18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Жан-Юбер Мартен: история одного куратора

Автор текста
Андрей Ерофеев
Искусствовед, куратор
Выставка «Бывают странные сближенья…» в ГМИИ им. А.С.Пушкина. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина
Выставка «Бывают странные сближенья…» в ГМИИ им. А.С.Пушкина.
Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Одним из лауреатов премии нашей газеты стал Жан-Юбер Мартен, куратор выставки «Бывают странные сближенья» в ГМИИ им. А.С.Пушкина. О принципах, карьере и главных достижениях мировой звезды кураторского искусства нам рассказал Андрей Ерофеев

Мартен едва ли не самая распространенная фамилия в Западной Европе. Из произведений многочисленных Мартенов-художников Жан-Юбер Мартен, о котором я хочу вкратце рассказать, сумел как-то собрать даже целую большую выставку. В России же, напротив, Мартенов нет. Мы только одного такого Жан-Юбера и знаем. Но зато этот Мартен в московском художественном круге вырос в фигуру чрезвычайно значительную. Я бы даже сказал, что в нашем контексте Мартен воплощает собой саму профессию куратора.

Пушкин — поэт.
Репин — художник.
Чайковский — композитор.
Мартен — куратор.

Правда, во Франции слова «куратор» не существует — там говорят «комиссар».

Андрей Ерофеев и Жан-Юбер Мартен. Фото: Из архива Андрея Ерофеева
Андрей Ерофеев и Жан-Юбер Мартен.
Фото: Из архива Андрея Ерофеева

Жан-Юбер Мартен впервые появился в Москве в 1978 году. С первых встреч с московскими музейщиками и чиновниками Минкультуры СССР он прослыл искусствоведом крайне несговорчивым и упрямым. Его у нас прозвали «господин Niet». Он входил в состав советско-французского коллектива комиссаров, готовивших списки выставки «Москва — Париж». «Представляешь, — недавно рассказывал мне Мартен, — они всё настаивали на морском пейзаже Рылова. Понтюсу Хюльтену было не с руки торговаться, а я спокойно им говорил: „Коллеги, ну при чем здесь эти гуси? При чем финский берег? У нас выставка о другом. Нет, и всё“. И ведь в итоге они согласились, в Париж эта картина не поехала». В Москве, на повторе выставки, Ирина Антонова, вероятно по приказу начальства, вычеркнула из каталога все упоминания о Льве Троцком. В знак несогласия Мартен явился на вернисаж, где он, как куратор, давал интервью советскому ТВ, со знаком ледоруба на лацкане пиджака. «Они вечно искажают историю, — говорит Мартен, за многие годы работы в России приучившийся мыслить нашим противопоставлением «мы — они», — а нам, французам, было важно показать одного из теоретиков сюрреализма, автора первого манифеста».

С сюрреализмом Мартена многое связывает. Он с юности обожал дадаистов. Герои его первых выставок — Ман Рэй, Ричард Линднер и Франсис Пикабиа.

Попав в стартовый коллектив Центра Помпиду, Мартен получил от директора задание изучать и готовить к экспозиции переданный в дар новообразованному музею кабинет Андре Бретона со всем собранием картин, объектов и раритетов. Эта работа многое предопределила в творчестве Мартена. Она открыла ему малоизученную, оборотную сторону искусства — художественную практику «других». Это и ар-брют дилетантов и душевнобольных, но прежде всего это высоко ценимая сюрреалистами ритуально-художественная продукция «дикарей» — все эти маски, шаманские украшения, изваяния духов Африки, Латинской Америки и Океании, страстным собирателем которых был Бретон. В процессе их описания Мартен сблизился с выдающимся антропологом Клодом Леви-Строссом, который научил его с эстетической, а не с привычной этнографической точки зрения оценивать «примитив». Так сама судьба подвела Мартена к новому видению современного искусства, которое он продемонстрировал через десять лет в грандиозном выставочном проекте «Маги Земли». Эта выставка, одно из важнейших экспозиционных событий ХХ века, создала в 1980-е годы предпосылки к настоящей эстетической революции, поменявшей множество ценностных критериев в деятельности музеев, галерей, коллекционеров и арт-рынка. Тут следует заметить, что работа куратора сродни дирижерской. Мало иметь талант и выучиться профессии — нужно, чтобы случай даровал тебе управление целым коллективом — оркестром или музеем.

