«Такое невозможно больше нигде — только здесь»

№14, июнь 2013
№14
Материал из газеты

В Новом Манеже 4 июня открылась выставка Лаборатории Дмитрия Крымова

Справка

Дмитрий Крымов
Театральный художник, режиссер

Дата и место рождения — 10 октября 1954 года, Москва
Образование — Окончил постановочный факультет
Школы-студии МХАТ в 1976 году
Карьера —
1976–1985
— Работал в Театре на Малой Бронной, создал
сценографию к постановкам Анатолия Эфроса Отел-
ло (диплом); Месяц в деревне; Лето и дым и др. Параллель-
но оформил спектакли Эфроса Тартюф и Живой труп на
сцене МХАТ
1985 — Художник-постановщик Театра на Таганке, где
выпустил спектакли У войны не женское лицо; Полтора ква-
дратных метра; Мизантроп
1990 — Оставив театр, занимался живописью, графикой,
инсталляцией
С 2002 — Преподает в Российской академии театраль-
ного искусства (РАТИ — ГИТИС), где ведет курс теа-
тральных художников, и руководит творческой лабо-
раторией в театре «Школа драматического искусства»
(премьера их первого спектакля Недосказки состоялась
в 2004 году)
2008 — Вместе с режиссером Евгением Каменькови-
чем набрал экспериментальный курс на режиссерском
факультете РАТИ, где сценографы, режиссеры и акте-
ры впервые в истории театрального образования учат-
ся вместе
Премии и награды—
2006 —Премия Станиславского
2007 —«Хрустальная Турандот» (спектакль Демон. Вид
сверху)
2007 — «Золотая трига», гран-при Пражской квадриен-
нале за экспозицию павильона России
2008 — «Золотая маска» (спектакль Демон. Вид сверху)
2009 — «Хрустальная Турандот» (спектакль Опус № 7)

Еще…

В Новом Манеже 4 июня открылась выставка Лаборатории Дмитрия Крымова, художника и режиссера, чьи спектакли фактически составили новый, не существовавший доселе в отечественном театральном искусстве жанр. Актеры и художники работают в этом театре вместе, декорации временами создаются у нас на глазах, а тексты ролей не повторяют буквально известные пьесы, но рождают ассоциации с классикой, куда более надежные, чем иные традиционные постановки.

Действительно ли сначала выставка будет открыта для детей?

Да, у нас появилась такая идея. На два дня. Без взрослых, только для детей — больших, которые уже кое-что понимают.

Какие спектакли там задействованы?

Все — мы сделали их 16 или 17 за девять лет. Будет даже один спектакль, поставленный со студентами Верой Мартыновой, моей ученицей.

Вера Мартынова вместе с Марией Трегубовой, еще одной вашей недавней студенткой, сегодня художники вашего театра. А Вера еще и главный художник «Гоголь-центра».

Да, и мне очень нравится то, что она там сделала, это новое пространство.

Еще незаконченное...

И мне эта незавершенность нравится. Очень неуютный когда-то зал Театра им. Гоголя она совершенно изменила.

Вернемся к выставке. У вас ведь есть уже некоторый выставочный опыт, и успешный: в 2007 году вы делали российскую экспозицию на Квадриеннале в Праге и получили за нее главный приз. Как вообще это выглядело?

Симпатично, как мне кажется. Хотя я не мерил эту симпатичность ценностью награды и был бы доволен, даже если бы мы не получили ничего.

Это правда, что в павильоне шел дождь?

Там не дождь шел — там вода капала. Это была обычная комната с протекшим потолком, и внизу стояла вода — без калош нельзя было войти. У входа калоши стояли, огромные, и зонтики. И всюду были графинчики, бутылки, в которые тоже капала вода… А макеты спектаклей, как бы спасая их от воды, мы поставили на постаменты, собранные из старых венских стульев и книжек.

И вы все это придумали?

Вместе с моими третьекурсниками. Экспозиция России называлась Наш Чехов: 20 летиспустя, и там было много спектаклей — Давида Боровского, Сергея Бархина, Олега Шейнцисаии других.иИз наших были Торги Веры Мартыновойии Маши Трегубовой. И именно экспозиция,иа не сами макеты спектаклей получила «Золотую тригу». Мы, как сказал когда-то Хрущев, и «показали им кузькину мать» — постучали калошей по трибуне…

Спектакль Демон. Вид сверху — один из ранних, сочиненных Дмитрием Крымовым вместе со своей Лабораторией, третий по счету. За него автору присуждены премии «Хрустальная Турандот» в номинации «Лучшая режиссура сезона» и «Золотая маска» в номинации «Эксперимент»
Спектакль Демон. Вид сверху — один из ранних, сочиненных Дмитрием Крымовым вместе со своей Лабораторией, третий по счету. За него автору присуждены премии «Хрустальная Турандот» в номинации «Лучшая режиссура сезона» и «Золотая маска» в номинации «Эксперимент»

Вы учились как художник — слово «сценограф» тогда ведь еще не употреблялось?

По-моему, Олег Шейнцис использовал его впервые. Во всяком случае он первым из нас на афише стал называться сценографом. Я никогда не использую это слово, имея в виду себя или своих учеников.

Хочется понять разницу. Это более высокий статус? Раньше был художник театра, который реализовывал замысел режиссера и едва ли имел какое-то право на самостоятельность…

Имел, конечно.

Но у вас-то, по моему ощущению, зрительный ряд решает все.

