18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Павел Пригара: «Здесь больше свободы»

Директор петербургского Манежа рассказал о планах на проект с куратором Венецианской биеннале Ральфом Ругоффом, о петербургской художественной традиции и новой выставке легендарного фотоагентства Magnum

Пять лет назад директором петербургского Центрального выставочного зала «Манеж» стал мало кому известный в арт-мире Павел Пригара. Человек с техническим образованием, сотрудник знаменитого Пятого канала, бизнесмен, государственный служащий и, наконец, директор учреждения культуры, он оказался «замковым камнем» между властью и искусством. Петербургский Манеж превратился не просто в модное, но в важное место: выставки здесь обязательны к посещению.

В сентябре исполнится пять лет вашего директорства. В чем были главные сложности и что стало главным вашим достижением?

Сложной я бы назвал сегодняшнюю ситуацию. Мир изменился, и мы готовимся к открытию нового проекта в новых условиях…

Вы в состоянии обеспечить пресловутую социальную дистанцию?

У нас огромное пространство — более 4 тыс. кв. м, мы спокойно это сделаем. Билеты будут продаваться только онлайн и на определенный временной слот. На полу появится разметка. Аудиогиды можно будет скачать на личный телефон. Образовательные и культурные программы перейдут в онлайн. Кафе и книжный магазин пока будут закрыты. Уборка помещений будет более частой. Посетителей старше 65 лет мы просим на первых порах оставаться дома, но при этом сохраним льготные билеты для студентов и школьников. Те, кто мечтал общаться с искусством в полупустом зале, получат такую возможность.

Что же касается достижений за пять лет, то их можно обозначить, переосмыслив известную сентенцию «свобода, равенство, братство». Кураторы, которые делают в Манеже выставки, свободны в своих концепциях и высказываниях. Равенство — то, чего нам удалось достичь в отношениях с другими музеями — петербургскими, российскими и международными. Например, на одну из самых сложных по логистике выставок, которую мы в течение двух лет готовили с куратором, председателем нашего попечительского совета и ректором Академии художеств Семеном Михайловским, — «Дейнека/Самохвалов» — работы предоставили 37 музеев и 9 коллекционеров. Мы очень ценим их доверие. Наконец, «братство» — это команда Манежа, способная реализовать амбициозные художественные проекты.

Манеж откроется выставкой, организованной совместно с фотоагентством Magnum. Были ли внесены в нее изменения в связи с карантином?

Мы отменили вернисаж. Частью выставки должна была стать библиотека, где можно посмотреть книги, альбомы и журналы, связанные с историей агентства. В первое время она работать не будет. Как и кинозал — фильмы мы покажем на интернет-платформах. Встречи с фотографами также пройдут онлайн.

Сама же экспозиция никаких изменений не претерпела. Мы покажем 250 фотографий 39 фотографов; хронологически выставка охватывает время с 1947 по 2019 год. Удивительно, что такой выставки до сих пор не было. Важнейшее в мире репортерское агентство, давно переросшее рамки простой документальности, Magnum до сих пор исповедует два главных принципа: отсутствие постановки в кадре и отсутствие кадрирования уже сделанного снимка. Там нет ни капли неправды. Мы отобрали работы, сделанные в СССР и России.

Как вы находите кураторов?

К счастью, у нас нет общего правила. Для выставки «Лаборатория будущего» мы пригласили Юлию Аксенову и получили впечатляющий результат. В прошлом году на наше настойчивое приглашение откликнулся Александр Боровский, чье имя неотделимо от Русского музея, где он более 30 лет заведует отделом новейших течений. Он сам выбрал тему, и в результате возникла выставка «Красота: плюс-минус» — рассуждение о красоте в современном искусстве. Для работы с бесконечно интересными и сложными материалами агентства Magnum нужен был куратор сопоставимого масштаба — им стала Нина Гомиашвили.

Около полутора лет назад мы пригласили в Манеж проект NEMOSKVA. Выставка откроется в августе этого года. По уже собранному материалу я вижу, что получится впечатляющая панорама современного русского искусства. Комиссар здесь — Алиса Прудникова (лауреат Премии The Art Newspaper Russia 2019 года. — TANR), куратор — Антонио Джеуза, и еще шесть сокураторов из разных городов России.

