Культ музеев: продлевать будете?

Что-то исподволь подтачивает устои музейного царства. Оно, конечно, не рухнет в обозримой перспективе, но наверняка трансформируется

Фрагмент мозаики с Иоанном Крестителем в соборе Святой Софии в Стамбуле. Фото: Александр Золотов / ТАСС
Фрагмент мозаики с Иоанном Крестителем в соборе Святой Софии в Стамбуле.
Фото: Александр Золотов / ТАСС

Сколь бы разрушительным ни выдался XX век, все-таки одним из главных его векторов был вектор созидания. В том числе созидания музейного. Именно XX век стал кульминацией этого процесса: возникла мировая музейная индустрия — с собственной экономикой, кадровыми ресурсами и потребительскими сегментами. Еще совсем недавно слово «музеефикация» казалось почти священным, а отдельные сбои в функционировании глобального механизма воспринимались как «временные трудности». 

Потолок в соборе Святой Софии, Стамбул. Фото: DiChatz
Потолок в соборе Святой Софии, Стамбул.
Фото: DiChatz

И вдруг что-то изменилось — поначалу едва уловимо. Хотя термин «размузеивание» не вошел пока в культурологический обиход и даже может быть воспринят как алармистский, нечто актуальное за ним все же кроется. Симптомы «размузеивания» слишком разнородны и разноречивы, чтобы на их основании ставить безоговорочный диагноз, и тем не менее симп­томы эти множественны. Приведем лишь три примера — все из новостей минувшего лета. В июне Айке Шмидт, директор Галереи Уффици, предложил вернуть большой корпус произведений религиозного искусства из итальянских музеев обратно в церкви, откуда они были когда-то изъяты. В июле потеряла свой музейный статус легендарная Айя-София в Стамбуле, вновь превращенная в мечеть вопреки завету Ататюрка. Наконец, в июле же Американский альянс музеев опросил директоров более чем 750 профильных организаций и пришел к выводу, что около трети всех музеев в США могут закрыться из-за последствий коронакризиса.

Дуччо ди Буонинсенья. «Мадонна с Младенцем и ангелами» («Мадонна Ручеллаи»). 1285. Фото: The Uffizi
Дуччо ди Буонинсенья. «Мадонна с Младенцем и ангелами» («Мадонна Ручеллаи»). 1285.
Фото: The Uffizi

Читатель возразит: эти события и тенденции не связаны между собой. Да, разумеется, у них нет единой подоплеки, и к общему знаменателю они вроде бы не приводятся. Айке Шмидт всего лишь кинул пробный камень (и тут же столкнулся с недовольством коллег). Проблема Айя-Софии носит выраженный политический характер, и остается лишь гадать — более внутренний или все-таки внешний. А с американскими музеями, которые почти сплошь частные, а не государственные, дело всегда обстояло несколько наособицу. Хотя вот что любопытно: значимые коллекции там иногда удавалось спасать от распыления. Например, в 2014 году после банкротства вашингтонской Галереи Коркорана ее фонды передали в Национальную художественную галерею. Станут ли удерживать от распродажи другие собрания в случае массового обвала? Ответ не очевиден.

Потолочная фреска «Мария с младенцем» в церкви Хора в Стамбуле. Фото: Gerald Figal
Потолочная фреска «Мария с младенцем» в церкви Хора в Стамбуле.
Фото: Gerald Figal

То и дело с разных концов света доносятся чьи-нибудь высокопоставленные ламентации: содержать такую прорву музеев накладно, сами себя они не прокормят, а меценатов на всех не напасешься. Отсюда мораль: сохранить лучшие и «градообразующие», остальные распустить за ненадобностью. Подобные призывы почти сразу попадают в категорию «чижика съел», однако меньше их не становится.

Экономические резоны иной раз подпираются рассуждениями медийного свойства: мол, в цифровую эру любые экспонаты должны быть в идеальном качестве доступны в интернете — к чему эти офлайновые излишества? А религиозные мотивы в деле «размузеивания» вполне могут соревноваться с мотивами идеологическими. В частности, мы ведь пока не представляем себе, чем обернется стратегия культурной деколонизации, если довернуть ее до полнейшей неумолимости… Словом, что-то исподволь подтачивает устои музейного царства. Оно, конечно, не рухнет в обозримой перспективе, но наверняка трансформируется. Не оставляет ощущение, что человечество, накопив критическую массу музейных объектов и единиц хранения, впало теперь в задумчивость: что же со всем этим делать дальше? 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
5
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+