Ольга Дворецкая: «Главная проблема NFT-рынка — в продажу выброшено множество не имеющих ценности работ»

В Нижнем Новгороде открылась Disartive — выставка-ярмарка цифрового искусства и технологий. Ее основатель Ольга Дворецкая рассказала нам о проекте, авторских правах на цифровое искусство и будущем клубе коллекционеров NFT

Основатель выставки-ярмарки цифрового искусства и технологий Disartive Ольга Дворецкая. Фото: Архив Ольги Дворецкой
Основатель выставки-ярмарки цифрового искусства и технологий Disartive Ольга Дворецкая.
Фото: Архив Ольги Дворецкой

Почему вы решили проводить ярмарку цифрового искусства в традиционной, очной форме, а не в виртуальном пространстве?

Наверное, надо начать с предыстории. Цифровое искусство возникло еще в 1960-х годах, но за редким исключением не смогло стать арт-товаром и предметом инвестиций. Продажи digital art не были подкреплены общественным договором, который бы устраивал всех участников арт-рынка — от художников до музейщиков и коллекционеров. Появившаяся уже в наши дни технология блокчейн значительно упростила выработку консенсуса. Собственно, эта технология сама по себе подразумевает общественный договор. И второе нововведение, о котором сегодня все говорят, — невзаимозаменяемый токен, NFT. Отныне любой цифровой файл, он же произведение цифрового искусства, имеет уникальный криптографический код — токен, NFT. Владение NFT подтверждает, что именно вы — держатель уникального piece of art.

В 2017 году появились проекты CryptoPunks и CryptoCats, эти родоначальники индустрии невзаимозаменяемых токенов. В марте 2021 года всего за сутки криптокотов было продано на $3 млн! Аукционные дома Christie’s, Sotheby’s, ярмарка Art Basel стали приглашать к себе на конференции участников этих групп и обсуждать грядущий рынок NFT. В том же 2017-м я начала продавать искусство (картины) за биткоины на платформе CryptoShark, и формат оказался очень успешным. Вокруг меня сформировалось сообщество, клуб элитных предпринимателей — любителей криптоэкономики. Это были люди от программистов до министров. В результате мы решили переключиться на продажу цифрового искусства. Оно сегодня — новая роскошь.

И хотя вся жизнь этого искусства, от создания до продажи и экспонирования, проходит в виртуальном мире, общение офлайн крайне важно. Во-первых, ярмарка Disartive дает шанс digital-художникам показать работы максимально эффектно. Обычно их персональные арт-галереи — это картинки в телефоне, легкие по объему файлы. Во время ярмарки мы будем презентовать вещи на больших плазменных панелях. Для этого мы запрашиваем у участников работы в колоссальном, почти кинематографическом разрешении.

Во-вторых, ярмарка полезна зрителям. Она даст им новый опыт того, что есть digital art и как это искусство может существовать в пространстве дома, квартиры или офиса. Не говоря уже о том, что digital-коллекция всегда под рукой на любом электронном носителе: компьютере, планшете или телефоне. И хотя мы все прикованы к своим гаджетам, люди предпочитают общаться офлайн, что-то обсуждать, а искусство — это в первую очередь предмет обсуждения. Поэтому ярмарка идет в традиционном формате.

В-третьих, мы объявим о создании клуба коллекционеров NFT. Его основу составят бизнесмены, которые видят в криптовалюте большой потенциал для развития мировой экономики.

Ну и в-четвертых, это еще и школа для молодых художников. Сегодня по NFT-протоколу продаются работы двух больших групп. Это мастера, получившие признание в искусстве офлайн. Из российских звезд назову AES + F, Покраса Лампаса. И это моушен-дизайнеры, вчерашние создатели разного рода компьютерной анимации. У этой второй группы колоссальный технический потенциал, невероятный драйв, но они вне мирового арт-контекста. Вначале они выступали даже с протестом: «Мы особенные, мы — цифровые!» А сейчас говорят: «Нет-нет, мы хотим быть в искусстве, хотим стать арт-брендом». Я надеюсь, что наша ярмарка, где будут представлены все-все, даст этой молодежи пищу для размышлений и роста.

Каким образом digital art хранить? Как вы решаете проблему хостинга?

Пока нам хватает облачных ресурсов Google. Но это одна из насущнейших проблем — развитие сервисов по хранению. Digital art может храниться на SberCloud, на некоторых других приватных облачных сервисах — все зависит от того, насколько серьезная и дорогая у вас коллекция. В планах Disartive — поиск и сотрудничество с такими площадками.

Где показывать NFT-искусство? Насколько оно привязано к маркетплейсам, на которых куплено? И что произойдет, если они исчезнут?

