Умер художник Никита Алексеев

Художник Никита Алексеев, не без оснований считающийся одним из столпов московской концептуальной школы, ограничиваться рамками одного течения не хотел

Никита Алексеев, фотография для проекта «Камни на моей голове». 1982. Фото: Георгий Кизевальтер/Музей «Гараж»/фонд Георгия Кизевальтера
Никита Алексеев, фотография для проекта «Камни на моей голове». 1982.
Фото: Георгий Кизевальтер/Музей «Гараж»/фонд Георгия Кизевальтера

На 69-м году жизни, после долгой болезни, в Москве скончался Никита Алексеев — в первую очередь художник, но еще и талантливый литератор. Вообще-то концептуалисту и так полагается быть чутким к словесности, однако у Алексеева внутреннее соотнесение изобразительного и вербального всегда было особым, «неевклидовым». А что касается концептуализма как такового, то этот художник, не без оснований считающийся одним из столпов московской концептуальной школы, ограничиваться рамками одного течения не хотел. И даже не раз заявлял, что не причисляет себя к адептам современного искусства.

Никита Алексеев. «Звезда Козодой». 2017. Фото: МАММ
Никита Алексеев. «Звезда Козодой». 2017.
Фото: МАММ

Он учился в элитных учебных заведениях — в Московской средней художественной школе, Училище памяти 1905 года, Московском полиграфическом институте, — хотя из школы был изгнан, а институтский курс так и не завершил. Зарабатывая на жизнь иллюстрированием и оформлением книг, Никита Алексеев с юности, с начала 1970-х, укоренился в неофициальной культуре: он был активным участников первых акций группы «Коллективные действия», стал одним из инициаторов Московского архива нового искусства (МАНИ), а в начале 1980-х устроил в собственной квартире первую в СССР художественную галерею, получившую название АПТАРТ. На раннем этапе перестройки он входил в состав «симулятивной» рок-группы «Среднерусская возвышенность», которая довольно неожиданно для придумавших ее художников обрела громкую известность. В 1987 году Алексеев уехал на жительство во Францию, но через семь лет вернулся на родину.

Карьера его как художника, пожалуй, не знала ни ошеломительных взлетов, ни уверенного постепенного роста. Можно сказать, что он вообще не заботился о карьере — бывало, даже забрасывал работу с визуальностью, переключившись на литературу и журналистику. Например, на рубеже 1990–2000-х он несколько лет заведовал отделом культуры в еженедельнике «Iностранец» — и его публикации там часто становились событием для культурного сообщества. Но к художественной практике он все равно и неизменно возвращался. Вероятно, она была для Алексеева чем-то вроде стержня, помогавшего, помимо прочего, преодолевать давние и затяжные недуги.

Никита Алексеев. «Это есть. Этого нет. Это есть». 2007–2008. Фото: фонд ЦСК «Гараж»
Никита Алексеев. «Это есть. Этого нет. Это есть». 2007–2008.
Фото: фонд ЦСК «Гараж»

Он не держался за определенный стиль или манеру, однако не был склонен, особенно в последний период жизни, и к бесконечным авангардным метаниям. Наиболее характерны для него большие графические серии, в которых изображения чаще всего комбинировались с текстами, но нередко жили и автономной, сугубо визуальной жизнью. Искусство Никиты Алексеева всегда было интеллектуальным, даже рафинированным, но не претенциозным и не эпатажным. При виде его произведений у многих само собой в голове всплывало слово «мудрость».

Он лишь на три с небольшим месяца пережил Свена Гундлаха — давнего друга, младшего коллегу, сооснователя «Среднерусской возвышенности». Правда, Гундлах от занятий искусством устранился больше двух десятилетий назад, а вот Никита Алексеев, пройдя через несколько персональных творческих кризисов, продолжал работать буквально до конца своих дней. В одной из последних записей в Facebook (где его читали очень и очень многие) художник анонсировал переезд в другую мастерскую — в центре города, на Патриарших. «Побывал там сегодня. Очень уютный, говоря по-московски, „низок“. Белым-бело, чисто-чисто (надеюсь, не успею замызгать), неоновый свет сияет, в окошках под потолком иногда мелькают чьи-то ноги». Действительно, не успел.

Самое читаемое:
1
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
Очередная крупная выставка в Государственной Третьяковской галерее расскажет о полузабытом академисте и любви XIX века к античности, а также о том, насколько эта любовь остается стойкой и в наши дни
26.04.2022
Генрих Семирадский и античная красота: выставка в Третьяковке
2
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
Любимая импрессионистами церковь Сен-Валери в Нормандии, которую писал Клод Моне и рядом с которой похоронен Жорж Брак, рискует соскользнуть в море: меловые скалы неумолимо осыпаются
26.04.2022
Море уничтожает любимую церковь импрессионистов
3
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
Транспортировка из Франции 167 работ из собраний четырех ведущих музеев Москвы и Петербурга — Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русского музея — заняла почти 20 дней
05.05.2022
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
4
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
Что привлекает особое внимание на начавшей работу 59-й Венецианской биеннале современного искусства? Cвоими впечатлениями делится московская галеристка и куратор Елена Крылова, побывавшая на открытии
27.04.2022
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
5
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
Мнениями о текущем состоянии российского арт-рынка и его перспективах поделились крупные московские и петербургские антиквары, галеристы и представители аукционного бизнеса
06.05.2022
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
6
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
Серия аукционов искусства ХХ–ХХI веков Christie’s в Нью-Йорке принесла аукционному дому $420,9 млн и 18 новых рекордов цен на современных художников. В торгах участвовали покупатели из 29 стран, 2,3 млн зрителей со всего мира следили за ходом аукционов онлайн
11.05.2022
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
7
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Приятное нововведение коснется только учреждений, подведомственных московскому департаменту культуры. Посетителям федеральных музеев и музеев-заповедников придется остаться трезвыми
12.05.2022
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+