Кто поедет на Венецианскую биеннале от России?

До сих пор не известно, кто будет представлять нашу страну на биеннале в 2017 году. TANR спросила кураторов, галеристов и искусствоведов, кого бы они хотели увидеть в национальном павильоне

В прошлом году тема и кураторы российского проекта на Архитектурной биеннале в Венеции были объявлены на Санкт-Петербургском международном культурном форуме. На этот раз комиссар павильона России на Венецианской биеннале современного искусства Семен Михайловский сохраняет интригу. Пользуясь случаем, мы предложили представителям художественного сообщества порассуждать о кандидатах в кураторы и участники выставки в российском павильоне.


Павел Альтхамер и Анатолий Осмоловский. «Схождение параллелей» (Parallel Convergences). 2013. Фото: osmopolis.ru
Павел Альтхамер и Анатолий Осмоловский. «Схождение параллелей» (Parallel Convergences). 2013.
Фото: osmopolis.ru
Виктор Мизиано. Фото: ГЦСИ-NCCA
Виктор Мизиано.
Фото: ГЦСИ-NCCA

Виктор Мизиано, искусствовед, куратор:

— У меня нет ощущения, что есть в нашем искусстве одно имя, перед которым художественная ситуация в долгу. Поэтому, на мой взгляд, вопрос не столько в выборе художника, сколько в кураторе. Именно от него мы вправе ждать стратегического и творческого замысла. Не исключаю, что настал момент предложить венецианский проект кому-то из кураторов среднего поколения. Есть несколько человек, которые уже не первый год делают серьезные проекты. Только что я работал в Московском музее современного искусства с Еленой Яичниковой, и это один из самых зрелых, имеющих ясное видение искусства и его задач людей. Есть еще, например, Юлия Аксенова, которая делала на протяжении последних десяти лет несколько амбициозных проектов.

Справка

СПРАВКА

Венецианская биеннале, старейшая и одна из самых престижных международных выставок, включает в себя главную выставку в Арсенале и Центральном павильоне в Джардини, параллельную программу и проекты в национальных павильонах стран-участниц. Российский павильон на биеннале — двухуровневую постройку в неорусском стиле со сложной внутренней структурой — архитектор Алексей Щусев спроектировал в 1914 году. Последние три биеннале — с 2011 по 2015 год — комиссаром павильона, имеющим право выбора куратора и художника, была Стелла Кесаева, основательница фонда Stella Art Foundation, ставшая первым представителем негосударственной институции на этом посту. Она переломила многолетнюю традицию показа групповых выставок, организовав в российском павильоне три сольных проекта московских концептуалистов — Андрея Монастырского, Вадима Захарова и Ирины Наховой. До этого комиссарами в разное время были директор Московского музея современного искусства Василий Церетели, Евгений Зяблов — на тот момент директор РОСИЗО, и Леонид Бажанов, тогда художественный руководитель Государственного центра современного искусства, Виктор Мизиано — главный редактор «Художественного журнала», и другие.

Еще…

Помимо нового поколения, есть регионы. Есть Государственный центр современного искусства, с помощью которого сформировались нестоличные школы кураторства. Тот же Калининградский центр современного искусства, в котором работают Евгений Уманский, Елена Цветаева, Дмитрий Булатов. Это самостоятельные, сильные и яркие фигуры, уже не один год делающие очень умные международные проекты. Вокруг ГЦСИ в Нижнем Новгороде есть целая школа, которой вполне можно дать карт-бланш, — один раз это уже случалось в истории постсоветских павильонов: в 2005 году нижегородские кураторы делали национальный павильон. Существует ГЦСИ в Самаре, где кураторы проводят Ширяевскую биеннале, и это тоже интересный вариант.

