Кристина Краснянская: «Наш материал нетипичный, понятно, что конкурентов на Art Basel у меня нет»

№74, июнь 2019
№74
Материал из газеты

Владелица галереи «Эритаж» ездит на ярмарку Art Basel много лет. Сначала как зритель, потом как участница Design Miami/Basel. Кристина Краснянская знает о ярмарке многое и охотно об этом рассказывает

Кристина Краснянская на стенде галереи «Эритаж» на ярмарке BRAFA. 2019
Кристина Краснянская на стенде галереи «Эритаж» на ярмарке BRAFA. 2019

Вы не в первый раз едете на Art Basel. Объясните почему.

Знаете, в этом году я еду не в Базель, а на Art Basel в Майами-Бич. Я сделала такой выбор по двум причинам. Первая. Несмотря на все санкции, противостояние и политические нюансы, американцы относятся с большим интересом и симпатией к тем вещам, которые мы показываем. Они рассматривают их не как атрибутику тоталитарного режима, а как произведения искусства, как что-то очень любопытное, аутентичное. И вторая. В этом году нас, галерею «Эритаж», пригласила очень крупная и важная ярмарка Salon Art + Design в Нью-Йорке. Она проходит в ноябре. Логично, что оттуда мы поедем в Майами. А еще у нас выходит книга о советском дизайне как раз в конце лета — мы собираемся там ее презентовать. А на Art Basel в Швейцарии я поеду не как участница, а как гостья.

Как случилось, что вы выбрали именно Art Basel и ее «сестер», ведь в мире немало других сильных ярмарок? 

Давайте вспомним, что такое Art Basel. Ярмарке почти 50 лет, это одна из самых важных ярмарок современного искусства, хотя там представлен и модернизм. В ней участвуют крупнейшие и сильнейшие галереи. Ярмарка заслужила такую репутацию благодаря, конечно же, очень профессиональной команде организаторов, потому что любая ярмарка хороша продажами — а на Art Basel покупают. Она меня поразила в первый же раз, когда я увидела очередь, как в мавзолей в советские времена, состоящую из серьезных коллекционеров — мужчин в костюмах, при галстуках.

Мебельный гарнитур «Хлеба коммунизма». Игорь Крестовский. 1937. Выставка «Новое искусство нового государства» в галерее «Эритаж». 2017
Мебельный гарнитур «Хлеба коммунизма». Игорь Крестовский. 1937. Выставка «Новое искусство нового государства» в галерее «Эритаж». 2017

Куда они стояли?

Они стояли в так называемый First choice track. Это были коллекционеры, приглашенные на самый приоритетный и самый закрытый показ в 11 часов утра. 

Представляете, люди, прилетающие на собственных самолетах, выстраиваются в очередь, для того чтобы ринуться внутрь и бежать в попытке быстрее купить то, что им уже заранее «отложили». Естественно, они подготовлены, они знают, чего хотят, они пришли, чтобы подтвердить свою покупку. Если бы мне о таком рассказали лет десять назад, я бы в жизни не поверила, но это действительно так. 

У ярмарки есть несколько открытий, точнее, первые два дня состоят только из вернисажей. Вот этот First choice track — для самых главных коллекционеров. Потом просто открытие для главных коллекционеров, в четыре часа дня. На следующий день пускают тоже только по приглашениям или по ВИП-картам; их заранее присылают, то есть купить приглашение невозможно, передать карту тоже.

Стул для Дома на набережной. Борис Иофан. Конец 1920-х
Стул для Дома на набережной. Борис Иофан. Конец 1920-х

А потом уже приходит публика?

Да, дальше пускают всех желающих посмотреть и купить искусство. Это действительно очень стройная, отлаженная система, и галереи серьезно готовятся к мероприятию, выбирают лучшие произведения, заранее оповещают коллекционеров о них. Я несколько раз в Базеле для клиентов что-то покупала. От начала обсуждения вещи с галеристом и звонка клиенту до покупки проходило не более часа — настолько быстро там все совершается. И после двух первых дней ВИП-открытий фактически 50% Art Basel уже продано. 

Design Miami/Basel более демократична, чем Art Basel?

Нет, это просто, скажем так, отсек, где показывают дизайн. Что такое коллекционный дизайн? Это авторские вещи, либо уникальные, в единственном экземпляре, либо выпущенные очень ограниченным тиражом. 

Как правило, тираж этот в большинстве случаев, как и в скульптуре, восемь экземпляров плюс несколько авторских. Сейчас к коллекционному дизайну причисляются, в общем-то, вещи и большего тиража, но базово это так. И конечно, там выставляют как современный дизайн, так и винтажные работы знаменитых авторов. 

