Маргарита Пушкина и Анна Андронова: «Совместными усилиями мы двигаем арт-рынок»

Набирает силу один из первых маркетплейсов современного искусства в России TEO by Cosmoscow. Партнеры и его содиректора Маргарита Пушкина и Анна Андронова рассказали о целях, задачах и необычном названии проекта

Маргарита Пушкина и Анна Андронова. Фото: Наталья Думко/The New Bohemia
Маргарита Пушкина и Анна Андронова.
Фото: Наталья Думко/The New Bohemia

Онлайн-платформу ТЕО международная ярмарка Cosmoscow запустила в июне с целью дать возможность коллекционерам покупать современное искусство не только четыре дня в сентябре, но и круглый год. Летом платформа начала сотрудничество с книжными магазинами Московского музея современного искусства и Музея современного искусства «Гараж», в октябре заработала международная версия сайта, в декабре совместно с Фондом поддержки современного искусства «Винзавод» запустили проект «Новые имена» по продвижению молодых художников, а вскоре на сайте начнут продаваться газета The Art Newspaper Russia и издания фонда IN ARTIBUS. Содиректора проекта Маргарита Пушкина и Анна Андронова, которые делят между собой сферы искусства и технологий, рассказали о его концепции, целях и задачах, а также о том, как родилось его звучное название.

Чем отличается платформа TEO by Cosmoscow от других площадок по продаже современного искусства?

Анна Андронова: Действительно, другие площадки есть — но нет такого масштабного и технологичного продукта. В России немало онлайн-галерей или узкоспециализированных площадок (например, для продвижения молодых авторов). Видя, что происходит на западном рынке (а там есть и громадный Artsy, и другие платформы), и располагая соответствующими IT-технологиями, мы решили сделать нечто более сложное.

Устина Яковлева. «Моллюск V». 2016. Фото: Cosmoscow
Устина Яковлева. «Моллюск V». 2016.
Фото: Cosmoscow

В итоге мы создали площадку, где могут выставляться и молодые авторы, и галереи, есть секция вторичного рынка. Наша цель — представлять все, что есть на рынке и что проходит экспертизу Cosmoscow. Сегодня ТЕО — это наиболее полная платформа, маркетплейс по смыслу. И это стало возможным благодаря тому, что мы используем наработанные связи ярмарки. Такое контентное отличие выделяет платформу среди прочих. Кроме того, у нас множество технологических возможностей. Платформа ТЕО удобна с точки зрения сервиса, фильтров, логистики покупок. Главная идея — сделать покупку искусства более удобной и доступной. Причем не только для тех, кто уже в процессе, но и для тех, кто только начинает интересоваться искусством, у кого нет своих дилеров и любимых галерей.

Маргарита Пушкина: Мы задумали и планируем использовать платформу как инструмент для дальнейшего продвижения актуального искусства, увеличения его потенциальной аудитории. Здесь можно воспользоваться удобными фильтрами и подборками (сейчас, например, вышла новогодняя). Тут есть много разных подсказок: на что обратить внимание, чтобы легче сориентироваться и понять, с чего начинать. В то же время мы предполагаем возможность консультаций. Если кто-то, придя на ТЕО, захочет углубиться и получить индивидуальную консультацию, то и это возможно. Это уже такой бутиковый подход.

Аристарх Чернышев. «Критически важное обновление. Часть 3». 2018. Фото: Cosmoscow
Аристарх Чернышев. «Критически важное обновление. Часть 3». 2018.
Фото: Cosmoscow

Какой-то отбор произведений для платформы происходит?

М. П.: Платформа TEO следует тому же принципу, что и ярмарка Cosmoscow: из одобренных нами произведений покупатель может спокойно выбирать то, что хочет. То есть он может реализовать свой вкус свободно и независимо, уверенный в том, что представленные на платформе работы прошли экспертный отбор.

У нас есть серьезное имя и сложившиеся отношения с галереями и художниками, поэтому они с удовольствием согласились присоединиться к ТЕО. Уже на старте подключились APT4, «Артмоссфера», «Глаз», «КультПроект», «Роза Азора», Х.Л.А.М., Anna Nova, Artwin, Azot, Fragment, Futuro, Gridchinhall, Heritage, JART, Mirra, Osnova, pop/off/art, Shaltai Editions, Smart Art, Syntax, представив более 200 художников. Сегодня на платформе уже 300 авторов!

