18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Любовь Агафонова: «В художественно-рок-н-ролльной тусовке все и началось»

№84
Материал из газеты

Московской галерее «Веллум» в этом году исполнилось 20 лет. Ее основательница Любовь Агафонова рассказала о самых важных выставках, которые ей удалось организовать, и о том, как изменились вкусы покупателей за прошедшие два десятилетия

Справка

Любовь Агафонова
Основатель и руководитель галереи «Веллум», коллекционер

Родилась в 1973 году в Москве. 
В 2001 году окончила Университет истории культур.
С 1999 года занимается антиквариатом.
В 2000 году основала галерею «Веллум». 
В 2019 году стала почетным академиком Российской академии художеств. 

Еще…

Как и почему вы пришли в галерейный бизнес?

На самом деле я хотела быть актрисой или, как вариант, сценаристом, собиралась поступать во ВГИК, но зарабатывала на жизнь, преподавая в школе мировую художественную культуру десятиклассникам. В 1990-е годы по этому предмету не было даже учебников, и я готовила материалы для уроков на основании того, что слышала на лекциях по истории искусств. К сожалению, прожить на зарплату учителя с маленькой дочкой было невозможно. Правда, преподавала я достаточно долго и продолжаю это делать, даже открыв галерею, только уже не школьникам. В общем, моя увлеченность искусством, постоянные походы в музеи — все складывалось в жажду деятельности, в жажду визуальных и физических перемен вокруг меня.

Перемены связаны с риском. Как происходило превращение из преподавателя в продавца произведений искусства?

У меня странное отношение к риску: я страшно боялась поступать во ВГИК, но не боялась в 19 лет прыгать с парашютом — 15 раз за одно лето. Так произошло и со сменой сферы деятельности. Учительница, девушка из скромной интеллигентной московской семьи, я была хиппи. Именно друзья, моя «хиппейная» тусовка, помогли мне в начале работы: первые картины я брала у них, отсюда же и первые истории дружбы с настоящими художниками. Однажды я приехала в Петербург, и мне негде было жить. А у хиппи существует понятие «вписка» — и я «вписалась» очень удачно, в сквоте на Пушкинской, 10, у одного художника, который меня познакомил с другими замечательными людьми, которые там тусовались. Например, с одним из основателей группы «Митьки» Митей Шагиным, с которым я до сих пор дружу. В этой художественно-рок-н-ролльной тусовке все и началось.

С какими художниками вы работали, чьи произведения продавали в 1990-е

Я была девушкой бедной и выкупать картины своих друзей-художников не могла. Но могла помочь продать, например, рисунок Анатолия Зверева. Меня очень поддержал тогда мой «хиппейный» приятель Мишель Банников. Он дал мне возможность продавать ранние, 1960-х годов, работы его отца — Николая Николаевича Банникова. Это и были мои первые коммерческие опыты. В то же время один мой знакомый предложил помогать ему по выходным дням торговать на вернисаже в Измайлове. В общем, сначала я работала в школе пять дней в неделю, потом четыре… Менять жизнь было страшно, но нужно было нормально жить и кормить ребенка. Тем более что мое профильное образование начало приносить пользу: я понимала вещи. В первый же день в Измайлове абрамцевскую полку я купила за 50 руб. и через час перепродала за 350. Так и пошло. Я продавала картины Банникова, замечательного художника, которого я рада буду представить на одной из будущих выставок. Второй художник, которым я в то время занималась, — нонконформист Олег Алексеевич Гостев. Именно его произведения я показала на своей первой выставке в Центральном доме художника.

А как возникла ваша собственная площадка, которую мы знаем как галерею «Веллум»?

Я делала много выставок и в ЦДХ, и в чужих галереях, и второе было моей ошибкой. На чужой территории зрители, посетители выставки начинают думать, что, чья локация, того и проект, реального организатора просто не запоминают. А вот ЦДХ был хорош своей нейтральностью, профессио­нальной работой PR-отдела. Поскольку у меня своей площадки еще не было, я делала выставки там. Публика и пресса туда с удовольствием ходили. У меня в ЦДХ были хорошие проекты, в том числе «Положение в пространстве», где мы показали живопись и графику классиков XIX века Ивана Шишкина и Алексея Боголюбова, а также советских мастеров Сергея Герасимова и Георгия Нисского, добавив тексты классиков русской литературы и музыкальное сопровождение. Позже в таком же формате я сделала выставку Юло Соостера (эстонский и советский художник-график, яркий представитель неофициального искусства. — TANR).

Я четко понимала, что мне необходимо собственное помещение, и до 2019 года моя галерея «Веллум» находилась на Пречистенке. Сейчас у меня новое выставочное пространство — в арт-квартале «Гостиный Двор» на Ильинке.

Что сейчас продает галерея «Веллум»?

Прежде всего шестидесятников. Анатолием Зверевым и Владимиром Яковлевым я занималась всегда. Потому что у моих друзей были их работы, и они мне их стали приносить, как только все узнали, что Любочка-искусствовед стала галеристом. Работы Дмитрия Плавинского (у меня коллекция его офортов), художников Лианозовской группы — Евгения Леонидовича Кропивницкого, Владимира Немухина, Оскара Рабина. У меня большая графическая коллекция Юло Соостера — я не только продаю его, но и сделала несколько его выставок.

Второе важное направление — художники начала ХХ века, модерн, символизм. Это Александр и Альберт Бенуа, Виктор Борисов-Мусатов, братья Милиоти, Зинаида Серебрякова, Петр Уткин. Конечно, Николай Рябушинский, который мне интересен не только как художник. Фантастическая личность: коллекционер, меценат, антиквар, издатель «Золотого руна», один из создателей «Голубой розы»! Мое собственное открытие — Александра Коновалова, ученица Михаила Врубеля, вдохновлявшаяся творчеством Борисова-Мусатова и других «голуборозовцев». Художница, завороженная исчезавшим на ее глазах миром русских усадеб.

