Максим Боксер: «Искусство становится все более востребованным — хотя бы с психотерапевтической точки зрения»

Коллекционер, выставка которого в фонде IN ARTIBUS успела проработать перед карантином всего четыре дня, не унывает — находит все новые возможности не только рассказать о проекте, но и увлечь коллекционированием других

Максим Боксер. Фото: IN ARTIBUS foundatio
Максим Боксер.
Фото: IN ARTIBUS foundatio

Выставке «Мечты коллекционера. Wish List Максима Боксера» в московском фонде IN ARTIBUS, основанном Инной Баженовой, не повезло: она открылась тихо и без настоящего вернисажа 18 марта, а уже 21-го вынужденно была приостановлена из-за пандемии. Однако главный герой проекта, коллекционер Максим Боксер с удивительной энергией находит не только средства и способы рассказать о своем собрании, но и, не выходя из дома, завлечь в сети коллекционирования других людей.

Расскажите, пожалуйста, о «Хрониках карантинной выставки». Хотя пространство фонда IN ARTIBUS временно закрыто для посетителей, выставка продолжает жить в интернет-пространстве.

Да, выставка, рассчитанная на постоянную трансформацию, на смены экспозиции и появление новых экспонатов, вдруг перешла в режим ожидания. Такой внезапный «стендбай» для истории, задуманной очень подвижной и активной, сначала меня ошарашил, но спустя какое-то время я понял, что многое начатое еще до открытия может быть переведено в удаленный формат. Странно, что мы придумали так много нестандартных ходов, как будто рассчитывая на подобную ситуацию. Например, еще до открытия выставки мы начали работать над аудиогидом «Прямая речь» — несколькими моими «бормоталками», как я называю свои рассказы об отдельных вещах из моей коллекции. Предполагалось, что посетители смогут навести смартфон на QR-код рядом с произведением и прослушать историю о нем в моем исполнении. С введением карантина мы лишь расшифровали эти записи и превратили их в серию публикаций, которые постепенно размещаем в аккаунтах Maxim Boxer Gallery в Facebook и Instagram, а также на странице фонда IN ARTIBUS. Уже вышли истории о Крымове и Ларионове, французском художнике Отоне Фриезе, за ними последуют и другие. Тексты пришлось переработать по сравнению с аудиоверсией, но все равно они сильно отличаются от того, как я пишу, и сохранили, как мне кажется, устную интонацию.

Оля Чтак. «Эти двое». Работа, приобретенная куратором Андреем Мизиано для коллекции проекта «Шар и крест». Фото: Facebook / Шар и крест
Оля Чтак. «Эти двое». Работа, приобретенная куратором Андреем Мизиано для коллекции проекта «Шар и крест».
Фото: Facebook / Шар и крест

Кроме текстов вы размещаете в соцсетях видеоролики о выставке. Их тоже удалось записать заранее?

Это вторая история, еще более мощная, она тоже возникла до карантина. Цикл видео «Хроники карантинной выставки» начался с того, что хотелось показать процесс монтажа. Получилось черно-белое немое кино о создании экспозиции, которое мне очень хотелось запечатлеть. Это кино является фрагментом большой видеоработы Марии Бавыкиной «Выставка», представленной в экспозиции.

Кстати, а почему все видео черно-белые?

Сначала материал был отснят в цвете, но потом в процессе работы с ним было принято решение перевести картинку в ч/б. Нам показалось, что так будет лучше. А вот следующие видео, идею которых подал мой друг, фотограф Владик Ефимов, мы уже сразу снимали черно-белыми — это прогулки по выставке, где я беседую с критиком Сергеем Хачатуровым, куратором фонда Еленой Руденко, художником Иваном Лунгиным. Это мы успели отснять в первую неделю, когда ограничение на передвижение по городу еще не было введено. Сейчас отснятый материал закончился, хотя в планах было продолжать цикл встреч на выставке и их видеофиксацию: собирались снять еще беседу и прогулку с основателем IN ARTIBUS Инной Баженовой, с автором идеи выставки Антоном Беловым, с архитектором Евгением Ассом, коллекционерами Михаилом Алшибая, Пьером Броше, Александром Кроником, с друзьями-художниками — экспонентами выставки Аленой Глазун, Аленой Кирцовой, Игорем Шелковским, Сергеем Шутовым, с разными известными и легендарными деятелями культуры — Леней Бажановым... Да что там говорить, планов было много, но их приходится трансформировать, приспосабливать к сложившейся ситуации и переносить в виртуальное пространство.

Выставка «Мечты коллекционера. Wish List Максима Боксера». Фото: IN ARTIBUS foundatio
Выставка «Мечты коллекционера. Wish List Максима Боксера».
Фото: IN ARTIBUS foundatio

Режим самоизоляции продлится как минимум до конца мая. Будете ли вы продолжать этот цикл бесед о выставке и коллекционировании в каком-то другом формате?

