Культ музеев: продлевать будете?

Что-то исподволь подтачивает устои музейного царства. Оно, конечно, не рухнет в обозримой перспективе, но наверняка трансформируется

Фрагмент мозаики с Иоанном Крестителем в соборе Святой Софии в Стамбуле. Фото: Александр Золотов / ТАСС
Фрагмент мозаики с Иоанном Крестителем в соборе Святой Софии в Стамбуле.
Фото: Александр Золотов / ТАСС

Сколь бы разрушительным ни выдался XX век, все-таки одним из главных его векторов был вектор созидания. В том числе созидания музейного. Именно XX век стал кульминацией этого процесса: возникла мировая музейная индустрия — с собственной экономикой, кадровыми ресурсами и потребительскими сегментами. Еще совсем недавно слово «музеефикация» казалось почти священным, а отдельные сбои в функционировании глобального механизма воспринимались как «временные трудности». 

Потолок в соборе Святой Софии, Стамбул. Фото: DiChatz
Потолок в соборе Святой Софии, Стамбул.
Фото: DiChatz

И вдруг что-то изменилось — поначалу едва уловимо. Хотя термин «размузеивание» не вошел пока в культурологический обиход и даже может быть воспринят как алармистский, нечто актуальное за ним все же кроется. Симптомы «размузеивания» слишком разнородны и разноречивы, чтобы на их основании ставить безоговорочный диагноз, и тем не менее симп­томы эти множественны. Приведем лишь три примера — все из новостей минувшего лета. В июне Айке Шмидт, директор Галереи Уффици, предложил вернуть большой корпус произведений религиозного искусства из итальянских музеев обратно в церкви, откуда они были когда-то изъяты. В июле потеряла свой музейный статус легендарная Айя-София в Стамбуле, вновь превращенная в мечеть вопреки завету Ататюрка. Наконец, в июле же Американский альянс музеев опросил директоров более чем 750 профильных организаций и пришел к выводу, что около трети всех музеев в США могут закрыться из-за последствий коронакризиса.

Дуччо ди Буонинсенья. «Мадонна с Младенцем и ангелами» («Мадонна Ручеллаи»). 1285. Фото: The Uffizi
Дуччо ди Буонинсенья. «Мадонна с Младенцем и ангелами» («Мадонна Ручеллаи»). 1285.
Фото: The Uffizi

Читатель возразит: эти события и тенденции не связаны между собой. Да, разумеется, у них нет единой подоплеки, и к общему знаменателю они вроде бы не приводятся. Айке Шмидт всего лишь кинул пробный камень (и тут же столкнулся с недовольством коллег). Проблема Айя-Софии носит выраженный политический характер, и остается лишь гадать — более внутренний или все-таки внешний. А с американскими музеями, которые почти сплошь частные, а не государственные, дело всегда обстояло несколько наособицу. Хотя вот что любопытно: значимые коллекции там иногда удавалось спасать от распыления. Например, в 2014 году после банкротства вашингтонской Галереи Коркорана ее фонды передали в Национальную художественную галерею. Станут ли удерживать от распродажи другие собрания в случае массового обвала? Ответ не очевиден.

Потолочная фреска «Мария с младенцем» в церкви Хора в Стамбуле. Фото: Gerald Figal
Потолочная фреска «Мария с младенцем» в церкви Хора в Стамбуле.
Фото: Gerald Figal

То и дело с разных концов света доносятся чьи-нибудь высокопоставленные ламентации: содержать такую прорву музеев накладно, сами себя они не прокормят, а меценатов на всех не напасешься. Отсюда мораль: сохранить лучшие и «градообразующие», остальные распустить за ненадобностью. Подобные призывы почти сразу попадают в категорию «чижика съел», однако меньше их не становится.

Экономические резоны иной раз подпираются рассуждениями медийного свойства: мол, в цифровую эру любые экспонаты должны быть в идеальном качестве доступны в интернете — к чему эти офлайновые излишества? А религиозные мотивы в деле «размузеивания» вполне могут соревноваться с мотивами идеологическими. В частности, мы ведь пока не представляем себе, чем обернется стратегия культурной деколонизации, если довернуть ее до полнейшей неумолимости… Словом, что-то исподволь подтачивает устои музейного царства. Оно, конечно, не рухнет в обозримой перспективе, но наверняка трансформируется. Не оставляет ощущение, что человечество, накопив критическую массу музейных объектов и единиц хранения, впало теперь в задумчивость: что же со всем этим делать дальше? 

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+