18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Из музея — на торги

№65
Материал из газеты

Супрематическое полотно Малевича, в прошлом гордость амстердамского Стеделейк-музея, стало самым дорогим в истории произведением русского искусства ($85,8 млн). И это не единственная его работа, благодаря реституции попавшая из музея на аукцион

Когда 15 мая этого года «Супрематическая композиция» Казимира Малевича на  торгах Christie’s в Нью-Йорке была продана за рекордную для всего русского искусства цену, это стало двойной сенсацией. Дело в том, что картина побила собственный рекорд, державшийся десять лет. Торги длились всего полминуты, стартовав с предыдущего результата в $60 млн. Несколько шагов — и молоток опустился на $76 млн (с комиссией аукционного дома — $85,8 млн). Это подняло ценовую планку для всего русского искусства почти на $16 млн. Но шедевр так и не вернулся в Россию.

 В апреле 2008 года стало известно, что Городской музей Амстердама — Стеделейк-музей отдаст наследникам Казимира Малевича пять картин из своей коллекции. Несложно было догадаться, что вскоре они окажутся в аукционных каталогах, арт-мир был взбудоражен. Первой на торги Sotheby’s попала самая ударная работа — «Супрематическая композиция».

Казалось, это тот уникальный шанс, который выдается только раз в коллекционерской жизни. Ждали рекорда и пеняли российским музеям за то, что те упускают возможность пополнить собрания. Но прошло десять лет, и история повторилась. 

Неудивительно, что именно эта работа Малевича остается самым дорогим произведением русского искусства, проданным на открытом рынке, и никто из рожденных в России художников даже не приблизился к рекорду. Один из наиболее совершенных вариантов супрематизма, образец чистой геометрической и цветовой энергии, лишенный нигилизма «Черного квадрата», пример идеальной гармонии, построенной на абсолютно новых художественных принципах. Любопытно, что среди трех отцов-основателей беспредметного искусства Малевич оказался самым дорогим. Рекорд для живописи Василия Кандинского составляет $41,8 млн, Пита Мондриана — $50,6 млн. Впрочем, в отличие от двух последних, живописных работ Малевича на рынке практически нет, за последние 20 лет в базе данных Artprice зафиксировано всего полтора десятка аукционных продаж. 

Написанная в 1916 году, вскоре после легендарной петроградской выставки «0,10», «Супрематическая композиция» участвовала в ключевых прижизненных показах Малевича: московской ретроспективе 1919 года (в рамках XVI Государственной выставки) и выставках в Варшаве и Берлине в 1927 году. Персональная экспозиция на Большой берлинской художественной выставке была для Малевича прорывом в Европу. Он отобрал на нее сотню лучших работ, из них порядка 70 живописных, которые самым эффектным образом демонстрировали его метод (любопытный факт: для заграничного дебюта Малевич не взял знаменитые черные квадрат, круг и крест). 

Берлинская жизнь захватила его. Он читал лекции и общался с кругом мастеров Баухауса: Вальтером Гропиусом, Людвигом Мисом ван дер Роэ, Кандинским. Но через три недели после открытия выставки, еще до истечения предполагаемого срока поездки, советские власти потребовали от Малевича срочно вернуться в СССР. Уезжая, он оставил работы на попечение архитектора Хуго Херинга, надеясь вернуться за ними в следующем году и продолжить турне — показать выставку в Париже и других европейских столицах. Но выездную визу больше получить не смог. В 1935 году Малевич умер, а оставленные в Берлине работы зажили собственной жизнью.

Херинг отправил картины на хранение в ганноверский музей, директором которого был Александр Дорнер. А тот показал их директору недавно основанного в Нью-Йорке Музея современного искусства (МоМА) Альфреду Барру, который путешествовал по Европе в поисках работ для выставки «Кубизм и абстрактное искусство». Барр не мог упустить такой материал и забрал с собой два десятка произведений — несколько купил, остальные отобрал на выставку. Вскоре и Дорнер вынужден был уехать в Америку, тоже прихватив с собой пару Малевичей, а оставшихся вернул Херингу, и то, что они сохранились в нацистской Германии и не были уничтожены как «дегенеративное искусство», конечно, его заслуга.

В 1958 году Херинг продал хранившиеся у него работы Стеделейк-музею, и те заняли почетное место в экспозиции.

Среди многих историй реституции больший ажиотаж на арт-рынке вызывала только «Золотая Адель» Густава Климта — икона австрийского искусства, в 2006 году переместившаяся из венского Бельведера в нью-йоркскую галерею Рональда Лаудера. Борьба Марии Альтман, племянницы изображенной на полотне Адели Блох-Бауэр, и Бельведера даже стала сюжетом художественного фильма «Женщина в золотом» с Хелен Миррен. История с Малевичем не менее увлекательна. Считается, что музей, расплатившийся с Херингом, был добросовестным покупателем, но вот сам архитектор не имел прав собственности на картины. Однако с момента сделки прошло более полувека, и по голландским законам срок подачи иска уже истек. Лазейка нашлась, когда часть собрания отправили на выставку в Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке, и наследники, имеющие американское гражданство, возбудили иск на территории США. Голландский музей пошел на мировую и согласился отдать пять картин.

Четыре безупречные супрематические композиции были проданы друг за другом. «Супрематизм: живописный реализм футболиста» в 2011 году в результате частной сделки оказался в Чикагском институте искусств. В июне и ноябре 2015 года «Супрематизм. 18-я конструкция» и «Мистический супрематизм» («Черный крест на красном овале») ушли на Sotheby’s за $33,84 млн и $37,77 млн. И только судьба пятой, единственной кубистической в этой подборке, картины «Письменный стол и комната» неизвестна.

Не только Стеделейк-музей оказался мишенью наследников Малевича. В 1999 году МоМА пришлось расплатиться за действия Барра компенсацией в $5 млн и «Супрематической композицией» (продана в мае 2000 года на Phillips за $17 млн). Одной работы лишился и Гарвардский университет в Бостоне. Наконец, ранний пейзаж 1911 года с розовыми домами и условно написанными деревьями, похожими на гигантские артишоки, был выставлен на аукцион модернистов Christie’s 20 июня в Лондоне. Картина хранилась у Ханса фон Ризена, в семье которого останавливался Малевич в Берлине, и в 1960-е годы попала в Художественный музей Базеля, у которого наследники смогли отсудить ее в 2012-м. Она продана за £7,9 млн.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+