Мир оказался готов к этой страшной истории, современные коммуникации позволяют продолжать работу даже таким непродвинутым пользователям, как я. Например, у нас появилась мысль попытаться воспользоваться съемкой с камер видеонаблюдения, которые постоянно включены на выставке. Если удастся получить доступ к этим записям и они позволят рассмотреть экспозицию, то попробуем поработать с этими видео, виртуально погулять по выставке, возможно, что-то подглядеть и поговорить об этом. Попробуем. Хотя посетителей сейчас нет, выставка продолжает жить своей жизнью: может быть, произведения как-то вступают в диалог друг с другом, кто-то кому-то «подмигивает». (Часто бывает, что, возвращаясь домой, я замечаю что-то неладное на стенах, будто работы успели вернуться на места в последний момент.)

Мы записали и уже выложили нашу беседу в Zoom с Евгением Ассом. Он был архитектором самого выставочного пространства фонда, знает каждый его закоулок и одновременно неплохо знаком с моей коллекцией, но саму выставку не видел.

Несмотря на все сложности, чувствуете ли вы, что пандемия и вынужденная изоляция открывают также новые возможности и ресурсы?

Должен сказать, что эта ситуация многих дисциплинировала и заставила работать по-другому. Я даже вижу положительные стороны: мы привели в порядок все соцсети, пересмотрели фотоархивы, написали десятки текстов, постоянно думаем о том, как систематизировать работу и, главное, как донести информацию до зрителей. Меня это увлекает и подхлестывает. Мне кажется, что искусство становится все более востребованным, хотя бы с психотерапевтической точки зрения.

Андрей Бильжо. «Честертон». Работа, подаренная художником фонду «Шар и крест». Фото: Facebook / Шар и крест
Андрей Бильжо. «Честертон». Работа, подаренная художником фонду «Шар и крест».
Фото: Facebook / Шар и крест

В одном из интервью вы упоминали о том, что отнюдь не деньги определяют качество коллекции, а составить хорошее собрание можно с любым бюджетом. Это действительно так?

Когда я говорил об этом, я вспоминал слова Шарля Бодлера, который был не только поэтом, но и коллекционером и арт-критиком (правда, ни к чему хорошему это его не привело). Он говорил, что коллекционеру нужно обладать тремя вещами: страстным желанием, временем праздного человека и минимальными знаниями. Как видите — ни слова о деньгах. И вот у меня возникла идея. Чтобы доказать, что собрать интересную коллекцию можно с любым бюджетом, в рамках выставки «Мечты коллекционера» я хочу предложить такой проект (и уже есть двое желающих): в течение года я, полностью на свое усмотрение, собираю коллекцию человеку, который доверит мне определенный, совершенно любой бюджет, будь то деньги, сэкономленные на школьных завтраках, или суммы, сравнимые с брошенными на алтарь искусства императором Рудольфом. В течение этого времени заказчик не видит и не знает, что я покупаю для него, а через год, осмотрев коллекцию, он может либо забрать ее, выплатив мне гонорар за работу, либо отказаться. По-моему, звучит неплохо.

Кажется, вы нашли другой способ доказать, что покупать искусство — это не обязательно дорого. Я имею в виду организованную вами в Facebook группу «Шар и крест», где можно купить и продать современное искусство по очень умеренным ценам (живопись — до 20 тыс. руб., графика — до 10 тыс. руб.). При этом в группе действует десять простых правил, в том числе такие: не более десяти работ в день от одного продавца; продал три произведения — купи одно; продал десять — передай одно в фонд группы, а также обязательно одобрение модераторами группы выставляемых на продажу работ. Хотя группа закрытая, в ней уже более 7 тыс. участников, произведения уходят очень бойко. Как вы думаете, почему проект «Шар и крест» так выстрелил именно сейчас?

Выставка «Мечты коллекционера. Wish List Максима Боксера». Фото: IN ARTIBUS foundatio
Выставка «Мечты коллекционера. Wish List Максима Боксера».
Фото: IN ARTIBUS foundatio

Проект оказался нужным — и художникам, и галеристам, и тем, кто просто покупает искусство, ничего не выставляя на продажу. Правила писались буквально на коленке за 15 минут, и все они направлены на то, чтобы группа стала поддержкой в это непростое время для всех, кто ищет отдушину в искусстве, и тех, кто живет этим, в том числе живет в буквальном смысле — материально. Думаю, именно потому дело и пошло. Модель оказалась рабочей благодаря вовлеченности каждого участника, азарту и качеству, которое обеспечивают тонкие фильтры — мой личный отбор или отбор моих друзей. На эти фильтры обижаются, это неизбежно, но только они и являются своего рода гарантией, товарным знаком, что ли...

