Дмитрий Зайцев: «Завод и уличное искусство — это единое целое»

В Музее уличного искусства в Санкт-Петербурге в разгаре летний сезон. О том, как стрит-арт проник на стены действующего Завода слоистых пластиков, TANR рассказал Дмитрий Зайцев, петербургский промышленник, меценат и основатель музея

Завод слоистых пластиков на востоке Санкт-Петербурга начал работу в 1945 году, сперва было производство электрических изоляторов, а в 1956 году он перешел собственно к слоистым пластикам, отделочному материалу. Музей стрит-арта Санкт-Петербурга был основан здесь в 2012 году по инициативе инвестора завода Дмитрия Зайцева. Сейчас территория музея делится на две зоны: публичную площадку, где проходят временные выставки и массовые мероприятия, и постоянную коллекцию монументальных росписей на стенах, «муралов», современных уличных художников Паши 183, Тимофея Ради, Кирилла Кто и других. Значительное количество фресок находится внутри действующих цехов. Предприятие занимает почти 11 га промышленной зоны. По приблизительным подсчетам, это около 200 тыс. кв. м поверхности, которая отдана под работы уличных художников со всего мира.

Как появилась идея создания музея стрит-арта, да еще и на заводе?

Идея музея пришла после просмотра фильма «Выход через сувенирную лавку» известного андерграундного художника Бэнкси. У нас на территории завода было несколько зданий, в которых мы хотели устроить музей современного искусства. Фильм, так сказать, поставил точку, и мы остановились на стрит-арте. К тому же оказалось, что в Европе нет музея стрит-арта, так как это искусство запрещенное. И мы оказались первыми, кто его создал.

Музей подразумевает сбор, изучение и хранение предметов искусства. Как эта система работает у вас?

У нас есть постоянная коллекция, которая находится на территории действующего завода. Мы расписываем фасады, стены производственных цехов, а также размещаем инсталляции. Главная идея — превратить завод в музей, а музей — в завод. В прошлом году мы даже делали выставку «Искусство производства. Производство искусства». Мы считаем, что завод и уличное искусство — это единое целое. На заводе оно продолжает жить, мы не вырываем его из контекста улицы. На мой взгляд, современные музеи часто превращаются в кладбища искусства. Если вырвать предмет из контекста, произведение умирает. А для уличного искусства это вообще невозможно, в таком случае оно перестает существовать.

Что для вас идеальный музей уличного искусства?

Идеальное место для уличного искусства — это, конечно же, улица. В мире есть масса примеров, целые расписанные районы: в Лондоне это Шордич, в Нью-Йорке это бруклинский Бушвик... В этом смысле мы не единственные. Просто мы хотим придать этому систему, а именно сделать собрание уличного искусства культурной институцией.

Кто в музее занимается выбором художников?

У нас до сегодняшнего момента не было системы при выборе художников. Мы их просто приглашали. Сейчас как раз мы выбираем куратора для того, чтобы придать экспозиции более системный характер.

То есть сначала стали расписывать стены, а потом уже пришла идея объединить все это в музей?

Я, честно говоря, и не помню, что было раньше. Основной мотив был такой, что в серых стенах жутковато находиться. Потом я понял, что, когда приобретаешь такое большое предприятие, постепенно становишься рабом этой лампы, и от этого никуда не деться. Заводу 60 лет — он старый и серый. Что-то в жизни хочется менять.

Вы привлекаете не только российских художников?

Да. Голландцы, немцы, много французов. Зимой была выставка, которую делала целая бригада французских художников.

Рассчитываете ли вы, что когда-нибудь ваша коллекция будет иметь коммерческий успех?

Коммерция в данном случае не является целью, тем не менее да, конечно. Стрит-арт — это элемент девелопмента. Стрит-арт повышает стоимость недвижимости, и опять же есть примеры. Один из районов в Риме, Остиенсе, совершенно депрессивный район, где было социальное жилье. Художники начали систематически его расписывать, и в течение пяти лет стоимость недвижимости там выросла в два раза.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+