Как будто хозяин вышел за хлебом: Музей архитектуры готов к реставрации дома Мельникова

Цветовые решения, примененные архитектором Константином Мельниковым при создании своего дома, шедевра авангарда, постараются восстановить

Дом архитектора Константина Мельникова. Начало 1930-х. Фото: М. Ильин/из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
Дом архитектора Константина Мельникова. Начало 1930-х.
Фото: М. Ильин/из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева

Многоэтапная научная реставрация дома-мастерской Константина Мельникова 1927–1929 годов, филиала Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева, начинается в 2021 году. Об этом сообщила журналистам директор музея Елизавета Лихачева.

Музей архитектуры долго готовился к этой реставрации, процесс музеефикации дома начался в 2014 году. До 2019-го здание проходило полное обследование. В прошлом году должны были приступить к подготовке проекта реставрации памятника, но из-за пандемии планы пришлось сдвинуть на нынешний год. Проект собираются утвердить в конце 2021-го, после чего начнется реставрация.

В 2022–2024 годах, если не случится никаких форс-мажоров, проведут все необходимые работы. Следующий, 2022-й предполагается потратить на фасады и кровлю, а два оставшихся года уйдут на работу над интерьерами и инженерными коммуникациями внутри здания. «Мы специально не спешим, — сказала Лихачева. — Мы хотели бы работать методом „открытой реставрации“ — закрывать дом и сад для посетителей только по частям, в остальной части оставляя для них доступ».

Интерьер гостиной. 2020. Фото: Музей Мельниковых/Государственный музей архитектуры им. А.В.Щусева
Интерьер гостиной. 2020.
Фото: Музей Мельниковых/Государственный музей архитектуры им. А.В.Щусева

Она рассказала, что отчет о работе над домом Мельникова будет опубликован музеем как методическая разработка по реставрации раннего авангарда. «Также мы хотим отразить методику работы с частным жертвователем, — добавила она. — В России утрачен навык работы с меценатами. Нам бы хотелось, чтобы наш опыт стал первым из многих».

Дело в том, что все работы будут полностью производиться на привлеченные средства. «Государство будет участвовать в этом только зарплатами сотрудникам музея», — подчеркнула Лихачева. Третьего марта Музей архитектуры подписал соглашение о сотрудничестве в сфере сохранения дома Мельникова с ПАО «Группа ЛСР», которое в культурной среде известно проектом «Эрмитаж-Москва». Именно эта девелоперская компания профинансирует восстановление легендарного здания. «Мы уже приложили руку к увековечиванию памяти Мельникова, назвав в его честь улицу в рамках нашего флагманского московского жилого комплекса ЗИЛАРТ. Теперь, к чести для нас, и жизнь дома Константина Степановича будет навеки связана с именем нашей компании», — рассказал генеральный директор Группы ЛСР Андрей Молчанов. На вопрос о размере финансовых вложений представитель компании Иван Романов ответил, что пока известна только сумма инвестиций в первую стадию, проектную — 16 млн руб., представления о том, во что обойдутся сами реставрационные работы, еще нет.

Лихачева отметила, что другой ранний советский памятник, дом Наркомфина, также был отреставрирован на частные средства, однако тот проект был инвестиционным и инвестор рассчитывает на прибыль, а Группа ЛСР уже знает, что от дома Мельникова не получит ничего, кроме благодарности в веках.

Интерьер гостиной. Начало 1980-х. Фото: Андрей Гозак/из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
Интерьер гостиной. Начало 1980-х.
Фото: Андрей Гозак/из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева

В качестве генерального проектировщика реставрации выступит архитектурное бюро «Рождественка», ранее занимавшееся для музея восстановлением флигеля «Руина». Бюро объединит пул российских и зарубежных специалистов, участвовавших в углубленном предреставрационном обследовании дома (средства на работы музей получил от Фонда Гетти и компании ПИК).

«К этому дню мы шли семь лет, со дня основания музея. Мы изучали дом, архив, устанавливали тесные связи с другими музеями и исследователями архитектурного авангарда. Семь лет назад мы были наивны — теперь мы понимаем, что это не только памятник архитектуры, но и шедевр инженерии, а также мемориальный объект и дом-музей. Большое счастье, что мы не начали реставрацию сразу, когда наши сведения о доме были еще малы. Для нас он представлял собой черный ящик, постепенно открывший множество тайн», — сказал Павел Кузнецов, директор филиала Музея архитектуры — Музея Константина и Виктора Мельниковых, учрежденного на базе дома.

