Ретроспектива супрематиста и космиста Ивана Кудряшова проходит в Третьяковке

Выставка-исследование открывает новые страницы русского авангарда. Фото: Государственная Третьяковская галерея/Юлия Захарова
Выставка-исследование открывает новые страницы русского авангарда.
Фото: Государственная Третьяковская галерея/Юлия Захарова
№93, июль-август 2021
№93
Материал из газеты

Разделы выставки «Иван Кудряшов. К 125-летию со дня рождения» соответствуют основным этапам жизни художника

Довольно давно уже в отношении художников «первого авангарда», дореволюционного и советского, выстроена четкая иерархия. Мы без запинки скажем, какие фигуры там были главными, а какие второстепенными. Эта иерархия отнюдь не безосновательна, но восходит она к периоду «бури и натиска», когда все только зарождалось, формулировалось и требовало практической реализации. Ключевые герои успели сделать многое, но их последователи очень быстро оказались на обочине, по сути, вне закона. Так что принятая иерархия и объективна, и несправедлива одновременно.

Иван Кудряшов (1896–1972), персональная выставка которого сейчас проходит в Государственной Третьяковской галерее, был среди тех, чей потенциал накануне директивного сворачивания авангарда лишь начинал раскрываться по-настоящему. Он с юности был захвачен идеями «левого искусства», учился в Москве во Вторых государственных свободных художественных мастерских (ГСХМ), откуда в 1920 году был командирован в Оренбург с просветительской миссией. При его активнейшем участии здесь создавался филиал ГСХМ, а также еще один авангардный форпост — филиал витебского Уновиса (объединение «Утвердители нового искусства»), возглавляемого Казимиром Малевичем.

Это сотрудничество обещало грандиозные перспективы, но уже в 1922-м Кудряшов был вынужден вернуться в столицу, столкнувшись с неприятием своих новаторских замыслов. Впрочем, энтузиазма он не утратил и в Москве продолжил авангардные эксперименты, двигаясь в сторону космизма. За это он подвергался постоянной критике, а в 1938 году был исключен из Московского союза художников. Только с наступлением оттепели художник вновь стал привлекать к себе внимание — хотя и в очень узких кругах. Он оказался в числе тех немногих, кто смог напрямую донести прежние авангардные установки до сознания следующих поколений.

Фрагмент экспозиции. Фото: Государственная Третьяковская галерея/Юлия Захарова
Фрагмент экспозиции.
Фото: Государственная Третьяковская галерея/Юлия Захарова

Нынешняя выставка — первая основательная ретроспектива творчества Ивана Кудряшова. Кураторы Ирина Пронина и Игорь Стрекалов привлекли к работе над проектом всех важнейших держателей наследия художника. Помимо ГТГ, это еще пять институций: Государственный Русский музей, Вятский художественный музей им. В.М. и А.М.Васнецовых, Государственный музей искусств Республики Каракалпакстан им. И.В.Савицкого в Нукусе, Государственный музей современного искусства в Салониках и Центр Помпиду в Париже. Суммарно набралось более полутора сотен экспонатов, среди которых не только работы самого Кудряшова, но и произведения некоторых его коллег, значимые для контекста выставки, а также фотографии и архивные документы. Добавим, что специально для этого показа выстроен объемный макет, реконструирующий супрематическую, начала 1920-х, роспись Кудряшова для Оренбургского городского (1-го Советского) театра. Вероятно, молодой художник тогда не рассматривал эту работу в качестве opus magnum, но по факту вышло именно так. 

Новая Третьяковка
«Иван Кудряшов. К 125-летию со дня рождения»
До 22 августа

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+