Как будто хозяин вышел за хлебом: Музей архитектуры готов к реставрации дома Мельникова

Цветовые решения, примененные архитектором Константином Мельниковым при создании своего дома, шедевра авангарда, постараются восстановить

Дом архитектора Константина Мельникова. Начало 1930-х. Фото: М. Ильин/из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
Дом архитектора Константина Мельникова. Начало 1930-х.
Фото: М. Ильин/из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева

Многоэтапная научная реставрация дома-мастерской Константина Мельникова 1927–1929 годов, филиала Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева, начинается в 2021 году. Об этом сообщила журналистам директор музея Елизавета Лихачева.

Музей архитектуры долго готовился к этой реставрации, процесс музеефикации дома начался в 2014 году. До 2019-го здание проходило полное обследование. В прошлом году должны были приступить к подготовке проекта реставрации памятника, но из-за пандемии планы пришлось сдвинуть на нынешний год. Проект собираются утвердить в конце 2021-го, после чего начнется реставрация.

В 2022–2024 годах, если не случится никаких форс-мажоров, проведут все необходимые работы. Следующий, 2022-й предполагается потратить на фасады и кровлю, а два оставшихся года уйдут на работу над интерьерами и инженерными коммуникациями внутри здания. «Мы специально не спешим, — сказала Лихачева. — Мы хотели бы работать методом „открытой реставрации“ — закрывать дом и сад для посетителей только по частям, в остальной части оставляя для них доступ».

Интерьер гостиной. 2020. Фото: Музей Мельниковых/Государственный музей архитектуры им. А.В.Щусева
Интерьер гостиной. 2020.
Фото: Музей Мельниковых/Государственный музей архитектуры им. А.В.Щусева

Она рассказала, что отчет о работе над домом Мельникова будет опубликован музеем как методическая разработка по реставрации раннего авангарда. «Также мы хотим отразить методику работы с частным жертвователем, — добавила она. — В России утрачен навык работы с меценатами. Нам бы хотелось, чтобы наш опыт стал первым из многих».

Дело в том, что все работы будут полностью производиться на привлеченные средства. «Государство будет участвовать в этом только зарплатами сотрудникам музея», — подчеркнула Лихачева. Третьего марта Музей архитектуры подписал соглашение о сотрудничестве в сфере сохранения дома Мельникова с ПАО «Группа ЛСР», которое в культурной среде известно проектом «Эрмитаж-Москва». Именно эта девелоперская компания профинансирует восстановление легендарного здания. «Мы уже приложили руку к увековечиванию памяти Мельникова, назвав в его честь улицу в рамках нашего флагманского московского жилого комплекса ЗИЛАРТ. Теперь, к чести для нас, и жизнь дома Константина Степановича будет навеки связана с именем нашей компании», — рассказал генеральный директор Группы ЛСР Андрей Молчанов. На вопрос о размере финансовых вложений представитель компании Иван Романов ответил, что пока известна только сумма инвестиций в первую стадию, проектную — 16 млн руб., представления о том, во что обойдутся сами реставрационные работы, еще нет.

Лихачева отметила, что другой ранний советский памятник, дом Наркомфина, также был отреставрирован на частные средства, однако тот проект был инвестиционным и инвестор рассчитывает на прибыль, а Группа ЛСР уже знает, что от дома Мельникова не получит ничего, кроме благодарности в веках.

Интерьер гостиной. Начало 1980-х. Фото: Андрей Гозак/из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
Интерьер гостиной. Начало 1980-х.
Фото: Андрей Гозак/из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева

В качестве генерального проектировщика реставрации выступит архитектурное бюро «Рождественка», ранее занимавшееся для музея восстановлением флигеля «Руина». Бюро объединит пул российских и зарубежных специалистов, участвовавших в углубленном предреставрационном обследовании дома (средства на работы музей получил от Фонда Гетти и компании ПИК).

«К этому дню мы шли семь лет, со дня основания музея. Мы изучали дом, архив, устанавливали тесные связи с другими музеями и исследователями архитектурного авангарда. Семь лет назад мы были наивны — теперь мы понимаем, что это не только памятник архитектуры, но и шедевр инженерии, а также мемориальный объект и дом-музей. Большое счастье, что мы не начали реставрацию сразу, когда наши сведения о доме были еще малы. Для нас он представлял собой черный ящик, постепенно открывший множество тайн», — сказал Павел Кузнецов, директор филиала Музея архитектуры — Музея Константина и Виктора Мельниковых, учрежденного на базе дома.

