Пермские боги могут остаться без жилья

Аукцион по приобретению нового здания для Пермской художественной галереи вновь не состоялся

Спасо-Преображенский кафедральный собор
Спасо-Преображенский кафедральный собор

22 августа Пермская государственная художественная галерея открывает новый сезон в ситуации полнейшей неопределенности. Один из крупнейших региональных художественных музеев России (в его коллекции 51 тыс. экспонатов в диапазоне от артефактов Древнего Египта до современного искусства, в том числе одно из лучших в стране собраний религиозной деревянной скульптуры) находится в подвешенном состоянии с декабря 2007 года. Именно тогда был объявлен международный архитектурный конкурс на разработку проекта нового здания галереи, поскольку в 2011 году Спасо-Преображенский кафедральный собор, в котором она хранит и показывает свои коллекции, планировалось передать Русской православной церкви (РПЦ).

Теперь Спасо-Преображенский собор, памятник архитектуры первой трети XIX века, находится в собственности Пермской епархии. Галерея безвозмездно арендует его помещения, хотя в любой момент договор этот может быть расторгнут. Власти Пермского края начали подбор здания, в которое мог бы переехать музей; 13 августа прошел очередной, уже второй аукцион, ничем не завершившийся, так как заявка единственного претендента — ООО «Тандем» — признана не соответствующей требованиям к проведению аукциона в электронной форме.

ООО «Тандем» выставил на торги помещения на улице Окулова (д. 4), один из бывших корпусов Пермского военного института ракетных войск (историческое название — ПВКИУ, в последнее время — ПВВКИКУ), относительно пригодный для временного размещения коллекций музея. Конечно, новому жилищу Художественной галереи требуется основательный ремонт, однако в случае передачи ей этого здания можно было бы говорить о том, что процесс переезда коллекций сдвинулся с мертвой точки. Теперь же, когда аукцион опять закончился ничем, музей открывает новый сезон в полнейшей неопределенности.

Юлия Тавризян, директор Пермской художественной галереи, объяснила TANR ситуацию следующим образом: «Если не будет здания, готового принять наши фонды, то нам некуда будет выезжать, а выезжать придется, потому что наш Спасо-Преображенский собор является собственностью РПЦ и мы каждый год подписываем договор аренды. Если епархия не продлит договор, то поедем мы, видимо, на улицу. Надеемся, что будет еще один, третий, этап покупки здания бывших казарм. Мы уже готовим на него техническое задание для реконструкции и приспособления под галерею. Хотя и этих помещений мало и они крайне неудобные, а сил на реконструкцию понадобится очень много, но уже надо как-то решить этот вопрос».

Проблема переезда галереи возникла более 40 лет назад. Все это время власти города и Пермской области (а затем Пермского края) пытались найти варианты нового здания для музея, показывающего в Спасо-Преображенском соборе не более 2% своих коллекций в год. Площадь собора около 3,5 тыс. кв. м, экспозиционная территория — приблизительно 1,2 тыс. кв. м, на хранение фондов музею остается примерно 1,5 тыс. кв. м. В нынешней галерее вообще нет места для специальных образовательных зон, сервисов для посетителей, поскольку собор — это памятник архитектуры, перестройка его невозможна.

Конечно, местоположение на «туристической тропе», архитектурное доминирование над центром города и то, что наиболее ценными экспонатами в коллекции являются произведения религиозного искусства (деревянная скульптура и строгановская икона, золотное шитье, а также другие произведения «строгановской культуры»), давали Пермской художественной галерее массу стратегических преимуществ. Тем не менее еще в 1974 году первый секретарь Пермского обкома КПСС Борис Коноплев ставит вопрос о строительстве дополнительного здания для музея (собор планировали оставить музейным филиалом). Проект нового здания в районе Центрального рынка разрабатывался под грифом «Дом быта»: таким нехитрым образом в СССР часто маскировали незапланированные стройки под запланированные объекты капитального строительства. Однако проект не был реализован, и сегодня на этом месте находится общежитие Медакадемии.

Позднее каждый руководитель области/края предлагал хотя бы один вариант переезда или же расширения галереи. Таких эпизодов можно насчитать более двух десятков. Наиболее яркие из них — возможный переезд в здание ФСБ (идея была актуальна в 1990-е годы), а также передача галерее вместе с краеведческим музеем всего комплекса зданий Пермского военного института ракетных войск на ул. Монастырской (целый квартал, около 30 тыс. кв. м).

Но из двух десятков потенциальных вариантов переезда музейных коллекций не реализовался ни один, так как готового здания, соответствующего техническим условиям размещения экспонатов и статусу галереи в городе, не было и нет. Реконструкция существующих помещений не всегда возможна и всегда дорога. Из-за чего предлагавшиеся варианты не реализовались по техническим (состояние постройки и ее несоответствие музейным стандартам) или экономическим (отсутствие средств на приобретение) причинам.

Сегодня ситуация не только не улучшилась, а скорее, усугубилась, поскольку все наиболее подходящие площадки в городе находятся в частной собственности или в аренде. Временное прибежище для музея искать нет смысла, потому что технически и экономически это вряд ли проще строительства нового здания.

История переездов и мытарств художественных собраний, кстати, будет представлена на выставке 2016 года, которую Пермская художественная галерея делает благодаря гранту Благотворительного фонда Владимира Потанина. «Задача этого выставочного проекта, — объясняет Юлия Тавризян, — не воевать, а перевести отношения с обществом, властью и церковью в конструктивное русло».

