибытия. Что-то прибыло новое, и поезд, как образ, уже носит исторический характер, пересекая пространство, где когда-то цвел вишневый сад Антона Павловича Чехова.

На ваш взгляд, почему многим людям приходят одинаковые идеи в одно и то же время?

В.П.: Научная, художественная и индустриальная мысли едины, причем едины сразу для всего человечества. Появление теории относительности совпадает с открытием кубизма, пространственными художественными открытиями в русском авангарде — в стратегиях Малевича и Кандинского. Хотя, видите, удивительно, что в творчестве Вадима Юсуповича Абдрашитова тема поезда уже была предвестником нашей тотальной ситуации. Когда вы создали фильм «Остановился поезд»?

Вадим Абдрашитов: Это 1982 год — больше 30 лет назад.

В.П.: Да. Видите, вот ощущение: поезд наткнулся на какое-то препятствие и остановился. И сразу новые смысловые связи возникли, сразу конфликты, появился новый визуальный контекст. Художник поставил вопрос: а что же остановилось?

В.А.: Идея поезда и вообще перемещения по железной дороге — для России особый вопрос и отдельная категория. И вот почему. Наверное, в любой стране перемещение по железной дороге — это перемещение в пространстве. А в России с ее просторами человек садится в поезд и уезжает не просто в другое место — в другую судьбу. Неслучайно реплики практически во всех российских, советских, соответственно, картинах такие: «Вот хорошо бы сесть в поезд и уехать куда-нибудь!» Так можно сказать только здесь. Условно говоря, в Венгрии так не скажешь, потому что «уехать куда-нибудь» там значит: садись — и через два часа ты будешь в совершенно другом месте. Но только в географическом смысле — а в России это перемена участи. Ты приезжаешь в другой мир. Это и сейчас очень наглядно: ты садишься в поезд в Москве, в столице России, проезжаешь пять часов — и попадаешь в Россию реальную. И понимаешь, что Москва не просто столица, что это отдельное государство, а Россия — там. Мне кажется, совпадение идей с образом поезда — это не просто совпадение. В период, когда все мы пытаемся определить, какой жизнью живем, куда едем, такие вопросы, как «что такое наш поезд?», «что такое железная дорога?», «куда она ведет?», становятся чуть ли не главными. А поскольку мы сейчас переживаем попытки понять направление нашего движения, неудивительно, что появилась эта выставка. Я думаю, что это будет продолжаться по крайней мере до тех пор, пока мы не определимся с маршрутной картой, с картой нашего движения куда-то вперед по жизни.

Вадим Юсупович, что будет в вашем кабинете на выставке?

В.А.: Думаю, что Виталий, который, собственно, и есть режиссер-постановщик всей этой истории на выставке, расскажет точнее.

В.П.: Мы показываем два фрагмента из фильмов Вадима Юсуповича. Один — это «Остановился поезд», фильм, с которого, собственно, он и драматург Александр Миндадзе начали свое творчество. В нем поезд сыграл не только сюжетную роль, но и новую этическую, затронувшую глубины наших социокультурных состояний. Второй фильм — это «Пьеса для одного пассажира», где главный герой начинает узнавать, кто он такой, переживать собственную судьбу через судьбу проводника, которого видит как альтер эго, своего двойника, и дистанцируется от него, но одновременно переживает свое соучастие в его судьбе как отстраненной личности. Вот эти два фрагмента будут идти вместе с интервью Вадима Юсуповича, где он рассказывает о роли поезда в кинематографе.

Этот кабинет почти завершает нашу экспозицию, и дальше мы переходим к инсталляции Александра Бродского. В ней художник входит в плацкартный вагон как в своеобразное общежитие, начинает там жить, превращаясь в персонажа и разрушая стену между зрителем и инсталляцией. В этом поезде мы вспоминаем наши личные поездки, наши личные истории, встречи, пересечения, перекрестки.

Выставка построена хронологически, с начала ХХ века. Для того времени поезд был символом движения вперед, прогресса. Сейчас этот образ не мог не трансформироваться. Какой он?

В.П.: Он формирует новую социальную этику. Поезд должен определить принципиальные координаты нашего присутствия в нем и свое направление: куда он идет и можем ли мы влиять на его движение? XIX век прошел под девизом Дарвина в векторе эволюции, потом появилась теория катастроф, теория относительности, теория хаоса, которая теперь определяет наш мир. В этой теории хаоса вообще нет системы координат, и вопрос, который задал когда-то Поль Гоген: «Кто мы, откуда мы, куда мы идем?», сегодня особенно остро возникает в культуре, в искусстве.

В.А.: А в России этот вопрос задается через образ поезда, железной дороги. Куда она ведет, если ведет? Если не ведет, то в какой тупик? Почему остановился поезд? Может ли он еще раз остановиться? И так далее.

Как устроена выставка и что можно на ней увидеть?

