18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Ретроспектива художника-авангардиста Ивана Кудряшова проходит в Третьяковке

Организаторы международного музейного проекта «Иван Кудряшов. К 125-летию со дня рождения» говорят о нем как о выставке-исследовании, открывающей новые страницы русского авангарда

Хрестоматийные строки Бродского к 100-летию со дня рождения Ахматовой «Бог сохраняет все...» с полным правом можно отнести к Ивану Кудряшову, чью персональную выставку приурочили к полукруглой дате — 125-летию со дня рождения. Причем из списка сохраненного Богом (страница, огонь, зерно, жернова и проч.) Кудряшова можно, пожалуй, уравнять с усеченным волосом, настолько незаметным выглядело его наследие: полузабытая фигура из сонма тех, кто практиковал беспредметную живопись в 1920-е, в постоянной экспозиции ГТГ висели одна или две его работы. Его имя мелькало в воспоминаниях Лидии Мастерковой, дружившей с Кудряшовым и его женой Надеждой Тимофеевой в 1950–1960-е годы и приведшей к нему Георгия Костаки.

В пику предыстории нынешний вернисаж получился невероятно пышным: пресс-показ освещали федеральные телеканалы, а у дверей галереи выстроились машины с дипломатическими номерами, среди первых гостей выставки был вице-премьер Республики Узбекистан Азиз Абдухакимов. Объяснялся этот ажиотаж теми же обстоятельствами, которые привели к забвению художника. Его наследие оказалось распылено: часть находится в России (ГТГ, Русский музей, Вятский художественный музей и другие), часть вместе с коллекцией Георгия Костаки уехала в Грецию и находится в музее в Салониках, а часть попала в Узбекистан: большой блок работ и архив купил у вдовы художника для своего музея в Нукусе («Лувра в пустыне», как его сейчас называют) Игорь Савицкий. Все эти институции (и еще Центр Помпиду!) предоставили на выставку свои произведения, а дипломаты России, Греции и Узбекистана поддержали событие личным присутствием.

История началась в 2017 году, когда научный сотрудник Третьяковки Ирина Пронина получила грант частного фонда Иветы и Тамаза Манашеровых на изучение работ Ивана Кудряшова в Нукусе. Ее изыскания дали толчок выставке. Чуть позже в качестве куратора к ней присоединился доктор наук, инициатор реконструкций ряда арт-проектов 1920-х годов Игорь Смекалов. Было некоторое сомнение, способно ли наследие Ивана Кудряшова, состоящее в основном из рисунков, эскизов, набросков, чисто визуально «удержать» большие пространства Новой Третьяковки. Но результат впечатлил именно что своей камерностью.

Невероятно здорово, что такая махина, как Третьяковская галерея, способна сфокусироваться на малом — одной-единственной биографии полузабытого художника — и воскресить его имя из небытия.

Жизнь Ивана Кудряшова до слез трагична. Сын виртуоза-столяра (его отец изготавливал деревянные модели воздухоплавательных аппаратов в мастерской Константина Циолковского), он с детства знал, что будет художником, в 15 лет поступил и год проучился в Академии Штиглица в Санкт-Петербурге, затем пять лет — в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (среди его учителей был символист Павел Кузнецов). В 1919-м 24-летний Кудряшов знакомится с Казимиром Малевичем и, что называется, заболевает абстрактным искусством.

Широко известно, что лихолетье Гражданской войны Малевич и его ученики переживали в Витебске, где была создана легендарная супрематическая группа Уновис («Утвердители нового искусства»). Менее известно, что филиал Уновиса в 1920–1921 годах существовал в Оренбурге и его организовал как раз Иван Кудряшов. Наркомпрос командировал его в Оренбург для организации художественного вуза — Государственных свободных художественных мастерских (ГСХМ), и некоторое время эти мастерские работали по программе Малевича, а сам Казимир Северинович в компании с Эль Лисицким в июле 1920-го приезжал в Оренбург с лекцией. Вектор на беспредметность главенствовал в мастерских примерно полгода: как только местные художники поняли, что абстракционизм — не директива Наркомпроса, а самоуправство нескольких человек, учебный план вернули к более традиционному формату. В ноябре 1921-го вуз и вовсе перепрофилировали в художественную студию-школу.

