18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Керамика на все времена

№87
Материал из газеты

Музей-заповедник «Царицыно» подготовил крупную выставку «Керамика. Парадоксы». Она начинается с больших имен — Пикассо, Леже, Врубель — и заканчивается работами современных керамистов, возрождающих древние техники

Выставка «Керамика. Парадоксы» завершает в Государственном музее-заповеднике «Царицыно» год керамики. Уже прошли четыре выставки, ряд тематических встреч, выпущен каталог фонда керамики. В качестве финального аккорда проекта подготовлена большая — 150 работ — экспозиция с интригующим названием «Керамика. Парадоксы». Выставка должна была открыться 15 декабря, но в связи с закрытием московских музеев ее открытие сдвинулось почти на месяц, первые зрители смогли ее посетить лишь 22 января.

Некоторые решения кураторской группы действительно кажутся необычными — на что нам и намекают в названии выставки. Один из десяти тематических залов выставки называется «Большие имена», но, помимо ожидаемых вещей французских (Фернан Леже и Пабло Пикассо) и русских классиков (Михаил Врубель и Сергей Малютин), здесь представлены работы Николая Туркина (1962–2019) и Александра Задорина (1941–2008). Оба художника тоже по праву считаются классиками — только отечественной керамики. Туркин работал в Гжели, но не в бело-синей, а в ранней полихромной традиции этого места. Делал своеобразные майоликовые композиции, развивая современный, как он сам говорил, «русский стиль». Петербуржец Александр Задорин в керамике, как и в живописи и графике, был ироничен до сарказма, постмодернистски использовал античные мифы и библейские сюжеты.

Известно, что в советском декоративном искусстве керамике отводилось почетное место. Одним из самых значительных объединений, утверждавших право художников-керамистов на свободное творчество и эксперименты, была ленинградская группа «Одна композиция». С 1977 по 1986 год она провела 10 выставок, в которых участвовали 17 художников экспериментальных мастерских Комбината декоративно-прикладного искусства. Там они делали заказные работы к международным выставкам и для оформления публичных пространств, а помимо официального заказа экспериментировали, так что добились разрешения на выставку в гостиной ЛОСХ — Ленинградского отделения Союза художников. Предполагалось, что ее увидят только члены союза, поэтому выставком не предусматривался. Желающих выставиться в камерном пространстве оказалось много, а места мало. В итоге было принято решение, что каждый участник представит всего одну композицию, но обязательно неутилитарную. «„Одна композиция“ на протяжении ряда лет была единственной свободной от конъюнктуры и по-настоящему творческой выставкой в стенах ЛОСХ», — вспоминал Задорин в книге Михаила Копылкова и Маргариты Изотовой «Одна композиция».

Выставки — так было принято в то время — сопровождались обсуждениями. Среди приведенных в книге сведений о них есть такие записи: «12 марта (1983) в Москве прошло обсуждение выставки „Московская керамика — II“, на котором обострились противоречия в тенденциях и оценках московской и ленинградской керамики. Позиция некоторых московских керамистов через дружественных им критиков выразилась в приписывании ленинградским и прибалтийским керамистам стремления „угодить западным жюри и фетишизации материала“» или «Сидя в президиуме обсуждения, В.Цивин в ответ на эпиграммы А.Боровского сочинил остроумную и злую эпиграмму, которую прочитал позже, во время застолья. Критик покинул собрание».

На сегодняшний взгляд, на выставках «Одной композиции», как и во всей позднесоветской керамике, не было работ эстетически радикальных. Фигуративность, стилизация, легкая условность, игра с традицией и со стилями, камерные сюжеты — все это было и в живописи того времени, которую теперь с натяжкой называют постмодернистской (кстати, одна из композиций Копылкова носила название Post modern). Но требующей доказательств считалась сама возможность выхода керамики из сферы утилитарного, хотя столетиями она служила как пользе, так и красоте.

Вещи с выставок «Одной композиции»: «Розовое платье и осеннее пальто» Копылкова, «Автопортрет» Задорина, «Осень» Владимира Цивина, «Хиромантия» Анатолия Громова и несколько других — были закуплены государством и заняли достойное место в музейных собраниях.

Выставки «Одной композиции» прекратились не только из-за угасания энтузиазма ее участников — постперестроечное время вывело на авансцену новых героев, среди них керамистов не было. Одна из задач «Керамики. Парадоксы» — показать произведения современных художников, причем именно тех, кто работает с керамикой, а не обращается к ней время от времени. Этот материал требует глубокого знания технологий, а различные типы обжига во многом определяют эстетические качества современных произведений. Применение древних, архаических способов обжига глины, стремление работать с живым огнем, не используя газа и электричества, изучение региональных традиций в изготовлении керамики — все это и есть новейшие тенденции в керамическом искусстве, где главным становится не о чем, а как. О различных технологиях обжига также рассказано на выставке.

Разумеется, сегодня художники-керамисты делают и сложносоставные инсталляции, и арт-объекты, высказываются на актуальные темы. Например, Анастасия Чарина создала «Береговую линию» — десятки натуралистично выполненных керамических копий смятых сигаретных коробок, банок, окурков и старых туфель — мусора, выброшенного в море. Но похоже, что не социальная проблематика, а магия самого процесса создания из глины — подножного, в сущности, материала — чего-то возвышенного и прекрасного привлекает художников.

Кураторская группа выставки трудилась над ней с искренним воодушевлением. Кроме сотрудников музея — Юлии Киселевой, Виктории Петуховой и Татьяны Пунанс — к работе над экспозицией была привлечена французская художница Лиз Замбелли, чью керамику показывали в «Царицыне» в конце прошлого года. Архитектором выставки стала тоже француженка — Манон Томас Павловски. В музее очень хотят, чтобы выставка, завершающая их год керамики, была сделана по-европейски современно. Помимо произведений из обширного царицынского керамического собрания, здесь показаны вещи из нескольких других отечественных музеев.

Восторженная любовь кураторов к керамике прослеживается и в пояснительных текстах к разделам. Во вводном зале, посвященном мифам о происхождении человека, они напоминают, что боги многих народов сотворили людей именно из глины. Например, «у шумеров боги Энки и Нинмах слепили людей из глины, причем сначала они делали хороших людей, а затем, захмелев, сотворили различных уродов». 

Государственный музей-заповедник «Царицыно», Хлебный дом
Керамика. Парадоксы
22 января – 27 июня

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+