В.П.: Архитектура выставки построена по принципу вагонов одного поезда. Она начинается с состава, который прибывает на вокзал Ла-Сьота у братьев Люмьер и идет дальше, воплощая разные исторические поезда. Поезд изобретателя Томаса Эдисона. Поезд Ман Рэя, с которого спускается девушка, танцующая чарльстон. Это подмосковные электрички, где Глеб Косоруков снимает на видео девушку, поющую «Интернационал», а Ольга Чернышева исследует лица людей, состояние их усталости, стресса, погруженности в себя в этом монотонном движении поезда. Это международные экспрессы Марины Черниковой, которые идут через Париж, Берлин, через Голландию и проникают в нашу российскую реальность. Одно из самых важных мест на выставке — поезд Анны Карениной, которому посвящен отдельный зал. Это маршрут, где Лев Толстой встречается с Владимиром Набоковым в поезде Сергея Катрана, и перформативный вагон из спектакля Дмитрия Крымова «Тарарабумбия», в котором возвращается в Россию тело Чехова. В нашем проекте идут поезда, связывая страны и континенты. Поезд подземки в видеоинсталляции Валерия и Натальи Черкашиных, в котором мы отправляемся с Таймс-сквер в Нью-Йорке и приезжаем на Красную площадь в Москве. В ней важен голос диктора — сына Поля Робсона, знаменитого певца, который боролся за права темнокожих, за социальную справедливость, и вот его сын объявляет остановки на Манхэттене. Здесь поезд превращается в андерграундный шаттл и отправляется в Россию.

Железная дорога — это образ не только романтический, но и трагический. На выставке он раскрывается?

В.П.: Эта тема интересно звучит в видеопроекции Александры Митлянской «Вагончик Сталина», которая абсолютно документальна и одновременно невероятно образна. В музейный вагончик в небольшом городке Гори выстраивается туристическая очередь. Она непрерывна и растворяется в этом вагончике, исчезает внутри. Грузинская народная песня «Сулико» в этой части проекта превращается в реквием. Образность культурной памяти и манифестов, гимнов революций, национально-освободительных и гражданских войн с удивительной подлинностью выявляется в знаменитой рок-балладе Бориса Гребенщикова «Этот поезд в огне». Она обозначает критическую точку в нашей истории, соединяя в себе одновременно тревоги и надежды. В ней прячется наше трагическое прошлое, но в ней же рождаются новые перспективы. Вадим Юсупович, проходя по выставке, спрашивал меня, поставили ли вагончик Столыпина.

В.А.: Я удивлен, что на этой выставке его не будет, но Виталий Дмитриевич меня успокоил: когда экспозиция отправится в Санкт-Петербург, этот объект может появиться. Вот мы в России говорим: человек сел в поезд, отъехал и поменял участь. А теперь представьте себе, что человек не сам садится в поезд, а его сажают силой и перемещают в другие пространства. Это не то что перемена участи — это перемена тектонического масштаба, исторически чрезвычайно важного. По сути, катастрофическое перемещение людских масс, которых сажали в столыпинские вагоны. Железная дорога обеспечивала очень многие вещи: победу в войне, развитие производства, экономики — вообще развитие истории, если можно так сказать. Но она же делала возможным насильственное переселение людских масс, целых народов, что закладывало основу многих наших сегодняшних бед и проблем. Хотя бы в память об этих трагедиях такой страшный вагон должен быть на выставке.

По какому маршруту отправится выставка?

В.П.: Наша выставка имеет маршрут, где первая остановка — Москва, а вторая — Санкт-Петербург, замечательный новый Музей железных дорог России, который позволяет нам реализовать связь между документами времени, реальной сетью российских железных дорог и показать новые возможности в технологиях, где появляются образы поезда. В художественных реалиях музея со сложившейся экспозицией очень интересно изменять образное пространство, внедряя новые формы радикального искусства. И тогда музей обретает новую феноменальность, продолжая свою жизнь, изменяя координаты времени. Он как бы получает новые органы, в нем открываются особые контексты между техникой и культурой. Прекрасный тому пример — новая коллекция Государственного Эрмитажа, которая начинается с «Красного вагона» Ильи Кабакова. В этом вагоне естественно соединяются трагедия, социалистическая утопия, великая человеческая память и культура, никогда не теряющая своего бодрствования. Мы предложили замечательному куратору из Эрмитажа Дмитрию Озеркову совершить экскурсию в этом вагоне как своеобразный перформанс и показать его в рамках нашей выставки. Надеемся, что после Петербурга следующей остановкой будет Пермь и наш поезд окажется в Центре городской культуры Надежды Агишевой.

По какому принципу вы отбирали, что войдет в выставку, а что останется за ее рамками?

В.П.: Мы хотели провести историческую линию, с одной стороны, а с другой — связать разные формы искусства в некий общий интеграл вне времени, обозначив метафизику присутствия новой техногенной реальности. Это очень интуитивный отбор, который рождал каждую следующую фазу нашего художественного переживания.

Какие институции участвовали в подготовке выставки?

В.П.: В основном все связано с нашими друзьями, нам помогал и Институт Гете, и Итальянский институт культуры, многое дал Красногорский архив. Фонд «Екатерина» вложил большую сумму в наш проект, осуществил постройку единого инсталляционного организма — поезда. Фонд обладает большой творческой и социальной свободой, и в этом поиске, в этом совместном диалоге и возникла наша выставка.

Выставка «Прибытие поезда», подготовленная ГЦСИ в составе РОСИЗО, продолжит свою работу в Фонде культуры «Екатерина» до 20 мая.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+