Я постоянно работаю с произведениями авторов еврейской художественной традиции. Одним из первых художников, которых я открыла (как искусствовед, не как коммерсант), был великолепный автор Абрам Моносзон. У меня есть около 200 его произведений 1940–1970-х годов — тут и коммунальная Москва, и воспоминания о местечке. Есть работы Ильи Табенкина — удивительно умного и тонкого художника.

Изменились ли вкусы коллекционеров и конкретно ваших клиентов за 20 лет работы галереи «Веллум»?

Есть художники, интерес к которым стабилен. Всегда в моде и растут в цене работы Анатолия Зверева, постоянно востребованы Владимир Вейсберг и Дмитрий Краснопевцев. Всегда есть покупатели на авторов круга «Родной речи» — любой маленький этюдик Исаака Левитана купят, так же как и Ивана Шишкина, Валентина Серова или Василия Сурикова. А вот, например, интерес к Артуру Фонвизину, скорее, цикличный. Прекрасный художник! Спрос на его работы и работы его учениц резко вырос в начале 2000-х годов, а сейчас я вижу спад интереса. Думаю, временный: к действительно стоящим авторам покупатели всегда возвращаются.

Ну и неизменно желание начинающих коллекционеров купить шедевр подешевле. Сначала они относительно недорого покупают графический эскиз на аукционе, а потом, приходя в галерею, удивляются, почему топовые живописные произведения серьезных авторов стоят дорого.

Вы упоминали о выставках, которые организовывали. Это обязательная часть работы вашей галереи?

Я знаю многих коллег, которые прекрасно работают и без организации выставок, но для моей галереи выставки — это очень важно и очень полезно. За все время работы я организовала около сотни выставок. Для меня это не только двигатель торговли, возможность не только показать весь корпус работ какого-то автора или какое-то направление, но и представить результаты исследовательской работы. Кроме того, возможно, так проявляется моя нереализованная страсть к театру, постановкам, игре, и мои выставки — где, как правило, я сама куратор, — превращаются в некое синтетическое действо, объединяющее живопись, музыку и литературу. 

Очень значимы для меня (и получили большой резонанс) выставки Георгия Нисского в Российской академии художеств и Ильи Табенкина в Московском музее современного искусства. Я сотрудничаю с Государственным Русским музеем; было несколько моих выставочных проектов в Государственном литературном музее; почти 20 лет я организую выставки в музеях малых городов — в Торжке, Туле, в Муроме (даже мою собаку Халву, которая знакома многим посетителям галереи «Веллум», мне нашли сотрудники муромского музея).

Кроме выставок для меня очень важна наша издательская программа, и я планирую ее продолжать. Первой книгой, которую я издала в 2005 году, были «Записки» выдающегося искусствоведа Александра Георгиевича Ромма о еврейских художниках (в то время я в галерее активно занималась графикой Анатолия Каплана, Меера Аксельрода). Потом были монографии, посвященные Александре Коноваловой, Абраму Моносзону, Николаю Шестопалову (ученик Ильи Репина, участник «Мира искусства» и Ассоциации художников революционной России. — TANR). Его выставку я делала в Русском музее в 2016 году. Я сама расшифровала, прокомментировала и издала потрясающую автобиографическую повесть Бориса Смирнова-Русецкого «Идущий» о жизни аристократа и мистика в ХХ веке. Для меня очень важна книга воспоминаний друзей об Илье Табенкине, которую составил Михаил Дзюбенко и к которой я написала вступительную статью.

Может ли галерист собирать собственную коллекцию?

Конечно, может, хотя, как вы понимаете, невозможно оставить у себя все произведения, которые хочется. То, что я рассматриваю как свою коллекцию, — это и Иван Айвазовский, и Алексей Саврасов, отличный большой Нисский, Игнатий Нивинский. У меня даже до сих пор есть некоторые работы шестидесятников, купленные 20 лет назад.

Как на деятельность галереи повлияла пандемия?

Конечно, сильно уменьшились возможности для личного общения. В первую очередь речь идет о выставках, а это важнейший фактор моей работы — и исследовательской, и коммерческой. Интернет-выставки, на мой взгляд, более органичны для современных авторов. В нашем деле все-таки очень важен личный контакт с произведениями, особенно для серьезных покупок. Да, что-то можно купить, глядя на фотографию, но желание увидеть, соприкоснуться всегда останется и никуда не уйдет.

Работа галереи продолжается, мы активизировались в соцсетях, на сайте. Сейчас принимаем посетителей, соблюдая все меры безопасности, и рады, что все постепенно возвращается, интерес к искусству никуда не уходит.

Шестого октября к 90-летию со дня смерти Ильи Репина мы в галерее открываем выставку «Илья Репин — педагог» (по 4 декабря). Мне всегда были интересны связи «учитель — ученик», объединяющие целые эпохи в искусстве. Ведь Репин учил Ивана Куликова, Филиппа Малявина, Ефима Честнякова — первого русского примитивиста. Тут важны не только творческие, но и человеческие связи. Репин многих своих учеников поддерживал, искал им заказы.

Скажите, не жалеете, что тогда, 20 лет назад, открыли галерею?

Совершенно не жалею. Конечно, хватает сложностей, связанных с разнообразными кризисами, возникающими в нашей жизни. Но если оглянуться назад, посмотреть на все эти 20 лет, то галерея «Веллум» — это совершенно замечательное и счастливое предприятие. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+