Слава Нестеров. Из серии «Весны ждем, дабы семена в землицу пустить». 2020. Фото: Cosmoscow
Слава Нестеров. Из серии «Весны ждем, дабы семена в землицу пустить». 2020.
Фото: Cosmoscow

Кроме того, на ТЕО мы используем наши отношения и связи с профессиональным арт-сообществом. Например, если мы отбираем работы выпускников Школы Родченко, то мы обращаемся к одному из ее директоров, Ирине Успенской. То есть у нас есть экспертиза и приглашенные эксперты на любом уровне. Недавно мы запустили коллаборацию с Фондом поддержки современного искусства «Винзавод» — проект «Новые имена», цель которого — представить работы художников в начале карьеры широкой аудитории, рассказать об их творчестве коллекционерам и профессиональному сообществу — иными словами, дать молодым авторам с помощью размещения на платформе ТЕО ключ к собственному продвижению и возможность заявить о себе. У фонда «Винзавод» этот проект органично вписывается в стратегическое направление по поддержке начинающих художников, а для платформы ТЕО он стал отличным способом систематически пополняться новыми перспективными именами, отобранными приглашенными экспертами.

Платформа ТЕО — это больше чем просто место для покупки и продажи искусства. Здесь, например, есть книги об искусстве, а скоро будет продаваться и газета — The Art Newspaper Russia.

Анастасия Потемкина. «Без названия 4». 2020. Фото: Cosmoscow
Анастасия Потемкина. «Без названия 4». 2020.
Фото: Cosmoscow

М. П.: Мы изначально думали о создании портала, где объединено многое. Не только само искусство, но и возможность получить информацию о нем. Интерес к современному искусству и его идеям очень большой. И если есть запрос, человек может зайти на платформу ТЕО и в одном месте увидеть максимальное количество российских художников, а также выбрать книги об искусстве.

Насколько вы надеетесь на коммерческий успех платформы? Кажется, для продажи искусства сейчас не лучшие времена.

М. П.: Российский арт-рынок стремительно развивается, и у него огромный потенциал, поэтому мы надеемся на развитие платформы и ее коммерческий успех. Несмотря на то что это был очень трудный год, все без исключения галереи — участницы Cosmoscow отметили очень хорошие результаты продаж. На ярмарку пришла заинтересованная аудитория. И ТЕО для нас — логичный следующий шаг. Мы верим в систему, верим в то, что совместными усилиями двигаем рынок. Появляются новые галереи, старые развиваются, коллекционеров становится больше, мы видим положительную динамику.

Дмитрий Бальтерманц. «Почему Коля не пошел в школу?». 1960-е. Фото: Cosmoscow
Дмитрий Бальтерманц. «Почему Коля не пошел в школу?». 1960-е.
Фото: Cosmoscow

На протяжении этого года я слушала много вебинаров на тему того, что глобальный арт-рынок в ускоренном режиме обратился к интернет-продажам. Мы старались включаться во все дискуссии и делать для себя ценные выводы. Многие ярмарки оперативно отреагировали на карантин и представили viewing rooms — комнаты виртуального просмотра произведений. Эксперты отметили, что такие комнаты полезны не только как альтернатива офлайн-мероприятиям — они двигают рынок в сторону повышения прозрачности, а значит, доверия, ведь цены практически на все произведения теперь в открытом доступе. Многие говорили и о возможности наконец-то подробно изучить все, что предлагается на стендах галерей. Это еще один весомый аргумент в пользу дигитализации.

А. А.: Когда мы начинали работать над платформой два года назад, все на нас дико смотрели и говорили: «Вы что?! Кому это надо — продавать искусство онлайн?» Даже сами галеристы. Теперь все понимают, что за этим будущее.

Данила Ткаченко. #29. Из серии «Закрытые территории». 2015. Фото: Cosmoscow
Данила Ткаченко. #29. Из серии «Закрытые территории». 2015.
Фото: Cosmoscow

М. П.: Когда в 2014 году после первого, пилотного выпуска Cosmoscow 2010 года мы перезапускали ярмарку, самый популярный вопрос, который я слышала, был: у нас ничего нет, нет коллекционеров, нет художников — зачем делать ярмарку? И сейчас есть скептики. Но если ничего не делать — ничего и не будет. У российского рынка большой потенциал. Он развивается. Конечно, искусство — специфический товар, поэтому мы очень серьезно думаем о содержании портала, наполняем его советами, подборками, редакционными материалами. Как говорят международные арт-дилеры, чтобы продавать искусство, нужно рассказывать истории. Мы стараемся быть современными и использовать все возможности. И мы верим в это сами.