Третий возможный подход: куратором может быть художник. Если говорить о Санкт-Петербурге, то там существует группа «Что делать?» и Дмитрий Виленский — интеллектуал и блестящий организатор, фигура интернационально известная и уважаемая. Я бы с интересом посмотрел, какой павильон сделал бы Дмитрий лично или в составе группы «Что делать?». Кроме того, есть Анатолий Осмоловский — одна из самых важных фигур в актуальном русском искусстве, художник, который держит руку на пульсе, благодаря которому в искусство пришел уже не один десяток художников.


Группа «Синие носы». «Кухонный супрематизм»
Группа «Синие носы». «Кухонный супрематизм»
Игорь Цуканов. Фото: личный архив
Игорь Цуканов.
Фото: личный архив

Игорь Цуканов, коллекционер, меценат, арт-продюсер:

— Я бы делал проект под условным названием «Мы из Сибири», который бы включал в себя таких художников, как Василий Слонов, Дамир Муратов, Ринат Волигамси и группа «Синие Носы». На их материале можно сделать настоящее, запоминающееся всем шоу. Кого будет выбирать Семен Михайловский, понятия не имею.


Гриша Брускин. «Душегуб». 2012. Из проекта «Время "Ч"». Фрагмент инсталляции.
Гриша Брускин. «Душегуб». 2012. Из проекта «Время "Ч"». Фрагмент инсталляции.
Ольга Шишко. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина
Ольга Шишко.
Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Ольга Шишко, руководитель отдела кино- и медиаискусства ГМИИ им. А.С.Пушкина:

— В российском павильоне поиграла бы на молодости или пригласила людей из междисциплинарных зон театра и музыки, людей, которые работают на пересечении с современным искусством. Это могут быть режиссеры Семен Александровский или Ксения Перетрухина, композитор Дмитрий Курляндский в соединении с Сашей Пироговой, может быть, объединение «Провмыза» (объединение уже было было представлено на выставке в русском павильоне на биеннале в 2005 году – прим. TANR). Из числа моих любимых художников, уже заявленных на международной сцене, это мог бы быть Гриша Брускин. Если отдавать павильон молодым, то я бы, наверное, не стала называть конкретных имен, потому что у меня много любимых художников, — это просто идея.


Андрей Кузькин. «Все, что есть, — все мое». 2010. VI Берлинская биеннале современного искусства. Документация перформанса. Фото: Уве Вальтер
Андрей Кузькин. «Все, что есть, — все мое». 2010. VI Берлинская биеннале современного искусства. Документация перформанса.
Фото: Уве Вальтер
Ирина Горлова. Фото: ГЦСИ-NCCA
Ирина Горлова.
Фото: ГЦСИ-NCCA

Ирина Горлова, искусствовед, в прошлом начальник отдела художественных программ ГЦСИ:

— Я бы хотела видеть в русском павильоне Андрея Кузькина. Его прошлогодняя выставка «Право на жизнь» была проектом, который я лично ходила смотреть четыре раза, и он меня очень задел своим искренним повествованием, емкостью и рядом пронзительных моментов. Мне кажется, что сегодня нам не хватает такого искреннего искусства, как, впрочем, и жизни, и, мне кажется, было бы важно показать в российском павильоне художника, который проживает на пределе свою жизнь в искусстве и отображает свое восприятие перемен окружающего мира. Я бы, возможно, столкнула Андрея Кузькина с Леонидом Тишковым — он тоже все бродит в костюме Вязанника по лесам в поисках чуда. Здорово бы смотрелись хлебные люди Кузькина и башни будетлян из спагетти Тишкова.

У Семена Михайловского, мне кажется, была давняя идея сделать выставку, посвященную «Новой Академии», может быть, он вернется к этой ретроспективной идее, а может быть, покажет академическое искусство, которое сейчас развивается внутри подведомственного ему заведения.


