Итальянские «бедняки» против всех, от капиталистов до арт-рынка

№44, июнь 2016
№44
Материал из газеты

«Бедное искусство» в Центре Жоржа Помпиду представят во всех его ипостасях

Пьеро Джиларди. Домашний тотем. 1964 200 х 200 х 300 см
Пьеро Джиларди. Домашний тотем. 1964 200 х 200 х 300 см

Центр Помпиду взял курс на междисциплинарность, и выставка Arte povera — первый шаг в этом направлении. Феномен «бедного искусства» (а коллекция Бобура — одна из крупнейших наряду лондонской Тейт Модерн и Музеем современного искусства в Нью-Йорке) кураторы разбирают не только с позиций собственно искусства, но и представляют «бедняков» от музыки, дизайна, архитектуры, театра, перформанса и экспериментального кино.

Термин arte povera в 1967 году придумал критик и куратор Джермано Челант для своей выставки в родной Генуе. На ней он собрал художников из Рима, Турина, Милана и Генуи, которые с начала ­1960-х работали не с благородными материалами, а с нехудожественными: песком, землей, деревом, камнями, тряпками да веревками. Вместо конечного результата их интересовал процесс, а суть своего творчества они видели в борьбе. Воевали художники с системой, с обществом потребления, со всеми капиталистами и империалистами сразу. Недаром манифест Челанта к выставке назывался Аrte povera: заметки для партизанской войны. А главным оппонентом «бедняков» (хотя сами они «группировались» неохотно) был американский минимализм, который они обвиняли в продажности рынку и в том, что его интересует лишь форма.

Выставку открывает чучело крокодила на стене в компании с неоновыми цифрами — знаменитая Crocodilus Fibonacci (1972) Марио Мерца. Один из пионеров «бедного искусства», прославившийся своими сооружениями в форме эскимосских иглу, также увлекался размышлениями о преемственности мира животных и людей. Тематической всеядности итальянских художников, у которых различий было едва ли не больше, чем похожестей, посвящена центральная часть экспозиции. Она охватывает десятилетие — с 1964 по 1974 год. В главных ролях — «три тенора».

Лучо Фонтана — автор пространственных композиций, смелый хитрец-абстракционист, философ и радикал. Прежде чем придумать терзать полотна прорезями и дырами в бесконечность, ваял псевдогероические скульптуры, плел неоновые трубы. Его «дырявые картины» — классика XX века наряду с супрематизмом Малевича и реди-мейдами ­Дюшана. Место он занял не только в истории искусства, но и на арт-рынке. Фонтану одинаково удачно продают на Биеннале антикваров по соседству со старыми мастерами и на ярмарке современного искусства FIAC.

Другой итальянец, Пьеро Мандзони, всю свою краткую жизнь — а умер он в 29 лет, — посвятил борьбе с картиной, стремясь сделать ее невидимой (Achro­mes, 1959), свернуть прочерченное одной-единственной линией полотно в рулон и упрятать в тубус (серия Linee, 1961). Но самой наглой его выходкой стали консервные банки Дерьмо художника, где будто бы лежит по 30 г экскрементов, по стоимости равных 30 г золота. Таким образом он хотел хорошенько ткнуть носом недалеких покупателей современного искусства. Впрочем, охоту покупать работы Мандзони это ничуть не отбило.

В компании «бедных» и Альберто Бурри. Переживший войну и плен врач, свои раны он лечил творчеством. Отсюда кровавые мешковины: красную краску он расплескивал не жалея. И выжженные картины из пластика. Одна из них — Горящий пластик — пару лет назад ушла на Christie’s за $7,6 млн, в несколько раз превысив эстимейт. Уверовавший в отказ от коммерческой составляющей искусства Джермано Челант, скорее всего, не одобряет такого успеха на рынке. 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
5
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+