Больше не Гойя: семь картин художника, о которых думают, что это не он

В прокат вышел фильм Кристофера Нолана «Довод», в сюжете которого фигурирует подделка Гойи. Рассказываем о незаметных для широкой общественности, но важных историях с картинами художника из крупнейших музеев мира

Кадр из фильма Кристофера Нолана «Довод». 2020. Фото: Warner Bros. Entertainment Inc
Кадр из фильма Кристофера Нолана «Довод». 2020.
Фото: Warner Bros. Entertainment Inc

Чтобы отметить долгожданный выход в прокат фильма Кристофера Нолана «Довод», где один из ключевых эпизодов связан с поддельной работой Франсиско Гойи, мы вспомнили картины художника, которые в последние годы перестали считаться его произведениями и теперь приписываются другим авторам. Точнее, по большей части анонимам. Дело в том, что при жизни Гойя был окружен друзьями и учениками, которые переняли его манеру, а в конце XIX века его работы стали очень популярными на антикварном рынке, что вызвало большое количество подделок, часто предназначенных для американцев. С этими поздними подделками ученые разбираются легко (например, в 1800-е использовали совсем другие краски). А вот копии, реплики и вариации, создававшиеся художниками времен Гойи, создают гораздо больше проблем.

«Махи на балконе»

Приписывается Гойе. «Махи на балконе». 1835. Фото: The Metropolitan Museum of Art
Приписывается Гойе. «Махи на балконе». 1835.
Фото: The Metropolitan Museum of Art

Метрополитен-музей, Нью-Йорк

Картина изображает двух щеголих на балконе и долгие годы считалась жемчужиной испанского собрания Метрополитен-музея, куда попала в 1929 году в качестве дара известного филантропа Луизин Хэвемайер. Сомнения в авторстве Гойи возникли в 1989 году, когда американскую картину повесили на выставке рядом с одноименной работой из собрания Ротшильдов (имеющей идеальный провенанс). Композиция оказалась одной и той же — однако уровень живописи значительно отличался, так что в американской работе даже заподозрили банальную подделку. Теперь считается, что ситуация не так критична. Есть версия, что картина из Метрополитен — копия или реплика, выполненная сыном автора — Хавьером Гойей. Очевидно, Хавьер прекрасно владел мастерством живописца, однако самостоятельных его работ почти неизвестно. На сайте музея полотно теперь обозначено аккуратно: «Приписывается Гойе». А искусствовед Хуан Хосе Хункера даже высказал подозрения относительно аутентичности знаменитых «Черных картин» Гойи из «Дома глухого», задаваясь вопросом, не Хавьер ли их написал, создавая легенду вокруг имени отца. Впрочем, тогда в Испании просто на одного великого художника больше.


«Колосс»

Гойя (последователь). «Колосс». Около 1818–1825. Фото: Museo Nacional del Prado
Гойя (последователь). «Колосс». Около 1818–1825.
Фото: Museo Nacional del Prado

Прадо, Мадрид

Картина с гигантом на фоне пейзажа долго не вызывала подозрений у сотрудников Прадо, тем более что у Гойи есть литография на похожий сюжет с изображением сидящего великана. Однако в 2008 году атрибуция картины была официально изменена — теперь музей подписывает ее так: «Гойя (последователь)». Стилистический анализ, по мнению искусствоведов, подтверждает авторство некоего ученика мастера. Кандидатуры на роль автора есть. Например, в левом нижнем углу стоят буквы “A.J.”, что может быть автографом художника Асенсио Хулиа (1760–1832), который был другом и иногда помощником Гойи. Но тут есть нюанс: первое письменное свидетельство о существовании этого полотна — в списке имущества Хавьера Гойи за 1812 год, в то время как оно было написано спустя несколько лет.


«Город на скале»

Анонимный последователь Гойи. «Город на скале». Около 1850–1875. Фото: The Metropolitan Museum of Art
Анонимный последователь Гойи. «Город на скале». Около 1850–1875.
Фото: The Metropolitan Museum of Art

Метрополитен-музей, Нью-Йорк

Еще одна картина, попавшая в Метрополитен в 1929 году от вдовы сахарозаводчика Хэвемайера. В 1970-х атрибуция кисти Гойи была отведена, теперь считается, что ее написал анонимный последователь Гойи примерно в 1850–1875 годах. Была ли это специальная подделка или лишь подражание? Не ясно, но многие детали скопированы с картин Гойи и скомбинированы «в одном кадре». Обычно такие коллажи (искусствоведы говорят «пастиш») — признак не ученичества, а обмана. Возможно, автором был художник XIX века по имени Эухенио Лукас Веласкес (не потомок). Он известен тем, что ради обучения много копировал Гойю и настоящего Веласкеса в Прадо. А в зрелом возрасте как-то похвастался, что был в Лувре и что Веласкес, который там висит, — это его Веласкес, а не Веласкеса. В общем, на сайте Метрополитен в графе «автор» теперь написано скромно: «В стиле Гойи».


