Зрительный зал Театра Гонзаги. Фото: Музей-усадьба «Архангельское»
Зрительный зал Театра Гонзаги.
Фото: Музей-усадьба «Архангельское»

В Театре Гонзаги, отмеченном Премией The Art Newspaper Russia, 11 июня возобновляется концертная деятельность, а сегодня, в день его рождения, в фойе открывается выставка «Магия старинного театра» с театральной бутафорией XVIII — начала ХХ века

Осенью 2021 года в Театре Гонзаги в Государственном музее-усадьбе «Архангельское» прошло первое театральное представление. Впереди — восстановление театральной машинерии, некоторых элементов сценического пространства, консервация декоративных панно и кулис. Планируется, что со временем театр станет исторической сердцевиной нового культурного кластера.

И все же при этом судьбу театра в Архангельском нельзя назвать счастливой ни с точки зрения театральной истории, ни с позиции музеефикации, прежде всего из-за несоответствия масштаба его художественных возможностей и той роли, которой ему всегда приходилось довольствоваться.

Несмотря на громкое имя Гонзаги, которое носит театр, создатель его проекта доподлинно неизвестен. Как считает Марина Краснобаева, хранитель театра и автор недавно вышедшей в свет наиболее обстоятельной и авторитетной его истории, «мы не имеем ни одного проекта, по которому строился театр в Архангельском, который с уверенностью можно приписать П.Гонзаге». Поэтому кроме великого итальянца в круг потенциальных архитекторов этого сооружения входят Осип Бове, Евграф Тюрин и руководивший строительством Степан Мельников.

Фасад и план Театра Гонзаги. Фото: Музей-усадьба «Архангельское»
Фасад и план Театра Гонзаги.
Фото: Музей-усадьба «Архангельское»

Театр возводили в кратчайшие сроки, к визиту в Первопрестольную императора Александра I по случаю празднования пятилетнего юбилея победы в Войне 1812 года. Князь Николай Борисович Юсупов, руководивший организацией торжеств, рассчитывал принять членов императорской семьи в своей подмосковной усадьбе и развлечь августейших гостей спектаклем столичного уровня. Поэтому для устройства театрального зала решено было переоборудовать усадебный манеж, тем более что такая практика была широко распространена в XVIII веке. По ходу работ требования князя к количеству зрительских мест и сценическому оснащению менялись. Согласно им переделывался и проект. В итоге каменные стены манежа отчасти разобрали, использовав оставшуюся часть в качестве основы для новых деревянных.

Строительство началось в июне 1817-го, а ровно через год Юсупов уже представил первый спектакль в собственном театре в присутствии российского государя, прусского короля Фридриха-Вильгельма III и германских принцев.

Фасады здания в итоге оказались куда более скромными, чем планировалось. В спешке пришлось отказаться от скульптурного декора и помпезных многоколонных портиков входа по обеим сторонам здания. Но внутреннее убранство зала было строго, гармонично и благородно: два яруса лож между деревянными колоннами большого ордера, расписанными под бело-серый мрамор, обивка голубого бархата, точно рассчитанные пропорции сцены и идеальная акустика деревянной коробки — резонатора. Главную же ставку владелец театра сделал на его декорации, созданные гением прославленного мастера театральной иллюзии Пьетро Гонзаги.

Макет Театра Гонзаги. Фото: Музей-усадьба «Архангельское»
Макет Театра Гонзаги.
Фото: Музей-усадьба «Архангельское»

Богатейший вельможа своего времени, Юсупов одним махом заказал полный сет из 12 декораций главному художнику императорских театров. В набор входили все возможные варианты сценографических решений классической оперы-сериа: городская площадь, дворец, храм, кабинет, сад, лес, тюрьма и так далее. Причем каждая декорация состояла из задника, нескольких пар кулис и соответствующих им верхних падуг. Гонзага работал над заказом в Петербурге и по мере готовности отправлял огромные декорационные холсты в Москву. Здесь при помощи механика московского театра их натягивали на рамы или прилаживали к валам для подъема, параллельно отрабатывая систему одномоментной смены декораций. Великолепные дворцовые залы, подсвеченные луной садовые кущи, ротонда торжественного храма, изба-таверна и даже тюрьма с мерцающим фонарем на цепи должны были стать для зрителя завораживающей глаз художественной обманкой.

