18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Богатое искусство в Эрмитаже уступит место бедному

№63
Материал из газеты

Арте повера, направление, в 1960-е выведшее Италию на мировую художественную сцену, всем звездным составом представлено в России

Очень своевременным оказался проект про итальянское «бедное искусство» (arte povera). На первом плане его «википедиальность» — 85 произведений 17 художников из собрания Городской галереи современного искусства (GAM) в Турине и Музея современного искусства Кастелло ди Риволи недалеко от Турина. Против ожидаемого устройства выставки в Главном штабе, где Эрмитаж обычно показывает современное искусство, «Творческий прорыв» «прорвался» на третий этаж Зимнего дворца, чтобы вступить в диалог с его барочной архитектурой. Несколько десятилетий тому назад там регулярно демонстрировали многодельную скульптуру из бронзы и камня, чаще итальянскую, то, что можно назвать arte ricca (ит. «богатое искусство»). Это еще одна перекличка, которые так любит Эрмитаж.

Но существуют и глубокие причины, делающие эту выставку актуальной. Чуть более полувека назад молодой куратор Джермано Челант придумал название «арте повера» и организовал под ним выставку итальянских художников. Он объединил авторов, которые работали с профанными материалами. 

На самом деле «бедное искусство» возникло раньше, когда Альберто Бурри в 1952 году запустил свою серию «Мешковина», где использовал этот грубый материал, чтобы напомнить о трагедии Второй мировой войны. В свою очередь, Пьеро Мадзони в 1959-м смял холст, пропитанный каолином, и назвал этот объект «Ахром». Марио Мерц в 1956-м изобразил «Сварщика», освещенного электрической дугой. Проходит ли картина (100 х 70 см, холст, масло) по разряду «бедного искусства» — другой вопрос. Но Мерц создал метафору «вспышки сознания» — важного элемента арте повера, которое начиналось как антиконсюмеристское, отказывалось от высокотехнологичных материалов в пользу тряпок, веревок, резины, веток. В крайнем случае «поверисты» использовали неоновые трубки и бронзу.

Желание лидеров арте повера декоммерциализировать искусство было абсолютно в духе идей 1968 года, которые потрясли западный мир. Именно в тот год Мерц создал из неоновой трубки и корыта с воском светящийся объект Che fare? («Что делать?»), отсылая к работе Ленина, названной в честь романа Чернышевского, которая была переведена на многие языки и вдохновляла леворадикальные протесты по всему миру. 

Полувековой юбилей тех событий — важная причина создать и посмотреть эрмитажную выставку, но не единственная. Сегодня компьютеризация и виртуализация искусства и одновременно диктат попсы и визуального мусора снова делают острыми вопросы, поставленные Челантом и его художниками. 

Выставка образует многомерное пространство, где переплетаются знаковые работы арте повера, личные стратегии художников, а также важные для них общие сюжеты. Джованни Ансельмо, одна из главных фигур в арте повера, известен прежде всего объектом «Неон в цементе». Неоновая трубка запечатана в бетонную балку, виден только слабо светящийся торец. Как говорит художник, это попытка «осветить непроглядную тьму». Но, как только трубка перегорит, «вселенская тьма» вновь восторжествует. Объект «Пока Земля ориентируется в пространстве» Ансельмо сконструировал из грунта и магнитной стрелки компаса. Художник пытается поставить зрителя перед фактом существования непреодолимых сил природы. 

Другой объект — «Кручение» — обыгрывает взаимодействие разнонаправленных сил. Железная болванка вставлена в скрученную фланелевую ткань, которая готова раскрутиться обратно, но мешает железка, упертая в стену. Из знаковых вещей первенство, однако, за хрестоматийной «Венерой тряпичной» Микеланджело Пистолетто 1967 года. Этот художник вывел «бедное искусство» на международную сцену и вместе с Ансельмо по сей день держит его в фокусе внимания публики и профессионалов. Копия совершенной богини стоит перед бесформенной горой цветастого тряпья. Но не будем спешить с выводами о вечной красоте и быстротечном потребительстве. Сама фигура Венеры у Пистолетто — это тоже промышленное изделие из цемента. Точно так же, как в его «Этруске», идет игра «объект — отражение» как реально ценного и мнимого, а статуя является всего лишь гипсовой копией античного памятника.

Немного уступает «Венере» в известности «Карта» Алигьеро Боэтти, 20 лет создававшего гобелены с картой мира, где в границах каждой страны выткан ее национальный флаг. Они изготавливались на примитивных станках афганскими и пакистанскими ткачами. Версия на эрмитажной выставке относится к 1979 году, а последний гобелен, с учетом падения Берлинской стены, был создан художником незадолго до смерти в 1993 году. В этом же ряду «селебритиз» — «Красные губы» Пино Паскали, объект из раскрашенных цемента и дерева, оммаж знаменитой джазовой певице Билли Холидей и одновременно остроумная пародия на поп-арт. Яннис Кунеллис начинал работать с углем в 1967 году, его объект «Угольный бункер» внес в «бедное искусство» и этот природный материал.

Арте повера немыслимо без Лучо Фонтаны. Его конструкция «Пространственная среда» представляет собой флуоресцирующую модель Вселенной. С этим образом связана и популярная для «бедных» художников тема номадизма как путешествия по жизни (или по искусству). По этой причине в залах Эрмитажа появятся три временных жилища. Карла Аккарди, лидер итальянского радикального дизайна, создала в 1965 году объект из пластика «Палатка» как протест против изысков архитектуры модернизма в пользу свободы передвижения по миру. В объекте «Иглу с деревом» из металла, стекла, гипса и ветки длиной 2,5 м Марио Мерц обращается к первородному жилищу эскимосов, к кочевью как прошлому и будущему образу жизни. Джильберто Дзорио в своей «Палатке» натянул на строительные леса зеленую ткань и разлил в жилище морскую воду — прародительницу жизни на Земле. 

Отдельной главой «Творческого прорыва» стало произведение Джузеппе Пеноне «Идеи из камня — 1372 кг света» (2010), которое установят в Большом дворе (до 7 октября). Бронзовое дерево, несущее вместо нежных плодов камни, вступит в диалог с фасадами Зимнего дворца и натуральными растениями. 

Век арте повера оказался коротким, напомнив работу Пьера Паоло Кальцолари «Флейта, что заставит меня играть»: она существует, пока на охлаждаемых свинцовых пластинах выступает иней. Уже в начале ­1970-х всемогущий арт-рынок взял это движение в оборот, превратив бывший мусор в большие деньги. В 2014 году Christie’s устроил продажу «бедного искусства» и наторговал на £38 млн. «Горящий пластик» Бурри ушел за £4,7 млн, в шесть раз превысив эстимейт. Но дело «бедных» не пропало. Они разбудили художника из Ганы Ибрахима Махама, который во время Documenta 14 одел в мешковину для перевозки какао-бобов два здания Торвахе. Это был один из символов всего проекта Documenta в 2017 году. 

Государственный Эрмитаж
Арте повера. Творческий прорыв
17 мая – 16 августа

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+