Фридеманн Мальш: «Старая история очень важна для нынешней»

Директор Музея искусств Лихтенштейна Фридеманн Мальш издал на английском и немецком «Черный квадрат» крупнейшего эксперта по авангарду Ирины Вакар. Он рассказал о своей миссии представлять авангард и современное российское искусство на Западе

Ирина Вакар. «Черный квадрат». Издательство «Вальтер Кёниг». На немецком и английском языках. Фото: Третьяковская галерея
Ирина Вакар. «Черный квадрат». Издательство «Вальтер Кёниг». На немецком и английском языках.
Фото: Третьяковская галерея

В книге «Черный квадрат» старшего научного сотрудника Третьяковской галереи Ирины Вакар опубликованы подробности сенсационного исследования о том, что шедевр Казимира Малевича скрывает два изображения и надпись «Битва негров в черной пещере». Теперь, после выпуска кельнским издательством «Вальтер Кёниг» на немецком и английском языках, она стала первым изданием Третьяковской галереи, вышедшим на международный книжный рынок. 


Фридеманн Мальш
Фридеманн Мальш

Что вас вдохновило, почему вы выбрали эту книгу?

Началось все с выставки, которую я запланировал и потом осуществил. Она была посвящена Малевичу и его влиянию на современность. Мы провели ее в 2008 году у нас в музее. При ее подготовке я несколько раз приезжал в Москву и здесь познакомился с исследователями его творчества. Среди этих экспертов была Ирина Вакар, и я узнал от нее, что предполагалось провести исследование оригинала «Черного квадрата». Меня также заинтересовала публикация в немецкой газете о симпозиуме в Нью-Йоркском университете, который прошел в ноябре 2015 года, где выступала Вакар. Этот доклад был посвящен результатам исследования оригинала «Черного квадрата», и он тогда вызвал огромную дискуссию. Когда я прочитал эту заметку в газете, я подумал, что мне надо ознакомиться с этим материалом самому. Результаты исследования, отраженные в докладе, меня просто заинтриговали.

Что именно вас поразило?

Обнародованные Вакар в этом докладе результаты были не только естественно-научные, но там еще была надпись обнаружена, и в этой связи исследовательница делала очень интересные умозаключения об устремлениях Малевича, которые в какой-то степени перекликались с тем, что я думал об авангарде начала ХХ века, причем не только русском авангарде, но и об аналогичных течениях в западном искусстве. Надо сказать, что на Западе восприятие, интерпретация творчества Малевича после 1950-х годов приняла несколько одностороннее направление, и его как бы встроили в историю абстрактного искусства ХХ века. И в этой интерпретации абстракционизма, как на Западе она излагается, «Черный квадрат» называют основой, отправной точкой абстрактного искусства чисто формально. А вот результаты исследования Ирины Вакар подвергают именно эту точку зрения, эту концепцию, большому сомнению. И это направление мысли, этот подход позволяет совсем пересмотреть весь канон абстрактного искусства, и в том числе развитие и академического искусства в ХХ веке, то есть посмотреть на эту историю совсем с другой стороны.

«Черный квадрат» 1915 года — энигматичное произведение, по поверхности которого сейчас идут кракелюры, обнажая то, что написано под ней. Фото: Государственная Третьяковская галерея
«Черный квадрат» 1915 года — энигматичное произведение, по поверхности которого сейчас идут кракелюры, обнажая то, что написано под ней.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

А затем вы узнали о существовании книги на русском языке?

Мы узнали, что на русском эта книга существует, но не вывозилась, не экспортировалась на Запад даже в оригинальном издании. Поэтому я связался с директором Третьяковской галереи Зельфирой Трегуловой и спросил ее, разрешит ли она нам эту книгу перевести и опубликовать на немецком и английском.

Это издание вашего музея? 

Это кооперационный проект — наш музей с одной стороны, с другой стороны издательство «Вальтер Кёниг». Это сеть книжных магазинов, где продаются книги по искусству, вообще, наверное, важнейшая такая сеть. То есть это действительно максимально возможный путь распространения книг по истории искусства.

Вызвала ли уже эта публикация какую-то реакцию или пока еще рано об этом говорить?

Пока еще рановато. Книгу лишь недавно публично презентовали в Берлине. В кругах специалистов пока еще надо подождать дальнейшей реакции. Но мои личные контакты, мои личные беседы, переписка со специалистами в Великобритании, в Америке, в Европе, в разных странах говорят о том, что интерес очень большой. Интересно, что самое большое количество откликов на эту публикацию пришло из Юго-Восточной Европы — Румынии, стран бывшей Югославии. Это такие страны, где очень давно пытаются навести мостики, какие-то провести сравнения, параллели между авангардом Восточной Европы и Западной.

Расскажите о связи вашего музея с русским авангардом. Как вы занимаетесь этой темой?

В 2008 году, как я говорил, прошла выставка «Малевич и его влияние на современников». На эту выставку предоставила ряд работ Третьяковская галерея. В последующее время мы сделали еще две выставки по русским авангардистам — Чашнику и Родченко. И в связи с выставкой Родченко мы реконструировали его «Рабочий клуб», и он сейчас является частью нашей экспозиции. Этих клубов существует несколько реплик, но у нас самая полная и близкая по составу к тому, что было представлено в Париже в 1925 году. Причем это не просто экспонат за ленточкой, а открытый читальный клуб, куда люди могут приходить и использовать его так, как это в свое время предусматривал Родченко. Саша Лаврентьев, внук Родченко, даже с радостью согласился, чтобы мы этот клуб еще оснастили современными мультимедийными технологиями — видеотекой и прочим.

А оригинальные предметы работы русских авангардистов есть?

Увы, нет. Мы все-таки больше музей именно контемпорари-арта. Последние 10 лет мы начали собирать российское современное искусство. Дмитрий Гутов, например, целую инсталляцию у нас делал. Там инсталляция из 28 частей. Это стало его самой большой ретроспективой. Мы приобрели несколько его работ и будем продолжать это направление.

Замечательно, что с такой специализацией вы обратили внимание на такой древний авангард, как у Малевича.

Старая история очень важна для нынешней, сегодняшней истории. Без ее понимания невозможно обойтись.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Умер художник Дмитрий Врубель
В Берлине на 63-м году жизни скончался художник Дмитрий Врубель. Он был автором символа конца холодной войны — граффити с поцелуем двух престарелых лидеров, Брежнева и Хонеккера, написанного им на руине Берлинской стены
15.08.2022
Умер художник Дмитрий Врубель
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+