«ГЭС-2» — это не только «Глина», это Дом культуры

Скульптура Урса Фишера «Большая глина № 4» у Дома культуры «ГЭС‑2» в Москве. Фото: EPA/Юрий Кочетков/ТАСС
Скульптура Урса Фишера «Большая глина № 4» у Дома культуры «ГЭС‑2» в Москве.
Фото: EPA/Юрий Кочетков/ТАСС
№94, сентябрь 2021
№94
Материал из газеты

Грандиозный шум вокруг «Большой глины № 4» Урса Фишера не должен затмевать главное: в центре Москвы усилиями фонда V–A–С появилось новое общественное пространство, возрождающее идею советских домов культуры, — «ГЭС-2»

Резонанс, который получила скульп­тура швейцарца Урса Фишера «Большая глина № 4», установленная фондом V–A–C в конце августа в самом центре Москвы, рядом с «Ударником», около бывшей электростанции ГЭС-2, в преддверии открытия там культурного центра, может быть сравним только с давним скандалом вокруг монумента Петру I Зураба Церетели по соседству. Тогда, в 1990-е, москвичи дружно протестовали против гигантской статуи под лозунгом «Вас здесь не стояло»; была даже попытка взрыва памятника анархистами. Но Петр устоял и превратился в столичную достопримечательность, памятник не столько царю, сколько причудливому вкусу легендарного мэра Юрия Лужкова.

Про «Глину», сопоставимую по размеру с Петром — 12 м, было известно, что она тут временно, на несколько месяцев (до этого арт-объект гостил в Нью-Йорке и во Флоренции), тем не менее на нее обрушился настоящий шквал критики и насмешек.

Тон задал телеведущий и блогер Максим Галкин, он назвал скульптуру кучей экскрементов, и от этой ассоциации шедевру Фишера уже трудно отмыться, несмотря на все попытки профессионалов объяснить, что в работе гораздо больше смыслов. Например, в интервью нашей газете куратор Франческо Бонами назвал ее «памятником потребности человека творить». «Конечно, реакция общества важна. К ней надо внимательно прислушиваться, но и относиться с определенной долей скептицизма», — сказал он.

Возможно, такая буря негодования объясняется накопившимся недовольством по отношению к другим городским памятникам, которые публично опаснее критиковать, так как инициатива их установки исходит от властей, в то время как «Глина», да и вся реконструкция ГЭС-2, — это подарок городу от частного фонда, и тут табу нет.

Во дворе за зданием «ГЭС-2» летом будут проходить кинопоказы и концерты. А по тропинке в березовой роще можно будет попасть на смотровую площадку. Фото: Юрий Пальмин
Во дворе за зданием «ГЭС-2» летом будут проходить кинопоказы и концерты. А по тропинке в березовой роще можно будет попасть на смотровую площадку.
Фото: Юрий Пальмин

Есть, конечно, ирония судьбы в том, что общественное мнение кинулось, как дети на погремушку, на пусть и крупный, но единичный арт-объект, как будто не замечая грандиозного переустройства пространства за ним. Но хочется надеяться, что, когда Дом культуры «ГЭС-2» откроется (точной даты не называют, но это случится осенью), горожане оценят привлекательность новой точки прогулок, досуга, искусства и образования. По крайней мере, концепция «ГЭС-2», представленная основателем фонда Леонидом Михельсоном и его директором Терезой Мавикой, предполагает, что это должно быть народное, демократичное пространство, отвечающее разным запросам.

Идея дома культуры была почерпнута в советском прошлом, но переосмыслена в соответствии с современными требованиями.

Именно на нее купился и автор проекта реконструкции, знаменитейший Ренцо Пьяно, за Центр Помпиду признанный великим еще на заре своей карьеры. В интервью нашей газете в 2015 году он говорил: «Наше архитектурное бюро имеет много общего с тем, чем занимается Леонид: мы строители, мы создаем, делаем что-то, оставляем после себя эпическое и, может, даже утопическое. Это фантастика — получить целую электростанцию в самом центре города! Москва — это город желаний, и поэтому так важно создать пространство для молодежи, публичное пространство, образовательное».

«ГЭС-2» — это не просто еще один музей, причем бесплатный, а целый комплекс на 2 га земли, купленных Михельсоном у города в 2014 году.

Тут преду­смотрены и мастерские, и актовый зал на 420 мест, а главное здание ГЭС превращено в променад под стеклянной крышей, который напоминает о пассажах XIX века вроде Галереи Виктора-Эммануила в Милане или ГУМа.

Еще это новая набережная со спуском к реке, парковка для электромобилей, наконец, это высаженная здесь березовая роща. И даже две высокие трубы, которые горожане вдруг заметили, когда из серого архитекторы перекрасили их в синий, теперь ничего вредного не выбрасывают, а, напротив, участвуют в новаторской системе циркуляции воздуха.

Эскиз реконструкции Дома культуры «ГЭС-2». Фото: V–A–С
Эскиз реконструкции Дома культуры «ГЭС-2».
Фото: V–A–С

Само место — стрелка острова Балчуг, которую часто зовут «Красный Октябрь» по названию бывшей кондитерской фабрики, — за последние пару десятилетий стало гнездом креативного класса. До V–A–C тут было немало ярких художественных инициатив: и галерейный кластер «Арт-стрелка», и выставки, которые устраивала амбициозная Мария Байбакова, и попытка Шалвы Бреуса превратить «Ударник» в арт-центр. Но ничего, подобного тому, чем несколько десятилетий был недавно упраздненный ЦДХ, не вылеплялось. И вот сейчас пазл сложился: «ГЭС-2» становится новой креативной доминантой этого места. Со всеми возможностями. И теперь уже от горожан зависит, как они их используют.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+