Свет восполняет утраченное

№83, июль-август 2020
№83
Материал из газеты

Специализированная подсветка может помочь реставраторам избегать инвазивного вмешательства в произведения искусства, хотя не все доверяют подобным методам

Зал выставки «Свет Рембрандта» с современными технологиями освещения в лондонской галерее Dulwich Picture. Фото: Gavriil Papadioti
Зал выставки «Свет Рембрандта» с современными технологиями освещения в лондонской галерее Dulwich Picture.
Фото: Gavriil Papadioti

Освещение влияет на наше восприятие произведений искусства. В этом уверен Роберт ван Ланг, возглавляющий научно-реставрационный отдел в Рейксмузеуме, где продолжается работа над знаменитым «Ночным дозором» Рембрандта. Когда полотно временно перенесли в боковой зал, сотрудники амстердамского музея вдруг заметили некоторые детали, ранее считавшиеся утраченными, например архитектурный фон.

«Разница в освещении временного зала и того места, где обычно висит картина, очень небольшая, — объясняет ван Ланг, — но, когда мы с Питером Рулофсом, главой отдела живописи и скульптуры, увидели ее на новом месте, мы хором воскликнули: „Ты только посмотри!“ Мы никогда прежде не замечали на „Ночном дозоре“ столько деталей и теперь очень хотим заняться оптимизацией его освещения». Реставрация шедевра Рембрандта по плану должна была завершиться весной, но из-за пандемии коронавируса сроки сдвинулись на 2021 год, так что у специалистов еще достаточно времени для экспериментов. 

Развитие технологий в последнее десятилетие изменило функцию освещения. Из вспомогательного элемента оно превратилось в точно настраиваемый инструмент, который можно использовать как неинвазивное средство, позволяющее уменьшить потребность в традиционных методах реставрации. Замена галогеновых ламп энергосберегающими светодиодными не только ведет к значительному сокращению музейных расходов, но и уменьшает тепловыделение. А почти полное отсутствие ультрафиолетового и инфракрасного излучения снижает для произведений искусства (хотя и не полностью устраняет) риски, связанные с источниками света.

Пока что ван Ланг думает над тем, «свет с какой длиной волны следует использовать, чтобы мы увидели на „Ночном дозоре“ как можно больше». Может показаться, что это простой вопрос, но Рейксмузеум не привык подбирать освещение индивидуально для каждого экспоната — как и лондонская Национальная галерея, придерживающаяся стратегии единообразного освещения.

Франк Ауэрбах. «Строительная площадка у Св. Павла, зима». Около 1955. Слева картина в обычном освещении, справа — в специальном освещении светодиодными лампами. Галерея Piano Nobile. Фото: Frank Auerbach/Piano Nobile
Франк Ауэрбах. «Строительная площадка у Св. Павла, зима». Около 1955. Слева картина в обычном освещении, справа — в специальном освещении светодиодными лампами. Галерея Piano Nobile.
Фото: Frank Auerbach/Piano Nobile

Институции помельче начали экспериментировать раньше: для них замена традиционного освещения светодиодными лампами более доступна и финансово, и логистически. Мэтью Трэверс, директор лондонской галереи Piano Nobile, объясняет, что современное светодиодное освещение очень удобно регулировать: «Вы можете менять угол луча, теплоту и яркость». В отличие от галогеновой лампы, свет которой становится теплее, если ее приглушить, светодиодные лампы музейного уровня сохраняют цветовые свойства даже при низкой яркости.

Беспроводные и мобильные технологии открыли еще больше возможностей точной регулировки. На недавней выставке «Свет Рембрандта» в Даличской картинной галерее в Лондоне можно было увидеть новую светодиодную систему освещения на bluetooth-управлении (судя по всему, она первой из всех музеев Великобритании установила подобное оборудование). Директор галереи Дженнифер Скотт называет нововведение «революционным». В частности, переменное динамическое освещение, которым музей оборудовал «Явление Христа Марии Магдалине у гроба» (1635) кисти Рембрандта, не только обнаруживает, что сцена разворачивается на рассвете, но и демонстрирует зрителям, как меняется картина при смене освещения: по мере повышения его интенсивности на ней все заметнее контраст цветов и оттенков.

При всем оптимизме в отношении нового оборудования Скотт видит его исключительно в репрезентативной функции и с недоверием относится к идее о том, что освещение могло бы заменить какие-то методы реставрации. Трэверс же убежден, что обратимость, безопасность и дешевизна служат весомыми аргументами. «Неинвазивные манипуляции с произведениями искусства всегда предпочтительнее, потому что, когда вы начинаете делать что-то физически, вы попросту не можете знать, к каким результатам это приведет в долгосрочной перспективе», — говорит он.

При работе с объектами, у которых сильно повреждены красочные слои, освещение вообще может оказаться единственным средством, способным вернуть им вид, близкий к аутентичному. На прошлогодней выставке «Уильям Блейк» в Тейт были представлены две потемневшие темперы, на поверхность которых проецировались изображения, восстановленные при помощи цифровых технологий. Благодаря такой «виртуальной ретуши» зрители получили возможность увидеть эти работы, теперь почти монохромные, во всей их цветовой полноте, по сути первоначальной.

Хотя виртуальную ретушь и посчитали целесообразной в контексте выставки Блейка, ведущий куратор отдела британского искусства до 1800 года Мартин Майрон ясно дает понять, что эту технологию не будут применять в постоянной экспозиции Тейт. Сегодня преобладает мнение, что она слишком театральна и претенциозна для повседневного использования. Хотя виртуальная ретушь — метод с историей: первый случай ее применения относится к 2004 году. С тех пор цифровые проекции использовались, чтобы добавить цвет самым разным объектам, от картин и мебели до древних артефактов. Знаменитый пример использования этой технологии — показ выцветших муралов Марка Ротко в Художественных музеях Гарварда в 2014 году. 

Словом, учитывая скорость развития технологий, весьма вероятно, что свет как инструмент будет играть все более важную роль в работе не только кураторов, но и реставраторов.  

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+