За семь лет владения домом, пять из которых были потрачены на его изучение, в том числе с помощью международных экспертов, музей основательно подготовился к реставрации. «Мы готовы с трех точек зрения, — отметил Кузнецов. — Во-первых, финансово: мы смогли найти единомышленников. Во-вторых, с точки зрения человеческих ресурсов: архитектурное бюро „Рождественка“ и его глава Наринэ Тютчева решились за него взяться. Наконец, в-третьих, мы готовы информационно: мы подняли все архивы и расшифровали все дневники, произвели полнейшее обследование здания. Кроме того, повседневное пользование домом в течение нескольких лет открыло его сотрудникам многие секреты: как он ведет себя зимой, а как летом».

Ежедневный мониторинг состояния грунтовых вод на участке позволил снять одно из главных опасений — о вреде, нанесенном фундаменту из-за строительства по соседству новых зданий и изменения уровня подземных вод. «Два года назад мы заложили шурфы, сравнили данные со сведениями 2016 года. Сейчас у нас имеется постоянная наблюдательная скважина. Уровень подземных вод не меняется. Опасения не подтвердились», — сообщил Кузнецов.

Мембранная конструкция междуэтажного перекрытия в мастерской. 1929. Фото: из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
Мембранная конструкция междуэтажного перекрытия в мастерской. 1929.
Фото: из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева

В числе работ, которые будут проведены в доме, — восстановление и укрепление межэтажных конструкций-мембран. Эти деревянные авторские конструкции пострадали еще во время Великой Отечественной войны и не были приведены в порядок при «довольно небрежной», как выражаются в музее, реставрации 1990-х годов.

Также будут отреставрированы оригинальные деревянные рамы 63 шестиугольных окон и гигантского витражного окна. Отдельная задача — восстановление первоначальной системы воздушного отопления и изобретенной Мельниковым системы воздушного телефона.

Шестиугольное окно в доме Мельникова. Фото: Юрий Пальмин
Шестиугольное окно в доме Мельникова.
Фото: Юрий Пальмин

Цветовые решения, примененные архитектором при создании своего дома, тоже постараются восстановить, причем с использованием аутентичных материалов. По словам Кузнецова, «при разработке любых реставрационных мер приоритетом для музея является максимальное сохранение подлинных материалов, оригинальных архитектурных и инженерных решений 1920-х годов».

«Наш принцип — максимальный отказ от вмешательства, — подчеркивает директор Музея Константина и Виктора Мельниковых. — Скорее, нужно говорить о консервации, а не о реставрации. Особое внимание мы обратим на аутентичность материалов. В первую очередь это касается фасадов. Нам придется избавиться от поздней цементной штукатурки, покрывающей стены, и вернуться к замыслу Мельникова. Но мы уже изучили рецепты родной мельниковской известковой штукатурки и разгадали ее секрет. Будем ориентироваться на материалы именно 1927–1929 годов, без использования новейших».

Наринэ Тютчева, основатель бюро «Рождественка», которое будет заниматься работами в доме, уточнила: «Правильнее говорить даже „проект сохранения дома Мельникова“, а не „проект реставрации“. Это более мягкая стадия, с меньшим вмешательством». За несколько лет была проделана колоссальная работа по изучению дома — теперь необходимо все данные суммировать. «Кроме того, мы будем сопоставлять все это с дневниками архитектора», — добавила она.

Константин Мельников в интерьерах своего дома. 1960-е. Фото: из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева
Константин Мельников в интерьерах своего дома. 1960-е.
Фото: из коллекций Музея Мельниковых/Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева

По словам Павла Кузнецова, в книге отзывов музея несколько раз повторяется фраза «хозяин дома как будто только что вышел за хлебом» — именно эту атмосферу планируется сохранить и после реконструкции. Будет проведена консервация предметов мемориальной обстановки и творческих архивов. Сейчас мемориальная обстановка насчитывает 28 тыс. предметов. Кроме того, будет воссоздан исторический облик сада на территории памятника.

В этот же период будет идти подготовка номинационного досье для включения здания в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Музей поддерживают Министерство культуры РФ и другие организации, однако это довольно долгий процесс, и музейщики надеются вынести вопрос на обсуждение как раз к моменту окончания реставрации.

В эти же годы будет оцифрован архив из дома Мельникова и создан общедоступный онлайн-архив «Открытый Мельников».

«В декабре 2021 года мы откроем на Воздвиженке большую выставку о Мельникове, — рассказала Лихачева. — Из особенно любопытного там будет представлен основной массив архива, найденный в доме Мельникова. Мы впервые установили все места, где его наследие может присутствовать. А через год-два мы планируем сделать проект, посвященный сыну архитектора, художнику Виктору Мельникову».

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+