Натта Конышева. «Зима». 2007. Фото: art4.ru
Натта Конышева. «Зима». 2007.
Фото: art4.ru
Леонид Бажанов. Фото: ТАСС
Леонид Бажанов.
Фото: ТАСС

Леонид Бажанов, искусствовед, в прошлом художественный руководитель ГЦСИ:

— Россия сейчас не в положении страны, которая выставляет своих лидеров и гениальных художников, нам нужно показывать какой-то процесс. Ярких личностей, которых мы хотели и могли показать, уже показали. Сейчас Россия интереснее как страна странных специфических художественных процессов. Можно делать не групповую выставку, а демонстрировать набор разных явлений и разных имен, которые характеризуют существующую ситуацию. Это может быть кто угодно: художники старшего поколения, например Натта Конышева, или, наоборот, совсем молодые представители contemporary art. Могут быть и художники, которые работают в квазиакадемической манере, что характеризует нынешнюю художественную жизнь — она совершенно выпадает из поля contemporary art и ориентирована на какие-то утопические социальные программы, — и это тоже может быть интересно западному сообществу, позволит посмотреть, что у нас происходит. Удивить всех искусством высокого уровня, боюсь, Россия сейчас не может.

Думаю, что Семен Михайловский постарается сделать что-то с традиционным кругом художников, возьмет каких-то молодых ребят из Репинской академии с попыткой слегка модернизировать и превратить в попсовое шоу. Такой винегрет можно увидеть в Музее современной истории России и в академии на выставке «Красные ворота/Против течения» — это такая общая тенденция смешать все в кучу и сделать вид, что у нас все в порядке.


Леонид Тишков. «Водолазы». 2009. Бронза, резина, свет. Courtesy of Krokin gallery
Леонид Тишков. «Водолазы». 2009. Бронза, резина, свет. Courtesy of Krokin gallery
Анна Толстова. Фото: "Коммерсантъ"
Анна Толстова.
Фото: "Коммерсантъ"

Анна Толстова, арт-критик:

— Я бы хотела увидеть Леонида Тишкова, наверное. Думаю, что нам давно не хватает искусства с человеческим лицом. Хотя примером такого искусства может быть Ирина Нахова (представляла Россию на биеннале в 2015 году – прим. TANR). Во-вторых, павильон имеет сложную архитектуру, и там, чтобы все это собрать, нужен художник, который умеет делать тотальные инсталляции, работать с разными уровнями и пространством.

Я думаю, что Семен Михайловский сделает что-то в духе выставок «Актуальная Россия», что-то академическое по форме и националистическое по содержанию.


Алексей Беляев-Гинтовт. «Красный марш». 2007. Сусальное золото, красная типографская краска, ручная печать на холсте. 220x397 см. Courtesy of Triumph Gallery
Алексей Беляев-Гинтовт. «Красный марш». 2007. Сусальное золото, красная типографская краска, ручная печать на холсте. 220x397 см. Courtesy of Triumph Gallery
Саша Обухова. Фото: Галерея «Пересветов переулок»
Саша Обухова.
Фото: Галерея «Пересветов переулок»

Саша Обухова, искусствовед, куратор архива Музея современного искусства «Гараж»:

— Я бы хотела, чтобы это была группировка ЗИП, мне кажется, Венеции они к лицу, они ее очень украсили бы. Кого выберет Семен Михайловский, я не знаю, это очень трудно предсказуемо. Может быть, какого-нибудь классициста, наподобие Алексея Беляева-Гинтовта.


Данила Поляков, Дмитрий Журавлев. Из серии Natura. Courtesy of Ruarts Gallery
Данила Поляков, Дмитрий Журавлев. Из серии Natura. Courtesy of Ruarts Gallery
Игорь Маркин. Фото: личный архив
Игорь Маркин.
Фото: личный архив

Игорь Маркин, основатель первого российского частного музея современного искусства Art4.ru (сейчас Art4):

— Я хочу видеть Ольгу Солдатову, потому что это сейчас выглядит современно и свежо, и Данилу Полякова, потому что он безумец и тоже современный, это было бы очень здорово для первого этажа. Там большие залы, и одного человека нам на все это здание не найти, у нас нет такого масштабного художника на сегодняшний день. Еще там бы хорошо смотрелся Дмитрий Гутов (вместе с Евгением Ассом и Вадимом Фишкиным участвовал в российском проекте на Венецианской биеннале 1995 года – прим. TANR), я бы поместил его и Ольгу Солдатову наверх, а внизу рисунки Леонида Цхэ и Данилу Полякова.