Пока ни с одним ресурсом из тех, где продают и показывают NFT, ничего не случилось. Когда вы приобретаете NFT, это сразу индексируется на нескольких площадках — это же блокчейн! Есть закрытые и открытые блокчейны, с открытым и закрытым кодом. С закрытым, из известных — только NFTicket Way. Остальные подходят для всякого рода обменов. Если ты купил работу на Foundation.app, то через кошелек можешь ее трансферить на Rarible. На OpenSea, этой площадке для электронных презентаций, вообще все отражается. Персональные арт-галереи чаще всего делаются в Cryptovoxels. Еще есть Somnium Space и другие маркетплейсы, которые посещает множество народу.

Meta Rite. Из серии Meta Girl. Фото: Meta Rite
Meta Rite. Из серии Meta Girl.
Фото: Meta Rite

Есть ли между площадками разница и рейтинг?

Есть. Он публикуется на DappRadar. Например, на ресурс SuperRare до сих пор трудно попасть, в их регистрационных правилах легко запутаться. Чтобы тебя на SuperRare признали художником, нужно пройти десять кругов ада: написать владельцу, чтобы он рассмотрел твою кандидатуру, и потом две-три недели ждать ответ. Они пристально следят за качеством того искусства, которое показывают. Зато с ними сотрудничают крупные авторы типа AES + F. Если ты художник и представлен на SuperRare, это круто. И там разные механики продаж: открытая, закрытая, ставки на аукционе.

Foundation.app — это аукцион. Он стал модным весной этого года, во время пандемии и карантина. Все сидели и ловили работы известных авторов, что само по себе занятие азартное и увлекательное.

Самая демократичная площадка — Rarible. Ее создатели — Александр Сальников и Алексей Фалин. Все коллекционеры любят ее. Еще есть Zorro, Mintbase, OpenSea. Мои любимые — Foundation.app, SuperRare и Rarible.

Кому принадлежат авторские права на NFT-искусство?

К сожалению, ныне существующий закон об авторском праве не учитывает существование такой специфической формы, как digital art. Пока права на него принадлежат автору-художнику. Поэтому покупка такого искусства сопровождается договором, где прописываются права покупателя, например возможность тиражировать образ на тех или иных носителях — на майках, в ювелирном искусстве и прочем.

Кто коллекционирует NFT?

Самая большая доля коллекционеров — это бизнесмены — энтузиасты криптовалюты.

В чем, на ваш взгляд, главные проблемы NFT-рынка?

Сейчас в продажу выброшено множество не имеющих ценности работ. Поэтому высок запрос на профессиональных консультантов, галеристов, коллекционеров, посвященных в тему музейных работников.


Выставка-ярмарка Disartive в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» 
Нижний Новгород
До 25 июня

Самое читаемое:
1
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
В Эрмитаже и Пушкинском открылись финальные выставки грандиозного тура, посвященного импрессионистам и постимпрессионистам из дореволюционных коллекций Щукина и Морозова
27.06.2022
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
2
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
Отличительная черта нового корпуса Третьяковcкой галереи — окна с произведениями из музейного собрания, напоминающие развеску картин у Павла Третьякова. Мы рассмотрели их подробнее и обнаружили шедевры русской живописи от Боровиковского и Венецианова до Малевича
08.06.2022
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
3
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
Выставку «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма составляют изображения одного и того же человека в разных видах — «селфи», написанные с помощью зеркала, рядом с портретом того же героя кисти другого художника
09.06.2022
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
4
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
Между болью и живописью: внучатая племянница художницы нашла в архивах больницы ее медицинские карты, рассказывающие о будничной жизни Фриды, о ее ежедневных проблемах и людях, которые помогали их преодолевать
15.06.2022
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
5
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
Новое арт-пространство, объединившее усадьбу с флигелем, где в начале ХХ века жила и работала Анна Голубкина, откроется после реконструкции в 2024–2025 годах
21.06.2022
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
6
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
В 350-й день рождения Петра I откроются два грандиозных проекта — в Русском музее, посвященный отражению фигуры царя в искусстве трех столетий, и «30 картин из жизни Петра Великого» в павильонах на Марсовом поле, соединяющий прошлое и настоящее
07.06.2022
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
7
«1703»: в фокусе новые возможности для галерей и частные коллекции
«Вдохновлена городом» — слоган новой петербургской ярмарки современного искусства, которая пройдет с 16 по 19 июня в выставочном зале «Манеж». Ее организаторы и участники — галеристы из двух столиц — рассказывают о том, какой она будет
16.06.2022
«1703»: в фокусе новые возможности для галерей и частные коллекции
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+