Отдельное внимание мы уделяем развитию паблик-арта. Сейчас у стен Манежа развернута кураторская работа молодого уличного художника Максима Има «Новые руины. Гранит». Поддерживаем онлайн-платформу «Интервал», где молодые кураторы встречаются с начинающими художниками. Внимательно наблюдаем за этой средой и ждем появления ярких фигур и новых идей.

А ваши международные планы?

Из первоочередных — выставка корейской художницы Ли Бул. Переговоры с ней шли почти два года: мы встречались на Венецианской биеннале, она приезжала в Санкт-Петербург. Ли Бул — выдающийся скульптор и мастер перформанса. В Париже ее персональную выставку показывал Пале-де-Токио, в Нью-Йорке — Новый музей, в Токио — Художественный музей Мори. Именно петербургский Манеж откроет ее российской аудитории.

В рамках программы «New Now в Манеже» приглашаем с лекциями директоров крупнейших художественных институций. В прошлом году у нас выступали директор Лувра — Абу-Даби Манюэль Рабате, куратор Венецианской биеннале 2019 года Ральф Ругофф, директор Галереи Уффици Айке Шмидт, а также Кэтрин Инс, куратор нового музея V&A East (филиал Музея Виктории и Альберта. — TANR), который расположится в Лондоне на территории бывшей Олимпийской деревни. Для нашей аудитории их лекции — своего рода case studies, а для нас — возможность показать свое пространство и обсудить будущее сотрудничество. Возможно, это будет проект Ральфа Ругоффа в Манеже.

Есть ли алгоритм, позволяющий превратить Манеж в кунстхалле мирового уровня?

Нужно несколько ингредиентов: репутация, команда, финансовые возможности и, если бы речь шла о музее, собственная коллекция. У петербургского Манежа сейчас отличная команда, хорошая репутация, наши финансовые партнеры уже не один год нас поддерживают, за что мы им благодарны. Ко всему этому надо добавить доверие и личные связи в международном арт-пространстве.

В интернете можно найти информацию, что бюджет Манежа — около 100 млн руб. Из каких источников идут эти деньги и достаточно ли их?

Главным донором искусства и культуры в России является государство. Финансирование наших проектов идет в основном из бюджета Санкт-Петербурга. С городскими властями у нас комфортные отношения, они понимают важность нашей работы. Но для крупных проектов этих денег недостаточно. Мы занимаемся фандрайзингом, привлекаем бизнес-структуры.

Вы упомянули собственную коллекцию как фактор успеха музея. Но ведь у вас же есть коллекция, точнее, целый филиал — Музей искусства Санкт-Петербурга XX–XXI веков.

Действительно, такой музей есть — и с очень активной выставочной программой. При этом не все жители города знают о том, что это часть Манежа. Директор музея и мой заместитель Марина Джигарханян развивает его как самостоятельную институцию. В следующем году коллекции музея — сегодня это более 3,5 тыс. произведений — исполняется 30 лет. К этому юбилею мы готовим издание большого каталога. В будущем, я надеюсь, фонды музея смогут переехать в отреставрированные Провиантские склады Измайловского полка. Эту инициативу поддержал город, хотя после пандемии проект, возможно, придется на некоторое время отложить.

Еще в 2016 году мы приняли решение разделить две эти «сущности»: выставочный зал и музей. Манеж — участник глобального арт-процесса, а Музей искусства Санкт-Петербурга XX–XXI веков поддерживает локальную идентичность — как Музей современного искусства города Парижа или Берлинская галерея. Это важно. Несмотря на то что современный мир един, а современное искусство, благодаря средствам коммуникации, трансгранично, некоторые города на планете сохраняют свою ярко выраженную художественную традицию.

И в чем специфика питерской традиции?

Я вижу как минимум две особенности. В то время как в contemporary art содержание превалирует над формой (высказывание важнее образа), в Петербурге сохраняется уважение к ремеслу, к художественной форме. И второе отличие — в том, что здесь больше свободы. Не политической или социальной, а концептуальной, внутри арт-сообщества: художники меньше связаны различными корпоративными ограничениями, на них меньше давит рынок. Петербургские музеи во главе с Эрмитажем и Русским музеем создают особую среду, когда культура тотально связана с повседневной жизнью. В Петербурге искусству проще находить свою аудиторию и оставаться с ней в диалоге.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+