Софья Троценко: «„Винзавод“ возник из мечты сделать мир лучше»

Основатель Центра современного искусства «Винзавод» и президент Фонда поддержки современного искусства «Винзавод» рассказывает о проекте для молодых художников «Открытые студии» и о том, как дальше будет развиваться старейший московский арт-кластер

Софья Троценко. Фото: ЦСИ «Винзавод»
Софья Троценко.
Фото: ЦСИ «Винзавод»

Вы уже пятый сезон проводите «Открытые студии». Что это за проект? Как вы отбираете участников? Платите ли вы стипендии и какие там условия вообще?

«Открытые студии» — проект, который мы запустили в рамках стратегического направления «Винзавод. Новые имена». «Открытые студии» — это не просто мастерская, куда участники приходят работать. Это уникальное открытое пространство, которое дает возможность всем желающим познакомиться с тем, как устроена работа художников изнутри, и это важное условие. Художники учатся коммуницировать с коллекционерами и посетителями, рассказывать про свои проекты. Для нас, как для институции, важна популяризация искусства. Мы приоткрываем двери всем желающим, чтобы они могли знакомиться с тем, что представляет собой современное искусство.

Иван Симонов. «Окошко». 2020. «Поэзия в воздухе». 2020. Фото: ЦСИ «Винзавод»
Иван Симонов. «Окошко». 2020. «Поэзия в воздухе». 2020.
Фото: ЦСИ «Винзавод»

Помимо прочего, у «Открытых студий» обширная образовательная программа для художников, которая состоит из занятий с куратором-тьютором, английским языком, знакомств с разными экспертами, критиками, журналистами и коллекционерами. Нам важно, чтобы ребята познакомились и научились общаться с теми, от кого потом будет зависеть их карьера.

Немаловажным является международное направление. Многие художники уже побывали в разных странах. К примеру, Лиза Штормит, художница второго сезона «Открытых студий», с октября по декабрь обучается в резиденции ACME в Лондоне по программе, которая организована Фондом поддержки современного искусства «Винзавод» совместно с MOCT Arts Foundation, и это тоже, кстати, неоценимый опыт.

Миша Гудвин. Из серии «Трансформировать выделенную область». 2019. Фото: ЦСИ «Винзавод»
Миша Гудвин. Из серии «Трансформировать выделенную область». 2019.
Фото: ЦСИ «Винзавод»

В основном художники очень активны, выставляются в галереях и даже музеях по всей стране. Из самых активных выпускников «Открытых студий», тех, чьи имена на слуху, могу назвать Андрея Андреева, Мику Плутицкую, Мишу Гудвина, Нику Черняеву и Катю Герасименко, у которой сейчас проходит выставка в галерее «Триумф».

«Винзавод» начинался как первый галерейный кластер, самый знаменитый в Москве. Но все меняется: пандемия, многие институции предпочитают уходить в онлайн, в моде всякие поп-ап-проекты, разовые какие-то истории. И у вас тоже меняются галереи. Интересно, как происходит этот процесс, как вы отбираете новые галереи. Есть ли какие-то особые условия? Кого вы не возьмете на освободившееся место?

Сейчас это происходит совершенно так же, как происходило в самом начале. Когда к нам хочет попасть какая-то галерея, мы просим прислать концепцию проекта и список художников, с которыми она работает.

Юлия Немова. «Широкий мыслитель». 2020. Фото: ЦСИ «Винзавод»
Юлия Немова. «Широкий мыслитель». 2020.
Фото: ЦСИ «Винзавод»

Что меняется? Состав галерей поменялся, но их количество на протяжении этих 13 лет примерно одно и то же. Я считаю, что это хорошо, потому что это здоровая конкуренция, те, кто успевает перестроиться под новые форматы работы, под новые вызовы, остаются на плаву.

Что касается новых форматов работы, то последние несколько лет мы развиваем различные коллаборации у нас на территории. Партнерство искусства и моды нам кажется особенно привлекательным. Это две активные сферы, которые давно имеют практику объединения. И мы уже делали различные коллаборации дизайнеров и художников в «Открытых студиях». Сегодня такого рода сотрудничество может быть максимально успешным и дать новый потенциал развития. А в сентябре к нам полностью переехал офис Faces&Laces. Мне кажется важным, чтобы появлялись новые проекты, которые вдохновляют на новые начинания.

Иван Симонов. «Искусство лечит — теперь вы здоровы». 2020. Фото: ЦСИ «Винзавод»
Иван Симонов. «Искусство лечит — теперь вы здоровы». 2020.
Фото: ЦСИ «Винзавод»

По вашему пути пошли многие площадки. В Москве уже масса кластеров разного типа, связанных с искусством. Или вот новая организация, которая называется Cube.Moscow — единое пространство, где галереям выделены уголки; масса галерей туда устремилась тоже. Вы чувствуете конкуренцию? Какие у вас преимущества с точки зрения поддержки галерей?

На самом деле не такая уж и масса! Никаких других кластеров, которые работают осознанно и системно с современным искусством, нет. Artplay — проект, который связан с дизайном, «Флакон» — то же самое, «Гараж» стал музеем. А больше-то мы никого и не назовем. Что касается конкуренции вообще, то, на мой взгляд, это положительный фактор для развития любой отрасли, и арт-рынок не исключение.

Если говорить о Cube.Moscow, то они работают совершенно по другим принципам. Они имеют возможность давать площадку тем галереям, которые не могут осесть у нас. Это небольшие галереи, начинающие галереи, галереи, которые работали в онлайн-формате и делают первые шаги по выходу в офлайн. Пространство Cube дополняет общую возможность развития российского арт-рынка, и мы считаем их скорее своими друзьями и партнерами, чем конкурентами.

Ника Черняева. Из серии Tall Stories. 2020. Фото: ЦСИ «Винзавод»
Ника Черняева. Из серии Tall Stories. 2020.
Фото: ЦСИ «Винзавод»

Мы видим по опыту разных площадок, начиная с Нью-Йорка и Лондона, как то, что было освоено как художественное пространство, в конце концов становится таким привлекательным коммерчески, что в результате по законам джентрификации вместо художников там появляются бизнес-проекты или элитное жилье. И все, конечно, с ужасом ждут, что нечто подобное может случиться с «Винзаводом». Какова дальнейшая судьба «Винзавода»? На сколько лет вперед вы планируете вашу деятельность?

Когда мы открывали «Винзавод» в 2007 году, мы планировали свою деятельность на десять лет. Мне тогда казалось, что, если мы проработаем десять лет, это будет невероятным подвигом. В 2000-е годы вообще такого масштаба современного искусства даже не предвиделось. Но, когда мы объявляли свою программу по итогам десятилетия, мы осознали, что всё так быстро меняется: мир меняется, вообще всё в системе искусства — принципы работы, коммуникации, — что невозможно запрограммировать деятельность больше чем на три-четыре года. Поэтому мы для себя определили трехлетний цикл планирования, а любые изменения, которые могут произойти, будут продиктованы стремлением к развитию кластера и программ фонда.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+