18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Ольга Шашкова: «Через 30 лет забвения исторической личностью вообще никто не захочет заниматься»

№89
Материал из газеты

В марте 2021 года Российскому государственному архиву литературы и искусства (РГАЛИ) исполняется 80 лет. Его директор Ольга Шашкова рассказала нам о спасении архива Татлина, автографе Пушкина и открытии новых фондов

В чем специфика РГАЛИ, его отличие от других архивов страны?

Справка

Ольга Шашкова
Директор Государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ)

В 1986 году с отличием окончила Московский историко-архивный институт по специальности «истори­ко-архивоведение». Работала в Центральном государственном архиве РСФСР, редакциях журналов «Народный депутат», «Российская Федерация», ряде издательств.
С 2009 по 2014 год была заместителем декана факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ.
Кандидат исторических наук, специалист в области источниковедения конца XIX — XX века, автор нескольких десятков научных работ, доцент РГГУ, лауреат премии Союза писателей РФ. 
В августе 2019 года сменила на посту директора РГАЛИ Татьяну Горяеву.

Еще…

Мы относимся к федеральным архивам. Таких в стране всего 16: 10 — в Москве, 2 — в Санкт-Петербурге, остальные — в регионах. В преддверии юбилея мы начали выяснять подробности своей истории, она оказалась не столь простой, как мы предполагали. К созданию нашего архива подтолкнула перегруженность Государственного музея литературы. До начала 1930-х им руководил видный большевик Владимир Бонч-Бруевич. Под его руководством собирали архивы литераторов либерально-демократического толка, потом к литературе добавились другие виды искусства, музей не мог вместить всего. Да и над самим Бонч-Бруевичем нависла угроза, его влияние стало стремительно ослабевать. С конца 1920-х годов в Европе сильно ощущалась угроза вой­ны, и был риск потерять архивы, разбросанные по небольшим имениям, провинциальным музеям. Поэтому решили аккумулировать все документы в одном месте. Вначале мы назывались ЦГЛА — Центральный государственный литературный архив, с 1960-х — ЦГАЛИ, а в постсоветское время — РГАЛИ.

Россия в архивном деле отставала от Европы?

Вся эта отрасль — государственное централизованное хранение документов, имеющих национальное значение, — оформилась и в России, и на Западе только в XX веке. Среди различий — в Западной Европе в архивах сидят в основном юристы, а в наших — исследователи культуры.

Неужели до этого ценность архивов не осознавали?

Осознавали. Уже в эпоху Великой Французской революции в той же Франции, в Англии существовало немало семейных архивов. Просто раньше государство не считало своей обязанностью их хранить.

Есть ли статистика по количеству документов в РГАЛИ?

По состоянию на 1 января 2020 года мы храним более 1747 тыс. дел, которые распределены по 3280 фондам. Подавляющее большинство фондов (2858) — личного происхождения — архивы писателей, художников, музыкантов и композиторов, фотографов, публицистов, актеров. Кроме этого, есть фонды государственных учреждений культуры. Всего их 500, но количество дел в них приближается к миллиону.

Кто и как решает, чей архив достоин попасть в РГАЛИ?

В нашем архиве, как и во всех федеральных, существует экспертно-проверочная комиссия (ЭПК), которая определяет, берем ли мы тот или иной архив. Учитывается, во-первых, вклад человека в культуру, оцененный общественностью, отчасти властью. Во-вторых, полнота архива. Иногда речь идет об известных людях, но документов, показывающих их жизненный путь и творческие искания, немного. Тогда мы вынуждены отказать. Хотя на моей памяти таких случаев не было. Когда архив передается к нам, мы его сортируем и описываем, что занимает от нескольких месяцев до нескольких лет. Результат этой работы также утверждает ЭПК, после чего описи появляются в отсканированном виде в каталоге на сайте и в читальном зале — все в открытом доступе.

Храните ли вы произведения изобразительного искусства?

