ВХУТЕМАС в документах и картинках: по следам эпохальной выставки

Георгий Крутиков. «Летающий город». 1928. Фото: Музей Москвы
Георгий Крутиков. «Летающий город». 1928.
Фото: Музей Москвы
№95, октябрь 2021
№95
Материал из газеты

Каталог эпохальной выставки о ВХУТЕМАСе, прошедшей в Музее Москвы к 100-летию знаменитой кузницы авангарда, предлагает оценить и полюбить не столько результаты обучения, сколько сам процесс

Впечатляющая выставка «ВХУТЕМАС 100. Школа авангарда» в Музее Москвы стала одним из главных событий минувшего художественного сезона. Хотя и по ней, увы, ударила пандемия: едва открыв экспозицию в ноябре, устроители из-за повторного локдауна вынуждены были надолго прервать ее работу — публика вернулась в залы только после новогодних каникул. Задержалась и публикация каталога выставки, но сейчас он доступен для всех: и для побывавших на офлайновом показе, и для неуспевших. Кстати, людям из первой категории этот том, выпущенный издательской группой ABCdesign, можно порекомендовать почти на тех же основаниях, что и представителям второй.

Так нередко бывает с каталогами: они не передают атмосферу, царившую на выставке, не доносят очарования фактур и эффектности антуражей, зато способствуют аналитическому усвоению материала, который бывает преподнесен в них глубже, детальнее, стройнее, системнее. И не потому, что экспозиция чем-нибудь плоха, а в силу особенностей альбомного формата. Если издатели сумели в каталоге разложить все по полочкам, то и в голове это с высокой вероятностью тоже уляжется как надо.

«ВХУТЕМАС 100. Школа авангарда: Каталог выставки Музея Москвы». Авторы-составители: Ксения Гусева, Александра Селиванова/Музей Москвы. М.: ABCdesign, 2021. 336 с.
«ВХУТЕМАС 100. Школа авангарда: Каталог выставки Музея Москвы». Авторы-составители: Ксения Гусева, Александра Селиванова/Музей Москвы. М.: ABCdesign, 2021. 336 с.

А укладывать в память и сознание приходится многое. Увлеченным историей ВХУТЕМАСа — меньше, остальным — побольше, но практически для любого читателя здесь найдется новая информация, текстовая или визуальная. Особенно учитывая то, что экспликации на выставках традиционно прочитываются хуже, чем дома, «в стационаре», а среди изображений или объектов в экспозиционном пространстве привлекать к себе повышенное внимание могут не совсем те, у которых на это больше прав, хотя бы просто из-за размера. Грамотно составленная книга подобные перекосы восприятия легко корректирует — правда, не всегда пробуждая некоторые важные зрительские эмоции.

Так или иначе, аналитическую задачу этого проекта нельзя недооценивать. Слово «школа» в заглавии выставки и каталога не менее значимо, чем «авангард». Может быть, оно здесь даже более существенно, поскольку далеко не все экспонаты напрямую относятся именно к феномену авангарда в привычном нам понимании. Зато буквально все имеют отношение к учебному процессу, к новому типу художественного образования, который исповедовался во ВХУТЕМАСе-ВХУТЕИНе и в манифестах, и на практике. Причем среди материалов, задействованных в проекте, редко попадаются хрестоматийные произведения звездных художников. Преобладают малоизвестные работы учебного или эскизного толка и те авторы, про которых запрашивать «Википедию» порой бесполезно: их там нет совсем или они охарактеризованы по скудному минимуму.

Захар Быков. Графический проект: фрагмент керамической плитки для фриза. 1926. Фото: Музей Москвы
Захар Быков. Графический проект: фрагмент керамической плитки для фриза. 1926.
Фото: Музей Москвы

Однако ошибочно думать, будто эти студенты оказались впоследствии неумехами и лузерами. Как раз представленные работы и демонстрируют потенциал, который не был в итоге востребован. Многих преподавателей это тоже касалось, кстати. Если вам любопытно понять, почему не задалась советская карьера, скажем, у профессора архитектуры Николая Ладовского или у живописца Александра Шевченко, попробуйте поискать ответ в каталоге. Хотя и с теми, кто все же сумел обосноваться в культурном истеблишменте Страны Советов, дело обстояло отнюдь не просто. Исторические очерки Ларисы Ивановой-Веэн, Александра Лаврентьева, Александры Селивановой и еще ряда авторов (над выставкой работал целый коллектив кураторов, и каждый внес свой вклад в каталог) вроде бы не претендуют на обобщения эпохального толка, но из суммы этих текстов напрашивается множество разнообразных выводов — не только в области пропедевтики художественного образования.

«Техника и жизнь» № 6. 1925. Фото: Музей Москвы
«Техника и жизнь» № 6. 1925.
Фото: Музей Москвы

Несмотря на внушительный объем, книга получилась легкой — в буквальном смысле, по весу. А это, между прочим, признак дизайнерского мастерства. И с обилием разнородных материалов издатели справились успешно: иллюстрации здесь смонтированы плотно, но друг другу не мешают; ориентироваться в разделах просто, и всегда понятно, что к чему относится. Один только оформительский момент можно назвать недочетом, хотя он явно происходит из желания сделать «как лучше». Часть текстов набрана красным шрифтом с узкими междустрочными интервалами. Издалека это выглядит красиво и по-своему идеологически оправданно (коррелирует с кумачовыми акцентами на выставке), но читается не без усилий. Содержание, впрочем, стоит того, чтобы поднапрячься. 

Самое читаемое:
1
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
Музейная реальность, данная нам в сравнительных ощущениях: подъем на фоне спада, сдержанный оптимизм и неизвестность впереди. Плюс таблицы лидеров: куда больше всего ходили и на что больше всего смотрели в прошедшем году
03.06.2022
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
2
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
В Эрмитаже и Пушкинском открылись финальные выставки грандиозного тура, посвященного импрессионистам и постимпрессионистам из дореволюционных коллекций Щукина и Морозова
27.06.2022
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
3
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
Отличительная черта нового корпуса Третьяковcкой галереи — окна с произведениями из музейного собрания, напоминающие развеску картин у Павла Третьякова. Мы рассмотрели их подробнее и обнаружили шедевры русской живописи от Боровиковского и Венецианова до Малевича
08.06.2022
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
4
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
Выставку «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма составляют изображения одного и того же человека в разных видах — «селфи», написанные с помощью зеркала, рядом с портретом того же героя кисти другого художника
09.06.2022
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
5
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
Между болью и живописью: внучатая племянница художницы нашла в архивах больницы ее медицинские карты, рассказывающие о будничной жизни Фриды, о ее ежедневных проблемах и людях, которые помогали их преодолевать
15.06.2022
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
6
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
Новое арт-пространство, объединившее усадьбу с флигелем, где в начале ХХ века жила и работала Анна Голубкина, откроется после реконструкции в 2024–2025 годах
21.06.2022
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
7
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
В 350-й день рождения Петра I откроются два грандиозных проекта — в Русском музее, посвященный отражению фигуры царя в искусстве трех столетий, и «30 картин из жизни Петра Великого» в павильонах на Марсовом поле, соединяющий прошлое и настоящее
07.06.2022
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+