Рисунок австралийских художников-аборигенов из Юэндуму и работа Ричарда Лонга «Круг красной земли» на выставке «Маги земли» 1989 года. Фото: Centre Pompidou, Bibliothèque Kandinsky
Рисунок австралийских художников-аборигенов из Юэндуму и работа Ричарда Лонга «Круг красной земли» на выставке «Маги земли» 1989 года.
Фото: Centre Pompidou, Bibliothèque Kandinsky

Едва Мартен получил пост директора Центра Помпиду, он сразу бросил все силы и средства огромной институции на подготовку своего шедеврального проекта. В двух словах его новшество можно определить так. Современное искусство много богаче и разнообразнее мейнстрима авангардистских направлений западного искусства. Оно возникает повсеместно и, следовательно, включает в себя и продукцию художников Азии, Америки, Африки. А также — что для нас здесь особенно важно — России. Все тогда искренне думали, что эти вещи несоединимы, ибо относятся к разным культурам, в частности таким, где не сложилось авангарда, где даже история искусства не написана. «Ничего страшного, — сказал Мартен, — обратная сторона Луны тоже Луна».

В те годы не один Мартен грезил о расширении границ современного искусства. Многие его коллеги пошли путем интеграции традиционных форм академического и реалистического искусства. Мартен этому решительно воспротивился: упадочная, депрессивная ветвь разуверившегося в своих целях и средствах искусства должна остаться за бортом. «Сколько такого же треша я видел в Мали, Камеруне и на Берегу Слоновой Кости!» — восклицал Мартен, когда мы с ним прогуливались по залам отчетной осенней или весенней выставки МОСХа в Манеже. В свой отбор он включал только обновителей искусства, непохожих, странных, не вписывающихся в нормы, работающих за красными линиями известных стилевых решений. Из «западных» художников он выбрал Даниеля Шпёрри, Кристиана Болтански, Ханса Хааке, Брацо Дмитриевича, Марину Абрамович. Его всегда тянуло на восточную оконечность Европы и еще до перестройки, в начале 1980-х, он прибыл в СССР искать «магов» среди наших художников-нонконформистов.

Карикатура к закрытию выставки «Карамболь» в Гран-пале. 2016. Фото: Aurélie Castex de Mesdemoiselles/Grand Palais
Карикатура к закрытию выставки «Карамболь» в Гран-пале. 2016.
Фото: Aurélie Castex de Mesdemoiselles/Grand Palais
Мартен уверен, что расширенный ассортимент современного искусства формируется с мира по нитке не историками, теоретиками и критиками, а людьми, наделенными умением воспринимать визуальный язык и ценить образованные в нем мыслеформы.

Наследуя подход Андре Мальро, Мартен полагает, что дело распознания подлинного искусства — это право и задача натренированного, опытного, остроглазого профессионала-путешественника, свободного от принуждений конкретного социокультурного контекста. Погруженные в него люди неизбежно слепнут, становятся заложниками внеэстетических подходов и в итоге отбирают не само искусство, а культурно или духовно значимые артефакты. Так, обходя мастерские московского художественного подполья Мартен ворчал: «Послушай, мне не нужны ваши поп-артисты и абстракционисты. Работы, может быть, и хорошие, но таких у нас тонны. Покажите мне что-то из ряда вон выходящее, что-нибудь совсем странное». Когда он попал в мастерскую Ильи Кабакова, он кричал от восторга: «Я знал, я знал, что в России должен оказаться такой мастер!» На многие годы Кабаков стал его любимым художником. Мартен написал про него книгу, хотя он почти никогда не брался за перо, сделал множество его выставок и завершил апофеозом Кабакова в Гран-пале — главном выставочном зале Парижа. Лишь спустя 30 лет коллеги Мартена решились включить в собрание Центра Помпиду коллекцию русских художников.