Стенд галереи «Эритаж» на ярмарке Design Miami/Basel. 2018
Стенд галереи «Эритаж» на ярмарке Design Miami/Basel. 2018

Сейчас Design Miami/Basel занимает целое здание в несколько этажей. Находится оно напротив Art Basel, и между ними даже есть внутренний переход. Естественно, те, кто приезжает на Art Basel, — это та же аудитория, что приходит на Design Miami/Basel. Так повелось, что дизайнерская ярмарка открывается за день до художественной, и в 11 часов в день открытия там происходит та же самая история. Пока я ездила в Базель как посетитель, участие в ярмарке казалось мне недостижимой мечтой.

И как же вы осмелились мечту осуществить? 

После случая, когда Крейг Робинс, основатель и совладелец Design Miami, водил меня по ярмарке, рассказывал о галереях, о предметах. В какой-то момент я обратила внимание на стенд галереи Dansk Mobel Kunst с очень аскетичной, простых форм, минималистической датской мебелью. Она навела меня на мысль о мебели советской, которую я видела в детстве. Вот тогда-то у меня и родилась идея, немного безумная. Я предложила Крейгу показать советский дизайн. Как у любого иностранца, он у Робинса ассоциировался с авангардом, поэтому он решил, что я собираюсь именно его показывать. А я говорю: «Ну почему обязательно авангард?» В общем, он дал мне шанс показать что-то на этой ярмарке.

Николай Силис. Скульптура «Конькобежцы». 1960-е. Стенд галереи «Эритаж» на ярмарке Design Miami/Basel. 2012
Николай Силис. Скульптура «Конькобежцы». 1960-е. Стенд галереи «Эритаж» на ярмарке Design Miami/Basel. 2012

Получается, вы попали по блату?

Блат очень относительный. Попасть на ярмарку практически невозможно. По официальной статистике, ежегодно на Art Basel отказ получает около тысячи галерей, на Design Miami/Basel — сотни. И конечно же, никакой блат тут не поможет. Просто Робинсу понравилась идея, ему стало интересно: что я могу показать? А дальше… могу целую новеллу написать о том, как мы собирали материал. 

Первый наш показ был связан с темой «От авангарда к поставангарду». Мы выставляли фарфор 1920–1930-х годов и мебель архитектора Бориса Иофана в диалоге с вещами, сделанными уже в 1960-е годы, в период оттепели, в совершенно другой эстетике, когда нашим дизайнерам было позволено вновь обращаться к идеям русских авангардистов и Баухауса. В результате мы имели оглушительный успех. 

Фрагмент выставки «Постконструктивизм, или Рождение советского ар-деко: Париж – Нью-Йорк – Москва» в галерее «Эритаж». 2018
Фрагмент выставки «Постконструктивизм, или Рождение советского ар-деко: Париж – Нью-Йорк – Москва» в галерее «Эритаж». 2018

Потом каждый год мы старались удивлять. Показывали сталинский ампир и мебель из домов-коммун, советское ар-деко. Организаторы ярмарки были нами очень довольны, каждый раз говорили, что мы делаем “good job”, «хорошую работу». Конечно, им нравится, ведь наш материал нетипичный, понятно, что конкурентов у меня там нет, а для них это изюминка.

Скорее, перчинка. Ну а как с продажами? 

У нас покупают в основном русские коллекционеры. Наверное, им приятен сам факт того, что вещь приобретается в Базеле. Бренд работает. 

Но за эти годы, надо отдать должное Art Basel, у нас сложилась своя аудитория. Появился интерес западных институций, они хотят делать с нами совместные выставки.

Деталь лампы «Молодежный фестиваль дружбы народов». Дмитрий Богатырев, Галина Столбова. 1957. Стенд галереи «Эритаж» на ярмарке BRAFA. 2019
Деталь лампы «Молодежный фестиваль дружбы народов». Дмитрий Богатырев, Галина Столбова. 1957. Стенд галереи «Эритаж» на ярмарке BRAFA. 2019

А как зрителю чем вам интересна ярмарка?

Это всегда хороший срез ситуации в искусстве и на рынке. Можно понять, что сегодня пользуется спросом, сориентироваться в ценах, найти новые имена. Там можно увидеть самые мощные галереи США, Европы и Латинской Америки. 

И вообще, Базель — замечательный город, особенно когда там проходит Art Basel, которую сопровождают интереснейшие параллельные программы. 

«Перископ» — чудесный проект, где всегда можно обнаружить новые имена. Замечательный проект Unlimited. В самом городе прекрасные музеи, один из моих любимейших — Фонд Бейелера. Там постоянно проходят потрясающие выставки, и там роскошный сад. 

Когда меня спрашивают, какие ярмарки стоит посетить, я отвечаю, что человеку без профессионального интереса посещение большинства ярмарок может быть тяжеловато. А на Art Basel как раз имеет смысл поехать. 

Специальное приложение Art Basel к The Art Newspaper Russia N 74

Самое читаемое:
1
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке
18.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
2
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
3
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
4
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
5
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
6
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+