Это непростой вопрос. С одной стороны, мы не музей и не библиотека, с другой, иногда люди хотят передать нам всю коллекцию: и документы, и вещи. Если количество предметов невелико, мы их принимаем. Сейчас в РГАЛИ проходит выставка мемориальных вещей Майи Плисецкой, посвященная ее 95-летию. На ней представлены, например, знаменитые фарфоровые гвоздики — подарок Роберта Кеннеди, простое (как сейчас уже кажется) платье от Пьера Кардена, кастаньеты, с которыми Майя Михайловна танцевала «Кармен-сюиту». Таким же образом из других источников среди прочего к нам попали картина Ивана Айвазовского, работы Константина Коровина, мы храним архивы Эль Лисицкого и ряда других авангардистов, у нас немало произведений Владимира Татлина. 

С Татлиным отдельная история. Когда в 1953 году он умер, его наследникам потребовалось срочно освободить квартиру — они были готовы все выбросить на помойку. К счастью, неравнодушные люди позвонили в архив, и наши сотрудники буквально спасли наследие художника. Сегодня картины Татлина — гордость РГАЛИ. Мы постоянно даем их на выставки, они путешествовали даже в Мексику. Они несут отпечаток сложных обстоятельств его жизни: у Татлина не было денег на холсты, он писал картины с двух сторон полотна.

Но и помимо картин у нас хранится немало редкостей. Например, пять автографов Александра Пушкина, рукописи Анны Ахматовой, Валерия Брюсова, Ивана Бунина, Михаила Пришвина, Антона Чехова и сотен других наших, говоря казенным языком, фондообразователей, а на самом деле — выдающихся личностей.

Могут ли фондообразователи закрыть архив, ограничить к нему доступ исследователей?

Могут. Иногда закрывают частично, например личную переписку, что связано с приватной информацией. Иногда фонд недоступен полностью. Так, на 25 лет после передачи в РГАЛИ был закрыт архив легендарного исследователя русского авангарда Николая Харджиева (1903–1996). Запрет был снят совсем недавно. В 2017-м мы провели большую выставку совместно с фондом IN ARTIBUS, на которой показали многие документы Николая Ивановича, был издан прекрасный каталог. У Харджиева очень богатый фонд. Он жил историей авангарда, для него эти художники были не именами из книг, а друзьями, он их оценивал пусть и пристрастно, но точно.

Иногда происходит наоборот: фондообразователь дает исследователям широкий доступ, а его наследники позже пытаются процесс контролировать. Например, падчерица Константина Симонова просит ставить ее в известность, кто работает с архивом отчима, у нее надо письменно просить разрешение, хотя она быстро отвечает и практически никогда не препятствует. А вот наследники известного этнографа Федора Аристова (1888–1932) не так давно его архив закрыли. В этом есть риск, ведь человеческая память скоротечна, и через 30 лет забвения исторической личностью вообще никто не захочет заниматься, появятся другие герои.

А есть ли фонды, которые вот-вот должны открыться?

В этом году мы завершим обработку фонда Бориса Чаковского (1913–1994), видного номенклатурного советского писателя, который, помимо прочего, четверть века был главным редактором «Литературной газеты». У него огромный фонд — около 5 тыс. единиц хранения. И станет доступен (может быть, именно это интересно историкам искусства) фонд скульптора Вадима Сидура (1924–1986).

Вы работаете директором РГАЛИ не так давно — с сентября 2019 года. В чем вы видите свою миссию?

Я хочу, чтобы сотрудники архива раскрыли свой творческий потенциал, чтобы им было интересно работать. Мне бы хотелось, чтобы у моих подчиненных и у меня оставались силы и время на научную работу. Она, как серебро очищает любую воду, очищает любой информационный поток. В 2017 году в РГАЛИ открылся выставочный зал, где мы показываем результаты своих изысканий. У нас есть издательская программа — сейчас вышел из печати третий том дневников Ольги Берггольц, готовим наш «фирменный» сборник «Встречи с прошлым», 13‑й по счету. Мы сотрудничаем с вузами, в частности с «Вышкой», с РГГУ, с академическим Институтом мировой литературы. И никто не отменял важнейшей, составляющей жизнь архива текучки: описание фондов, ответы на запросы (а их более 2,5 тыс. в год). Наши главные задачи — получать документы на государственное хранение, систематизировать их и хранить. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+