Предыдущий губернатор Пермского края Олег Чиркунов, инициировавший многофункциональный проект «пермской культурной революции» под руководством Марата Гельмана, объявил международный конкурс на строительство нового здания для галереи. Тогда казалось, что свет в конце тоннеля забрезжил и проблемы наконец будут решены. Однако любимым детищем устроителей «пермской культурной революции» стал Пермский музей современного искусства (PERMM), разместившийся в здании Речного вокзала, ныне ремонтируемом (PERMM успел временно получить для своих коллекций и бесперебойной работы помещение на бульваре Гагарина)

Тем не менее международный архитектурный конкурс, вызвавший небывалый медийный ажиотаж, провели еще в 2007 году. По его итогам архитекторы Борис Бернаскони и Валерио Олджати (Швейцария) разделили первое и второе места, а бюро Захи Хадид заняло третье место. Однако ни один проект не учитывал специфику места в полном объеме, из-за чего результаты конкурса были признаны недействительными, а председатель жюри Петер Цумтор (Швейцария), один из ведущих мировых архитекторов, получил заказ на разработку концепции проекта нового здания. Концепцию приняли — проект закрыли, поскольку экспертиза места, сделанная в процессе работы, показала: строить на берегу Камы (врезаясь зданием в уже существующий ландшафт) категорически нельзя.

Позже возник вариант с переездом Художественной галереи в здание Речного вокзала, где в тот момент размещался PERMM. Но повышенная влажность и агрессивная природная среда, потенциальная возможность наводнения (здание стоит прямо у реки) стали причиной отказа и от этого варианта, который с самого начала не устраивал музейщиков еще и своей двусмысленностью. Понятно же, что отнимать здание у коллег из PERMM никому не хотелось.

На последнем этапе борьбы за переезд возникло помещение бывших казарм ПВКИУ, расположенное напротив нынешнего здания галереи. Тех самых казарм, что фигурировали на нынешнем августовском аукционе. Для разработки проекта их реновации пригласили английское архитектурное бюро Casson Mann, разработавшее концепцию комфортного размещения музея только при условии покупки не одного, но двух зданий (во дворе находится бывший спортзал, который надо снести, для того чтобы построить на его месте реставрационно-консервационный центр площадью 3 тыс. кв. м).

Однако правительство края снова не нашло способа покупки бывших казарм под снос. Решили, что по бюджетному законодательству это сделать нельзя, после чего и собрались выкупать у собственника лишь одно здание из двух возможных. Площадь его около 10 тыс. кв. м, хотя самое неприятное здесь даже не ограниченная территория, но высота перекрытий (3 м), противоречащих общепринятым экспозиционным стандартам, из-за чего возникает необходимость расшивать потолки, притом что бывшие казармы построены по принципу каркасной системы. Соответственно, при увеличении высоты потенциальных экспозиционных помещений площадь будущего музея резко уменьшается, хотя фонды при этом никуда не деваются. И 3 тыс. кв. м, необходимые под корректное хранение, приходится включать в этот единственный объем.

У бывших казарм есть и другая техническая проблема — нынешняя нагрузка на перекрытия. Собственник (ООО «Тандем», выставившее здание на августовский аукцион) первоначально предполагал перестроить их под деловой центр и уже начал подготовку к продаже и аренде в соответствии с нормативной нагрузкой для офисных помещений — 200 кг на 1 кв. м. В то же время норма для общественных зданий — 400 кг на 1 кв. м, а для хранения музейных фондов — и вовсе 800 кг при использовании стационарного оборудования и 1260 кг, если музей планирует использовать передвижное оборудование.

После появления планов о покупке здания на улице Окулова ООО «Тандем» прекратило в бывших казармах любые строительные работы и уже более года держит его на балансе, охраняя и оплачивая все расходы по содержанию. Для того чтобы музей смог переехать в предлагаемые помещения, помимо изменения высотности, важно укрепить стены и перекрытия, застроив пространство между ризалитами (часть здания, выступающая за основную линию фасада, идущая во всю его высоту), — только таким образом можно получить условия, необходимые для экспонирования важнейших частей пермской коллекции. В нынешнем виде помещение бывших казарм не способно вместить ни знаменитых на весь мир деревянных «пермских богов», нуждающихся в особом режиме климат-контроля, ни западноевропейскую живопись большого формата, ни тем более монументальные соцреалистические картины.

Однако даже это здание на первом этапе переезда могло бы хоть как-то решить проблему музея, поскольку он ежегодно с трудом продлевает договор безвозмездной аренды сегодняшних помещений у Пермской епархии РПЦ, вполне логично объясняющей, что продление аренды возможно только при условии реальных шагов властей края по освобождению Спасо-Преображенского собора.

Что касается требуемых музейных площадей, то существует интернациональная формула, по которой они рассчитываются по всему миру. Исходя из общепринятого международного стандарта Пермская художественная галерея должна занимать здание площадью около 23–26 тыс. кв. м. В нынешних условиях, во-первых, это невозможно из-за финансово-бюрократических положений, во-вторых, такие выставочные пространства крайне дорого содержать. В музее считают достаточной площадь около 16 тыс. кв. м. После принятия решения о приобретении двух бывших зданий ПВКИУ площадь Пермской художественной галереи сократилась бы до 12,5 тыс. кв. м, а сейчас (когда остается одно здание, да и августовский аукцион прошел безрезультатно) на все про все причитается в лучшем случае 9,5–10 тыс. кв. м — примерно треть от международных музейных стандартов.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+