Семен Михайловский, возможно, возьмет Цхэ, он же питерский, ректор академии, — было бы логичным взять кого-то оттуда. Только питерские все выглядят несовременно, а вот Цхэ как раз достаточно свежо смотрится на мировой сцене. Гутова Михайловский тоже может взять, потому что это звезда от нас, Цхэ-то неизвестен.


Владислав Мамышев-Монро. Из серии «Несчастная любовь». 1994. Коллекция Государственного Русского музея
Владислав Мамышев-Монро. Из серии «Несчастная любовь». 1994. Коллекция Государственного Русского музея
Ольга Кабанова. Фото: личный архив
Ольга Кабанова.
Фото: личный архив

Ольга Кабанова, арт-критик, журналист:

— На мой взгляд, надо подчеркнуть, что мы часть арт-мира. Идеален был бы Владислав Мамышев-Монро, но, боюсь, это невозможно. Могу предложить куратора, а не художника, пусть куратор все продумает и рассчитает. Куратором вижу Елену Селину [от участия в опросе отказалась].

Мысленно конструировать ход мыслей Семена Михайловского — опасное занятие. Увольте.


Художник Петр Павленский во время акции «Туша» на Исаакиевской площади перед зданием Законодательного собрания. Россия, Санкт-Петербург. Фото ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Сергей Ермохин
Художник Петр Павленский во время акции «Туша» на Исаакиевской площади перед зданием Законодательного собрания. Россия, Санкт-Петербург.
Фото: ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Сергей Ермохин
Андрей Ерофеев. Фото: Премия Кандинского
Андрей Ерофеев.
Фото: Премия Кандинского

Андрей Ерофеев, искусствовед, куратор:

— Я бы выставил в Российском павильоне Венецианской биеннале две пары художников: группу «Синий Суп»Романа Мокрова и Петра ПавленскогоДарью Серенко. Мне кажется, что именно так, в парах, представляющих две крайности жанра, живет наше актуальное искусство. А Семен Михайловский, наверное, возьмет не крайности, а нечто среднее, «ни рыбу ни мясо», что-то успокоившееся, залегшее в тихую заводь, типа Елены Ковылиной.


Алексей Новоселов. Фото: Сергей Аутраш
Алексей Новоселов.
Фото: Сергей Аутраш

Алексей Новоселов, руководитель выставочного отдела MMOMA:

— К сожалению, мне неизвестно, кого из художников выберет Семен Михайловский, но выражу надежду, что это не будет групповой проект и что наконец-то павильон будет представлять молодой художник. У нас есть молодые художники, которые готовы и могут работать в рамках такого масштабного проекта, — примером тому могут служить персональные выставки, которые прошли, например, и в MMOMA. Очень важно дать такую возможность молодому искусству.

Самое читаемое:
1
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке
19.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
4
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
5
Разводы по-коллекционерски: один из главных двигателей арт-рынка
Правило трех “D” — death, divorce, debt (смерть, развод, долги) — хорошо известно и участникам, и аналитикам арт-рынка. Как правило, одно из этих обстоятельств, а иногда и их совокупность заставляют коллекционеров расставаться с шедеврами
21.10.2021
Разводы по-коллекционерски: один из главных двигателей арт-рынка
6
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
7
Музей Фаберже показывает живопись и графику Сальвадора Дали из его личной коллекции
Всего в Санкт-Петербург привезли больше 60 работ художника из собрания фонда «Гала — Сальвадор Дали». Среди них знаменитая «Галарина», которая не покидала стен Театра-музея в Фигерасе с момента смерти Дали
13.10.2021
Музей Фаберже показывает живопись и графику Сальвадора Дали из его личной коллекции
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+