Как вы представляете себе своего покупателя, его характер, его финансовый уровень?

М. П.: Наши покупатели могут быть очень разными. Это может быть почти любой человек — если он неравнодушен к искусству. Искусство объединяет людей разных характеров, из разных сфер деятельности. Это люди разных финансовых возможностей и возрастов. Мы говорили и продолжаем подчеркивать, что, как и на ярмарке, на нашей интернет-платформе представлены произведения в очень разных ценовых диапазонах. К нам приходят как молодые люди, так и уже состоявшиеся, запустившие свои успешные бизнесы. Ведь коллекционировать искусство может кто угодно.

А. А.: У нас есть и молодые авторы, и именитые, поэтому цены очень разные — от 4 тыс. до 1 млн руб. Мы стараемся охватить разные аудитории, представить разнообразное искусство, чтобы наша платформа была интересна всем.

Павел Отдельнов. #beautiful. Из проекта #followme. 2018. Фото: Cosmoscow
Павел Отдельнов. #beautiful. Из проекта #followme. 2018.
Фото: Cosmoscow

Портал работает уже полгода. Что на нем происходит сейчас и чего ждать?

А. А.: Сейчас мы доводим до идеала все функции. Например, арт-консалтинг и раздел «Вторичный рынок», где можно перепродавать вещи из своей коллекции.

М. П.: ТЕО начинался как платформа по продаже современного искусства. У него нулевой риск аутентичности. Но мы не станем зарекаться, что в будущем не обратим внимание на что-то более «старое». Хотя, конечно, прекрасно понимаем, что у антикварного искусства есть своя специфика и там совершенно другие риски, это более сложный продукт. И мы считаем, что вторичный рынок очень важен, в том числе вторичный рынок современного искусства, — от этого мы и отталкивались. Если у людей будет возможность провести с помощью платформы какую-то ротацию своей коллекции — для всех это только плюс.

А. А.: Наш следующий шаг — сделать так, чтобы к нам пришли международные галереи. У нас запущена английская версия, и сейчас мы прорабатываем отношения с иностранными галереями, которые знаем по Cosmoscow. Мы хотим популяризировать российское искусство на Западе и обеспечиваем комфортные условия, чтобы наши клиенты могли купить западное искусство у нас — где им все понятно.

Сяо Тяньюй. «Кресло». 2012. Фото: Cosmoscow
Сяо Тяньюй. «Кресло». 2012.
Фото: Cosmoscow

М. П.: Мы с самого начала ориентировались на то, что платформа станет международной, как и ярмарка Cosmoscow, и сейчас развиваем проект в этом направлении. Мы много обсуждали вопрос доступа российской аудитории к произведениям западных художников и предложения российского искусства в международном контексте. Конечно, у нас пока не такие возможности, как у Artsy или 1stDibs, но мы более сконцентрированы на российской аудитории и не стремимся становиться такой глобальной платформой, что для многих потенциальных участников ТЕО является нашим преимуществом.

Кто придумал название портала? Не странно, что в нем нет слова “art”?

А. А.: У нас было много разных вариантов, мы выбирали, наверное, из полусотни. Были там и вполне звонкие, например ArtUp. Однако мы хотели, чтобы название было не просто красивое, но и со многими смыслами. Оно очень емкое. Теодорус (teodorus.art) — c греческого это «Божий дар». Полностью оно звучит торжественно, а коротко, ТЕО — современно и технологично, как Siri или Алиса. Кроме того, за ним имя Тео, младшего брата Винсента ван Гога, который поддерживал его как инвестор и помогал ему.

Стоит отметить, что проект ТЕО находится в доменной зоне .art, что дает больше, чем просто интернет-адрес. Происходит как бы бессознательное погружение клиента в мир искусства, а для нас это возможность осознавать свою причастность к международному сообществу и развивать искусство в диджитал-сфере, что сегодня является совместной глобальной задачей.

М. П.: Искусство — это про смыслы, и в названии должно быть что-то интригующее. Мы считаем коллекционирование одним из важнейших маркеров развитого арт-рынка и с платформой ТЕО стремимся помочь начинающим коллекционерам отправиться в это увлекательное путешествие.

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
7
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
В Фонде Louis Vuitton 22 сентября открывается выставка собраний Ивана и Михаила Морозовых. Сурия Садекова, завотделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С.Пушкина, рассказала о коллекции, проекте и организационных подвигах
21.09.2021
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+