18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Frieze vs FIAC

Пока Нью-Йорк сдает понемногу свои позиции в качестве главного мирового центра торговли искусством, Лондон и Париж спешат занять место лидера.

В книге Эпоха художественных ярмарок, вышедшей в 2008 году, испанский арт-критик Пако Барраган ищет ответ на вопрос, как ярмаркам современного искусства всего за несколько лет удалось в буквальном смысле заполонить весь мир. Все потому, пишет он, что ярмарки — плоть от плоти такого распространенного урбанистического явления, как urban entertainment center (или, как переводят его на русский, «торгово-развлекательный комплекс»). Поэтому совсем не удивительно, что борьба за звание самой успешной ярмарки современного искусства нередко идет бок о бок со схваткой за титул самого интересного города.

В сердце старой Европы именно такая битва идет уже не первый год: Париж или Лондон, FIAC или Frieze? Минувшим летом соперничество двух столиц развернулось с новой силой. В июле британское Управление национальной статистики опубликовало данные, продемонстрировавшие уверенную победу Лондона как самого посещаемого туристами города: с января по июнь 2014 года здесь побывало почти 16,5 млн человек; Париж со своими 7,6 млн оказался далеко позади. (Для сравнения, Москву за тот же период увидели всего 2,4 млн туристов.) Однако если по туристическим данным Париж в этом году и уступил Лондону, то, за кем останется ярмарочная победа, еще предстоит увидеть: 15—18 октября в Лондоне пройдет Frieze, а спустя неделю, 23—26 октября, в Париже — FIAC. Обе ярмарки могут похвастать параллельной программой и галереями-участницами; такой паритет — проявление глобальной тенденции, когда ярмарки постепенно теряют свои характерные черты, становясь все больше похожими друг на друга. А раз так, решающую роль в предпочтениях коллекционеров действительно могут сыграть только какие-то моменты антуража и атмосфера города. Туристы в мире искусства сильно отличаются от остальных: для них правила статистики не так строги.

Frieze

С момента своего появления Frieze делала ставку на все самое актуальное и альтернативное. За десять с лишним лет ярмарка, конечно, заматерела: среди участников основного раздела теперь есть и Gagosian Gallery, и Gavin Brown Enterprise, и Spruth Magers — арт-рыночные тяжеловесы. Однако бессменные директора Аманда Шарп и Мэттью Слотовер стараются не терять задора и с помощью раздела Focus всячески акцентируют внимание коллекционеров и посетителей на новых галереях, где ценится эксперимент. Например, появившаяся всего три года назад и впервые участвующая во Frieze London шанхайская Leo Xu Projects устроит инсталляцию архитектурного коллектива Atelier Bow Wow из Токио. Токийские архитекторы вдохновляются спонтанными архитектурными формами и просто невеликого объема постройками вроде треугольного кафе на четырех посетителей, благо Токио с его вечной нехваткой места являет богатую среду для такого исследования, а дальше эти тесные интерьеры, каким, в частности, является и галерейный ярмарочный стенд, используются для создания небольших пространств общественного пользования.

Дух экспериментаторства на Frieze наиболее очевидно проявляется в ярмарочном разделе Projects. Иногда работы здесь не имеют никакой, даже косвенной, связи с коммерческими прогнозами и служат исключительно свидетельством текущего художественного процесса, как, например, будет в этом году с Disabled Theater, копродукцией хореографа Жерома Беля и швейцарской театральной компании HORA (представленный на Documenta 13 спектакль вызвал немало противоречивых отзывов, поскольку в нем заняты актеры с нарушениями психического развития). Притом ничто не мешает разделу Projects служить и отличной площадкой для коммерческих галерей, которые хотели бы продемонстрировать не вписывающиеся в ярмарочный формат работы художников. Так, Ник Маусс при поддержке 303 Gallery готовит по своим эскизам театральную сцену, где каждый день будут представлять новый танец (ведь и сама ярмарка с ее тысячами посетителей, бесконечными знакомствами и разговорами, по убеждению художника, есть своего рода подмостки социального танца), а Керит Ван Эванс, чьи эффектные композиции можно будет купить в галерее White Cube, приготовил кое-что специально для Лондонского зоопарка, что в двух шагах от ярмарочного павильона.

FIAC

Парижская ярмарка вовсю использует достопримечательности города, помещая инсталляции и перформансы в самых живописных его частях. Например, совершенно невозможно удержаться от прогулки по Ботаническому саду, если там выставка скульптур, или по соседнему небольшому зоопарку, где художникам позволяется устраивать перформансы прямо в вольерах (не с тиграми, правда). Еще поводом для променада служит экспозиция в саду Тюильри, где сейчас установят масштабные работы Георга Базелица, Кристиана Болтански, Тунга и других художников. А в самом Лувре готовят специальную программу, посвященную современному концептуальному танцу, где фигурирует имя упомянутого уже Жерома Беля (будет показан другой, разумеется, спектакль, но не менее скандально известный — 1995 года, названный именем самого хореографа, где танцоры появляются на сцене голыми и прямо там справляют нужду). Менее провокационным, но не менее захватывающим должен стать спектакль, а вернее, мультимедийная инсталляция Reanimation Джоан Джонас (в 2015 году художница будет представлять США на Венецианской биеннале). Основанная на романе Ледник исландского писателя Халлдора Лакснесса, работа представляет собой диалог между Джонас — она создает визуальные образы ледяного мира — и джазовым пианистом Джейсоном Мораном, чья музыкальная импровизация добавляет мистики. Не отстает ярмарка и по уровню собственно коммерческой части, особенно после того, как пару лет назад организаторы решили резко сменить курс и сделать ставку на международные, в особенности американские, галереи. Сейчас число французских и американских участников почти сравнялось — 48 против 45; вакантные места европейцев постепенно занимают участники из Бразилии, Мексики, Саудовской Аравии, Индии, Японии. Работы представителя бразильского авангарда второй половины XX века, экспериментировавшего с абстрактной фотографией и социальным дизайном, Джеральдо де Барроса можно увидеть на стенде Luciano Brito из Сан-Паулу. Ну а Nature Morte из Нью-Дели отдаст свой стенд под персональную выставку Азима Вакифа, чьи инсталляции и объекты похожи на нагромождение первых попавшихся под руку вещей и б/у материалов, что на самом деле являет собой тщательно продуманный хаос.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+