«Донья Исабель де Порсель»

Франсиско Гойя. «Донья Исабель де Порсель». До 1805. Фото: National Gallery Londo
Франсиско Гойя. «Донья Исабель де Порсель». До 1805.
Фото: National Gallery Londo

Национальная галерея, Лондон

Этот женский портрет, датируемый «до 1805 года», считается одним из лучших у Гойи. На официальном сайте лондонской Национальной галереи он гордо подписан именем мастера. А в аннотации мы читаем: «В последнее время возникли сомнения относительно того, действительно ли это Гойя». Сомнения связаны с рентгеновским снимком полотна, сделанным в 1980 году. Оказалось, что картина написана поверх другого портрета — изображения мужчины в полосатой куртке. Проблема не в том, что этот мужчина по стилю не соответствует манере Гойи. Художники иногда пишут поверх чужой работы, тем более что в эпоху Наполеоновских войн случался дефицит материала. Проблема в том, что нижний слой стилистически относится к более позднему периоду, чем 1800-е. Тут вгляделись и в саму донью — оказалось, мазки не такие прозрачные, как у эталонных вещей, и текстура не очень похожа. Тем не менее Национальная галерея отказывается верить в подобное кощунство.


«Молочница из Бордо»

Франсиско Гойя. «Молочница из Бордо». 1827. Фото: Museo Nacional del Prado
Франсиско Гойя. «Молочница из Бордо». 1827.
Фото: Museo Nacional del Prado

Прадо, Мадрид

В главном музее Испании более тысячи работ Гойи, включая графику, и логично, что подозрения ученых вызывает больше чем одна работа из коллекции. В конце концов, нельзя же быть настолько производительным автором! Картина с изображением милой девушки на сайте Прадо еще числится как «Гойя», но его авторство оспаривают очень многие. Во-первых, она датируется предпоследним годом жизни художника — а в этот период он такие милые и светлые по колориту вещи уже не писал. Во-вторых, она анатомически ошибочна и не похожа на обычные фигуры его работы. В-третьих, что-то не то с мазками. А есть еще и в-четвертых, и в-пятых… Пока же музейная аннотация деликатно гласит, что картина «очень сильно отличается от поздних работ Гойи».


«Пожар в госпитале»

Франсиско Гойя. «Пожар в госпитале». Около 1808–1812. Фото: Museo Nacional de Bellas Arte
Франсиско Гойя. «Пожар в госпитале». Около 1808–1812.
Фото: Museo Nacional de Bellas Arte

Музей изящных искусств, Буэнос-Айрес

Первые подозрения относительно авторства данной работы относятся аж к 1868 году. Тогда владелец этой и еще нескольких сценок подобного типа пришел к выводу, что их автор — не Франсиско Гойя, а упомянутый выше Эухенио Лукас Веласкес, и решил начать судебный процесс. Внук Гойи дал показания, что это точно дедушкины картины, потому что он видел, как тот писал по крайней мере одну из них. (Обратите внимание: сей внук был сыном художника Хавьера Гойи.) Тем не менее на протяжении последних 50 лет ученые продолжают высказывать сомнения насчет авторства, основываясь на нетипичном стиле и нехарактерных мазках. Аргентинский музей указывает автором Гойю, но в аннотации уточняет: «Мы сохраняем принятую атрибуцию, хотя знаем, что необходимо провести дальнейшие исследования, чтобы развеять возникшие сомнения относительно авторства». В этом музее всего пять «работ Гойи», поэтому храбро рубить сплеча они не будут: это вам не Прадо.


«Портрет актрисы Антонии Сарате»

Франсиско Гойя. «Портрет актрисы Антонии Сарате». Около 1810–1811. Фото: Эрмитаж
Франсиско Гойя. «Портрет актрисы Антонии Сарате». Около 1810–1811.
Фото: Эрмитаж

Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

В России есть всего три работы Гойи (что странно, учитывая его бешеную производительность). Две из них — «Портрет художницы Лолы Хименес» и «Карнавал» — входят в число трофейного искусства в собрании ГМИИ и до 1990-х годов считались утраченными, поэтому эрмитажный «Портрет Антонии Сарате» гордо носил титул единственного Гойи в СССР. К нам он попал как дар американского магната Арманда Хаммера, имевшего очень мутные сделки с советским правительством. Взамен ему преподнесли «Динамический супрематизм № 38» Казимира Малевича из Третьяковской галереи. Оценивая мерками современных аукционных продаж — обмен отнюдь не равноценный. Испанисты Эрмитажа не сомневаются в авторстве Гойи, составители иностранных каталогов художника тоже претензий к картине не предъявляют. Однако в России ходят упорные слухи, что Хаммер подсунул Советам подделку. Но давайте разберемся. Картина-то и до Хаммера имела провенанс — минимум с 1900-х. Она, судя по всему, происходит из той части коллекции уже упомянутой Луизин Хэвемайер, которую та не подарила Метрополитен. Так что шансы, что это Гойя, весьма велики.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+