Да-да свободе, нет-нет войне!

№83, июль-август 2020
№83
Материал из газеты

Героями этой книги стали незаслуженно забытые участники нью-йоркского дада — баронесса Эльза фон Фрейтаг-Лорингхофен и Артюр Краван

Франсис Пикабиа. «Оптофон I». 1921–1922. Фото: Paris, Musée d'art moderne de la ville de Pari
Франсис Пикабиа. «Оптофон I». 1921–1922.
Фото: Paris, Musée d'art moderne de la ville de Pari

Публикации и выставки критика Амелии Джонс открыли арт-миру феминисток в лице сегодняшнего классика Джуди Чикаго и явили историю авангарда в новой оптике: ее диссертация «Постмодернизм и гендерное становление Дюшана» в 1994 году вышла отдельным изданием. Нынешняя работа, увидевшая свет в 2004-м, рассказывает о неизвестных и, по мнению автора, замалчиваемых аспектах истории нью-йоркского дада, индикатором которых были аутсайдеры вроде Артюра Кравана и в особенности баронессы Эльзы фон Фрейтаг-Лорингхофен — художницы, перформера, загадочной фигуры и, если следовать тексту Джонс, ее любимого персонажа в истории авангарда.

Исследование не претендует на всеохватность, но ставит целью выявить зашоренность представлений об авангарде, центрированных вокруг фигуры Марселя Дюшана (ему автор в целом симпатизирует) и феномена реди-мейда (чей авангардизм видится Джонс двусмысленным). Своими текстами — главы книги можно читать как отдельные эссе — она стремится «нарисовать портрет нью-йоркского дадаизма, который выявит ограниченность этого течения в свете социальных и гендерных изменений, напомнит, скольким оно обязано радикальным феминисткам».

Джонс не просто восстанавливает исторический контекст, но позволяет осязаемо погрузиться в него и вдохнуть атмосферу тех лет. Она внимательна к деталям биографий и прочим «субъективным параметрам». Однако не на уровне копания в злачных подробностях, а в той мере, в какой жизнеописание отдельного человека остается частью истории. Джонс полемизирует не только с теоретиками авангарда (например, с Петером Бюргером), но еще и с постмодернистской идеей «смерти автора», выступающей, по ее словам, подспорьем «консервативной модели, в рамках которой одни работы входят в канон, а другие — нет».

Джонс А. Иррациональный модернизм: Неврастеническая история нью-йоркского дада. М.: Гилея, 2019. 364 с.
Джонс А. Иррациональный модернизм: Неврастеническая история нью-йоркского дада. М.: Гилея, 2019. 364 с.

Важны для автора книги не только произведения художников, подписанные их именами, но и позиция, связанная, как в случае Дюшана, Франсиса Пикабиа и Ман Рэя, с нежеланием быть частью кровавой машинерии Первой мировой войны. Как следствие — переживание уклонистами «феминизации» маскулинности на фоне военно-патриотической истерии, мучительный раскол идентичности и, в качестве компенсации, разгульная жизнь, доводящая до истощения (неврастении). Трактовки, предлагаемые Джонс, могут показаться неубедительными (попытки увидеть в отверстиях дюшановского писсуара «символы ранения», а в работах с тенями — страх смерти). Но доскональное знание автором контекста не оставляет сомнений в их уместности. Если война приводила в смятение, а ее ужасы виделись повсюду, были ли художники исключением из правил?

Впрочем, в творчестве Дюшана со товарищи Джонс обнаруживает не только признаки сопротивления действительности, которое ценит и подробно описывает, но и двусмысленность занимаемой позиции. Согласно которой художники «не осуждали причастность арт-институтов к превращению творчества в товар», но указывали, что «художественная практика укоренена в экономических и иных системах ценностей». Их работы, в особенности реди-мейды, для того же Бюргера ставшие знаменем авангарда, будучи симптомами неврастении общества, оставались все же попыткой ее сублимации «в свободных от риска визуальных образах и эстетических стратегиях».

Автор книги сравнивает реди-мейды нью-йоркского дада — формально лощеные, не чуждые эстетизму и культу гения, превращающего профанный объект в искусство, — с объектами Фрейтаг-Лорингхофен. Она подчеркивает их «органическую иррациональность», шероховатость, небрежность исполнения и почти полное безразличие автора к их судьбе (лишь чудом многие из них удалось извлечь на свет относительно недавно). Но на первый план Джонс выдвигает не корпус работ, а «жизненный дадаизм» баронессы (и Артюра Кравана, с которым ее часто сравнивает), разыгрываемый в духе «провокативного культурного перформанса». В повседневной жизни она щеголяла по улицам в удивительных дада-нарядах из городского мусора и эксцентричными поступками стилизовала себя под авангардное произведение. 

Такие персонажи, как Краван и баронесса, резюмирует Джонс, «воплощая свои внутренние неврозы, связанные с модернизированным городом», явили пример органически переживаемого внутреннего дадаизма как образа жизни, «своим пограничным поведением обозначив пределы самого авангардизма». 

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
Археологам Государственного Эрмитажа в полевом сезоне 2022 года удалось сделать очередное сенсационное открытие. Множество предметов, созданных около полутора тысяч лет назад, извлечены из кургана Чинге-Тей-1 в саянской Долине царей
25.01.2023
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
3
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
4
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
Ключевые экспонаты Владимиро-Суздальского музея-заповедника, прибывшие в Москву, иллюстрируют все эпохи и жанры искусства допетровской Руси
30.01.2023
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
7
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+