За семь лет владения домом, пять из которых были потрачены на его изучение, в том числе с помощью международных экспертов, музей основательно подготовился к реставрации. «Мы готовы с трех точек зрения, — отметил Кузнецов. — Во-первых, финансово: мы смогли найти единомышленников. Во-вторых, с точки зрения человеческих ресурсов: архитектурное бюро „Рождественка“ и его глава Наринэ Тютчева решились за него взяться. Наконец, в-третьих, мы готовы информационно: мы подняли все архивы и расшифровали все дневники, произвели полнейшее обследование здания. Кроме того, повседневное пользование домом в течение нескольких лет открыло его сотрудникам многие секреты: как он ведет себя зимой, а как летом».

Ежедневный мониторинг состояния грунтовых вод на участке позволил снять одно из главных опасений — о вреде, нанесенном фундаменту из-за строительства по соседству новых зданий и изменения уровня подземных вод. «Два года назад мы заложили шурфы, сравнили данные со сведениями 2016 года. Сейчас у нас имеется постоянная наблюдательная скважина. Уровень подземных вод не меняется. Опасения не подтвердились», — сообщил Кузнецов.

Мембранная конструкция междуэтажного перекрытия в мастерской. 1929. Фото: из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
Мембранная конструкция междуэтажного перекрытия в мастерской. 1929.
Фото: из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева

В числе работ, которые будут проведены в доме, — восстановление и укрепление межэтажных конструкций-мембран. Эти деревянные авторские конструкции пострадали еще во время Великой Отечественной войны и не были приведены в порядок при «довольно небрежной», как выражаются в музее, реставрации 1990-х годов.

Также будут отреставрированы оригинальные деревянные рамы 63 шестиугольных окон и гигантского витражного окна. Отдельная задача — восстановление первоначальной системы воздушного отопления и изобретенной Мельниковым системы воздушного телефона.

Шестиугольное окно в доме Мельникова. Фото: Юрий Пальмин
Шестиугольное окно в доме Мельникова.
Фото: Юрий Пальмин

Цветовые решения, примененные архитектором при создании своего дома, тоже постараются восстановить, причем с использованием аутентичных материалов. По словам Кузнецова, «при разработке любых реставрационных мер приоритетом для музея является максимальное сохранение подлинных материалов, оригинальных архитектурных и инженерных решений 1920-х годов».

«Наш принцип — максимальный отказ от вмешательства, — подчеркивает директор Музея Константина и Виктора Мельниковых. — Скорее, нужно говорить о консервации, а не о реставрации. Особое внимание мы обратим на аутентичность материалов. В первую очередь это касается фасадов. Нам придется избавиться от поздней цементной штукатурки, покрывающей стены, и вернуться к замыслу Мельникова. Но мы уже изучили рецепты родной мельниковской известковой штукатурки и разгадали ее секрет. Будем ориентироваться на материалы именно 1927–1929 годов, без использования новейших».

Наринэ Тютчева, основатель бюро «Рождественка», которое будет заниматься работами в доме, уточнила: «Правильнее говорить даже „проект сохранения дома Мельникова“, а не „проект реставрации“. Это более мягкая стадия, с меньшим вмешательством». За несколько лет была проделана колоссальная работа по изучению дома — теперь необходимо все данные суммировать. «Кроме того, мы будем сопоставлять все это с дневниками архитектора», — добавила она.

Константин Мельников в интерьерах своего дома. 1960-е. Фото: из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
Константин Мельников в интерьерах своего дома. 1960-е.
Фото: из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева

По словам Павла Кузнецова, в книге отзывов музея несколько раз повторяется фраза «хозяин дома как будто только что вышел за хлебом» — именно эту атмосферу планируется сохранить и после реконструкции. Будет проведена консервация предметов мемориальной обстановки и творческих архивов. Сейчас мемориальная обстановка насчитывает 28 тыс. предметов. Кроме того, будет воссоздан исторический облик сада на территории памятника.

В этот же период будет идти подготовка номинационного досье для включения здания в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Музей поддерживают Министерство культуры РФ и другие организации, однако это довольно долгий процесс, и музейщики надеются вынести вопрос на обсуждение как раз к моменту окончания реставрации.

В эти же годы будет оцифрован архив из дома Мельникова и создан общедоступный онлайн-архив «Открытый Мельников».

«В декабре 2021 года мы откроем на Воздвиженке большую выставку о Мельникове, — рассказала Лихачева. — Из особенно любопытного там будет представлен основной массив архива, найденный в доме Мельникова. Мы впервые установили все места, где его наследие может присутствовать. А через год-два мы планируем сделать проект, посвященный сыну архитектора, художнику Виктору Мельникову».

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+