В проекте много альтруизма. Мы провели аукцион в помощь врачам Коммунарки. Сейчас куратор Андрей Мизиано собирает молодое искусство, есть и другие планы... «Шар и крест» достоин серьезного научного анализа, потому что за месяц существования он совершил (разумеется, на мой, совсем не объективный взгляд) тектонический сдвиг в области не только торговли искусством, но и вообще всех взаимоотношений в связке «художник — коллекционер — галерист — дилер — зритель».

Вы чувствуете, что группа в Facebook уже переросла во что-то большее?

Помимо вполне очевидных идей, связанных с покупкой, продажей, взаимовыручкой и психологической поддержкой участников, «Шар и крест» обозначил несколько других, очень интересных и важных направлений, о возникновении которых я даже не подозревал, задумывая эту историю. Назову только несколько из них, чтобы был понятен масштаб этого явления.

Видеопроект фонда IN ARTIBUS, Максима Боксера и Марии Бавыкиной «Хроники карантинной выставки». Фото: IN ARTIBUS foundatio
Видеопроект фонда IN ARTIBUS, Максима Боксера и Марии Бавыкиной «Хроники карантинной выставки».
Фото: IN ARTIBUS foundatio

Во-первых, «ШиК» — это постоянно действующая онлайн-выставка актуального искусства, в которой принимают участие сотни художников абсолютно разных стилей и направлений. Вы можете видеть, как и о чем они думают в данную секунду, как на их творчество влияет или не влияет ситуация в окружающем мире, и так далее, и так далее. Находясь на этой постоянной выставке в меняющейся ленте произведений, вы должны быстро реагировать и быстро анализировать, и это безумно интересно, тренирует остроту восприятия и ставит глаз.

Географический охват этой выставки невероятен. Помимо присутствия художников из основных столиц искусства, таких как Лондон, Милан, Нью-Йорк, Париж, Питер, здесь есть масса молодых людей из самых разных российских регионов, которые получили шанс быть увиденными коллекционерами в одной ленте со знаменитостями. Многих из них мы увидели впервые, работы многих из них начали покупать, появляются на свет новые имена. Некоторые художники начали специальные серии специально для нашего проекта: Люда Константинова, Гоша Острецов, Айдан Салахова и другие. Безумно интересно наблюдать, что выбирают для себя сами художники, которые, продав три работы, должны купить одну. Еще интереснее анализировать, что художники передают в фонд «Шара и креста».

Каким вы видите будущее проекта «Шар и крест»?

Очевидно, что каждый день появляются на свет новые коллекционеры и складываются новые коллекции, которые, несомненно, будут расти и развиваться. Новые собиратели обратят взгляд на более серьезные и фундаментальные работы, и, надеюсь, деятельность галерей воспрянет после карантина благодаря этим людям. В планах — превратить «Шар и крест» в онлайн-платформу, которая станет местом встречи художников, коллекционеров и галеристов. Идея очевидная, но это уже серьезный бизнес и совершенно другой разговор.

Самое читаемое:
1
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
В залах на Крымском Валу представили новую экспозицию отечественного искусства XX–XXI веков
07.06.2021
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
2
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
Телезвезда, ведущий популярных ток-шоу Андрей Малахов рассказал нам о своей коллекции современного искусства, опыте аукциониста, художниках, с которыми интересно, и о мечте превратить родной город Апатиты в тотальный арт-объект
09.06.2021
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
3
Дело Юлии Цветковой продолжается
Проходят судебные слушания по делу Юлии Цветковой. В ее защиту выступили многие художники и люди искусства
08.06.2021
Дело Юлии Цветковой продолжается
4
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
Выставка к 800-летию Александра Невского в Западном крыле Третьяковки собрала все хрестоматийные исторические картины, созданные за два века классической русской живописи
23.06.2021
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
5
Выставочный дизайн: прорывы и риски
«Мечты о свободе» в Третьяковке, графика Дюрера в Историческом музее и другие выставки: что сегодня происходит в музейном выставочном дизайне, чего следует ждать и чего опасаться
10.06.2021
Выставочный дизайн: прорывы и риски
6
Культура на природе: музейные фестивали в июне
Рассказываем, как провести начало лета с удовольствием. Музеи-усадьбы, парки и просто зеленые лужайки, где в первый летний месяц пройдут культурные мероприятия
04.06.2021
Культура на природе: музейные фестивали в июне
7
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Самым дорогим произведением классического искусства русской недели торгов в Лондоне стал «Лунный свет над Днепром» Ивана Айвазовского, а современного — «Небосвод» Эрика Булатова
11.06.2021
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+