Инсталляция Ильи Кабакова в Центре Помпиду. 1995. Фото: Dirk Pauwels
Инсталляция Ильи Кабакова в Центре Помпиду. 1995.
Фото: Dirk Pauwels

Новации в институциях не прощают. После вернисажа «Магов Земли» Мартена вызвали на ковер к министру культуры. Строго велели объяснить, почему ради афромасок и афганских ковров он смел пожертвовать плановой выставкой «Пикассо и Брак». «Сколько можно на это смотреть? Мы показываем их каждый год», — молвил на месте разжалованный директор Центра Помпиду.

В порядке злой французской шутки Мартен получил назначение руководить полудохлым музеем-заповедником бывших колоний Франции, где в его обязанности входило обеспыливание масок и ритуальных костюмов («одеяний бубу»), но также и кормление крокодилов.

Полуспящий музей быстро пришел в тонус. Начались выставки, возобновились экспедиции. Мартен буквально дневал и ночевал в музее, устроил в нем свою квартиру. За считаные годы под его опытным руководством были собраны бесценные коллекции. Но тут на сцену вышел Жак Ширак, новый президент Франции и большой любитель африканского искусства. Ширак не придумал ничего лучше, как все мартеновские коллекции забрать в новообразованный Музей на набережной Бранли. Он замыслил его своим личным вкладом в культуру Франции. Сегодня этот музей носит имя Ширака. Директором новой институции был назначен не Мартен, а личный друг и арт-дилер президента господин Кершаш. А Мартена, слишком заметного инициатора поворота общественного вкуса, сослали в провинцию, в богом забытый уголок — деревню Уарон, где в заросшем парке стоял заброшенный замок средневекового олигарха — конюшего одного из французских королей. Лишенный почти всех исторических интерьеров, замок не входил ни в один туристический маршрут. Бюджета на закупки антиквариата Мартену не дали. Крутись как хочешь, но музей создай. И тогда он вспомнил про кабинет Бретона, который типологически восходил к домашним кунсткамерам (cabinet de curiosites). Наподобие наших краеведческих музеев эти кабинеты комплектовались просвещенными французскими вельможами в просторных помещениях их дворцов. Астрономия в них соседствовала с биологией, географией, геологией, мистикой, магией и многочисленными художественными сувенирами и трофеями. Если в «Магах Земли» Мартен ловко очистил поделки «дикарей» от этнографического налета и бытовой функциональности, то в экспозициях замка Уарон он, напротив, нагрузил современное западное искусство всеми дополнительными обыденными смыслами. Кабаков там сделал на заказ туалет. Болтанский — портретную галерею. Шпёрри — зал доспехов. Другие художники — друзья Мартена — разобрали себе каждый по тематическому залу «кунсткамеры». Впервые современное искусство было приведено в полное согласование с контекстом и даже поставлено ему в подчинение. Замок Мартена произвел фурор. Его кинулись посещать не только любители обновленных форм современного искусства, но и ценители хитроумных исторических реконструкций. А коль скоро появилась публика, в него поехали из столичных музеев разнообразные выставки. А один проект даже приехал в замок из Москвы — передвижная выставка «Безумный двойник». На ней любимые Мартеном странные европейские художники соединились с «Синими носами», Анатолием Осмоловским, Олегом Куликом и прочими нашими необузданными бунтарями.

Выставка «Бывают странные сближенья…» в ГМИИ им. А.С.Пушкина. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина
Выставка «Бывают странные сближенья…» в ГМИИ им. А.С.Пушкина.
Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Встреча с Мартеном меняет человека нашего круга. Ни художник, ни музейщик, ни искусствовед, пообщавшись с ним, уже не могут мыслить и действовать как прежде. И даже широкий московский зритель теперь, когда в ГМИИ имени Пушкина прошел многомесячный показ выставки Мартена «Бывают странные сближенья», стал смотреть на искусство по-другому — «по-мартеновски».

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+