Последние детали зала и сценического оформления допиливали буквально накануне премьеры. И когда император и вельможные гости заняли свои места, их ждал сюрприз — спектакль, состоявший исключительно из демонстрации перемен декораций под музыку безо всякого театрального действа. Было ли это зрелище следствием обстоятельств и неготовности полноценного спектакля или же задумывалось князем как таковое, неизвестно. Но ни в этот раз, ни в другие подобные (когда Юсупов принимал у себя принца Оранского или персидского Хозрев-Мирзу) полноценных спектаклей в театре, обладающем для этого всеми техническими возможностями и превосходной акустикой, так и не состоялось.

По словам драматурга и издателя Нестора Кукольника, покойный князь Николай Борисович Юсупов, «из уважения к художнику и желая сохранить сколь возможно долее эту живопись, которая столь же быстро осыпается, как разноцветные украшения на крыльях мотылька… не позволял в этом театре сценических представлений».

Правда ли это — вопрос спорный, но постоянное бездействие театра и впрямь способствовало сохранению уникальных декораций. В музее сейчас четыре комплекта (разной полноты) и один занавес.

Что делать с ними и механизмами для их перемещений сейчас? Ведь ценность этого памятника прежде всего в его комплексной сохранности и возможности демонстрировать «княжескую прихоть» и усадебный театр Александровской эпохи в подлинном виде. Сегодня же ни машинерия, ни сами декорации Гонзаги недоступны для осмотра не только зрителями, но и специалистами. Огромные холсты декораций, давно нуждающиеся в реставрации, повешены в хранении так плотно, что невозможно ни увидеть их росписи, ни провести фиксационную фотосъемку.

Зрительный зал Театра Гонзаги. Фото: Музей-усадьба «Архангельское»
Зрительный зал Театра Гонзаги.
Фото: Музей-усадьба «Архангельское»

Музей уже много лет стоит на пороге сложного выбора, нуждающегося в сугубом внимании профессионального сообщества. И сегодня, с окончанием реставрации здания театра, отмеченной Премией The Art Newspaper Russia, эта тема звучит особенно остро. Следует ли «Архангельскому» идти по пути европейских театров-музеев, например маркграфского в Байройте или королевского в Дроттнингхольме, сохраняющих и демонстрирующих декорации на сцене, или же вернуться к обсуждению давнего предложения о строительстве особого депозитария, где возможно не только хранение, но и экспонирование огромных полотен задников и кулис? Нужно ли размещать на сцене их полномасштабные копии-реконструкции и приводить их в движение, имитируя эффекты начала XIX века? Может ли Театр Гонзаги быть площадкой для современных исполнителей? И главное — насколько вообще оправданно внедрение современного оборудования в организм исторического памятника? Ведь крутить валы вручную и держать целый штат рабочих сцены для операций, легко обеспечиваемых сегодня нажатием кнопки пульта светового и сценического оборудования, едва ли возможно даже для фестивалей, ориентированных на исторически информированных постановщиков. А потому необходимо помнить, что любое использование исторического театра по его прямому назначению всегда неизбежно входит в противоречие с его сохранением как исторического памятника.

Самое читаемое:
1
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
Музейная реальность, данная нам в сравнительных ощущениях: подъем на фоне спада, сдержанный оптимизм и неизвестность впереди. Плюс таблицы лидеров: куда больше всего ходили и на что больше всего смотрели в прошедшем году
03.06.2022
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
2
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
Отличительная черта нового корпуса Третьяковcкой галереи — окна с произведениями из музейного собрания, напоминающие развеску картин у Павла Третьякова. Мы рассмотрели их подробнее и обнаружили шедевры русской живописи от Боровиковского и Венецианова до Малевича
08.06.2022
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
3
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
Выставку «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма составляют изображения одного и того же человека в разных видах — «селфи», написанные с помощью зеркала, рядом с портретом того же героя кисти другого художника
09.06.2022
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
4
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
Между болью и живописью: внучатая племянница художницы нашла в архивах больницы ее медицинские карты, рассказывающие о будничной жизни Фриды, о ее ежедневных проблемах и людях, которые помогали их преодолевать
15.06.2022
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
5
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
В Эрмитаже и Пушкинском открылись финальные выставки грандиозного тура, посвященного импрессионистам и постимпрессионистам из дореволюционных коллекций Щукина и Морозова
27.06.2022
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
6
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
Новое арт-пространство, объединившее усадьбу с флигелем, где в начале ХХ века жила и работала Анна Голубкина, откроется после реконструкции в 2024–2025 годах
21.06.2022
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
7
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
В 350-й день рождения Петра I откроются два грандиозных проекта — в Русском музее, посвященный отражению фигуры царя в искусстве трех столетий, и «30 картин из жизни Петра Великого» в павильонах на Марсовом поле, соединяющий прошлое и настоящее
07.06.2022
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+