В Оренбурге Кудряшов сделал самый, пожалуй, впечатляющий свой проект — оформление в супрематическом стиле городского (1-го советского) театра, которое считается самой значительной разработкой Уновиса для реальной архитектуры. 100 лет назад этот смелый замысел не был реализован, но на выставке в ГТГ можно увидеть уменьшенный макет театрального зала с размещенными по стенам росписями. Даже сегодня соединение классической театральной архитектуры с парящими геометрическими фигурами выглядит мощно.

Вернувшись в Москву, в 1920-е Кудряшов какое-то время был активным участником арт-процесса, показывал работы на выставках даже за границей — в Берлине (1922) и Амстердаме (1923), вступил в Общество станковистов (ОСТ, 1925). Но постепенно либеральная жизнь сходила на нет, а вместе с ней исчезало абстрактное искусство. Быть художником-нереалистом становилось опасно для жизни. По сохранившимся трудовым книжкам удалось восстановить тяжелую борьбу за хлеб насущный: Кудряшов зарабатывал поденщиной, оформляя всякого рода наглядную агитацию для Института переливания крови, транспортных и прочих организаций. В 1930-е его вначале принимают, а потом исключают из Союза художников — как безнадежного эпигона Малевича, что отчасти соответствовало действительности: вплоть до кончины основателя супрематизма в 1935-м Кудряшов состоял с Казимиром Севериновичем в живейшей переписке. Он был в числе тех, кто встречал гроб с телом Малевича на Ленинградском вокзале в Москве и присутствовал при захоронении его праха в Немчиновке.

Призванный в 1942-м в армию, Кудряшов два года заведовал камерой хранения вещей заключенных в тюрьме НКВД. На фотографиях этого периода, как пишут в каталоге, «он выглядит совершенно раздавленным человеком». Его комиссовали из-за туберкулеза, после войны он получил инвалидность. Эпоха оттепели мало что в его жизни изменила. Он вызывал интерес как живой участник авангардного движения, но и разочаровывал малыми масштабами творчества. Даже купивший много его работ Георгий Костаки с сожалением писал, что в 1960-е Кудряшов пытался повторять более ранние вещи.

Он умер в 1972-м. Через год его жена и соратник Надежда Тимофеева, пристроив в музеи, по частным коллекциям и родственникам наследие мужа и написав 11 страниц его биографии, добровольно ушла из жизни.

Наверное, есть закономерность в том, что выставка Кудряшова состоялась именно сейчас. Сегодня мы чествуем его не только как последователя Малевича или отважного художника-монументалиста, придумавшего оформление целого театра, но и как создателя принципиально своего направления в нефигуративном искусстве — эдакого межгалактического световоздушного пророчества, то, что за неимением других слов кураторы выставки назвали «космизмом». В эпоху цифровых медиа, движущихся картинок видеоинсталляций, световоздушных эффектов Джеймса Таррелла или Олафура Элиассона Кудряшов воспринимается их важным предшественником, очень реалистичным предсказателем если не будущего вообще, то по крайней мере будущих форм искусства. Острое осознание важности его наследия произошло недавно: в 2012 году, когда окончательно стало ясно, что все, абсолютно все, даже небольшие рисунки, даже позднее творчество имеет огромную ценность, ГТГ приобрела у наследников ряд работ художника и его жены и получила в дар весь оставшийся архив.

Исследования продолжаются. Несмотря на то что сделана прекрасная выставка и выпущен подробнейший каталог, не удалось установить, где находятся, например, работы, фигурировавшие на научной конференции ГТГ «Участие художников в праздничном оформлении городов» в 1965 году. Неизвестно и место погребения Ивана Кудряшова. Следующим поколениям историков будет чем заняться.

Новая Третьяковка
Иван Кудряшов. К 125-летию со дня рождения
До 22 августа

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+