Ну да, сначала актеры у нас были гостями. Да и сейчас, в общем.

Они об этом знают?

Боюсь, что догадываются.

Но функции художника в театре изменились?

По-моему, в театре все изменилось. Он ведь делается не для абстракции, а для тех людей, которые приходят. А они изменились сильно: такие опытные, такие искушенные. И уже не может быть театра, как во времена, когда никто не видел американского кино и когда laterna magica (волшебный фонарь, оптическое устройство для проектирования изображения на экран. — TANR), век которой давно закончился, казалась здесь пределом технологии и смелости. Чтобы сегодня достать до печенок человека, сидящего в зале, нужны другие способы, во всяком случае более разнообразные, чем те, что использовали все, и мы тоже, раньше. Мне кажется, сейчас идет период поиска средств: найти новые средства, не потеряв душу. Не увлекаться ими, забыв про душу, но и не думать, что русская душа выражается только в старом МХТе или в актере, которому дай 20 минут — и он тебе перевернет мир. Этого может не случиться.

Почему вы вообще пошли в художники? Рисовали хорошо?

Я пошел в театральные художники. Я не учился в художественной школе, а в театральные художники пошел по простой причине: после школы я должен был идти в армию. Подготовки для Суриковского института у меня не было, и мама сказала: «Иди в Школу-студию МХАТ, там мы договоримся, тебя возьмут». И — сейчас уже можно об этом сказать, потому что две недели назад умерла Инна Соломоновна Правдина, преподававшая русскую литературу в Школе-студии МХАТ (ей было около 90 лет), — она назвала маме тему сочинения. Я впервые об этом говорю, уже никто Инну Соломоновну за это не прищучит, а Бог ей простит, я думаю. Тема была — Образ Павла Власова в романе Горького «Мать», и я написал все заранее и выучил до запятой, потому что плохо писал, с ошибками. Просто из мозгов переписал, и мне поставили «четыре». Если бы не она, я бы не поступил. Замечательная женщина была, очень интересная, честная. И независимая, ироничная. Чтобы русскую литературу преподавать с такой долей иронии!.. Я помню, как сдавал Воскресенье Толстого, не читая роман. И все говорили «Катюша», «Катюша», а мне было неудобно так фамильярно — и я: «Катя». А ее у Толстого нигде Катей не зовут. Инна Соломоновна раскусила, что я не читал, и... посмеялась.

О спектакле Демон. Вид сверху в программке сказано: «В спектакле использована музыка И. С. Баха, П. И Чайковского, звуки ветра, дождя, плеска воды, гудков пароходов, разрывов снарядов, лая собаки, карканья ворон, азбуки Морзе, скрипа шагов на снегу, голос Льва Толстого»
О спектакле Демон. Вид сверху в программке сказано: «В спектакле использована музыка И. С. Баха, П. И Чайковского, звуки ветра, дождя, плеска воды, гудков пароходов, разрывов снарядов, лая собаки, карканья ворон, азбуки Морзе, скрипа шагов на снегу, голос Льва Толстого»

Вы сами давно учите студентов. И теперь это уже не только сценографы, но объединенный художественно-актерско-режиссерский курс.

Да, актеры нашего курса сейчас участвуют в моем спектакле, и режиссеры работают в тесной паре с художниками. Иногда они даже забывают, кто есть кто, а про некоторых я забываю, кто он — режиссер или художник. И это дает свободу, которая, по-моему, не в том, чтобы знать, что ты художник и по твоим эскизам делают декорации, а ты смотришь за этим и переживаешь, если вдруг режиссер во время репетиций что-то поменял, потому что у тебя такая слаженная картина в голове. На самом деле он делает главную работу, а ты должен соучаствовать каждую секунду. Потому что, как писал Питер Брук, чем позже художник примет решение, тем лучше. Вопреки всем нашим установкам. Художник должен идти в поисках вместе с режиссером.

Вы — и художник, и режиссер.

Нет. Я не художник своих спектаклей. Художникам надо идти со мной и с артистами, каждую репетицию продвигаясь…

Насколько важно, чтобы спектакль был не то чтобы актуальным, но чтобы там присутствовал запах времени

А его не может не быть: спектакль-то сделан сегодня. Если пирог черствый, это уже не пирог. Если из холодильника вытащили позавчерашний, его просто есть никто не будет.

Но у вас присутствует запах не только сегодняшнего момента, но и совсем других эпох.

Я абсолютно убежден, что, конечно, можно создавать современное произведение, используя запахи разных времен. Недавно я смотрел один спектакль. Хороший. Но там няшних газет. Это хороший спектакль, но он пахнет газетной краской. Сделал его очень способный и в чем-то даже симпатичный мне режиссер, я у него могу поучиться чему-то. Но... Хоть бы передвинуть поплавок, где глубже, а ты ловишь на 10-сантиметровой глубине. На 10 сантиметрах много можно поймать, но — мальков. Стоит закинуть удочку туда, где водится крупная рыба.

Название «Лаборатория Дмитрия Крымова» придумал…

Анатолий Васильев (режиссер, создатель театра «Школа драматического искусства». — TANR). Он придумал, позвал нас со студентами в лабораторию, и я ее сделал. Мне нравится это название — место, где ставят опыты. Я люблю тех, кто со мной в Лаборатории, этих мальчиков, девочек, мужчин...

У вас Шостаковича в «Опусе № 7» играет девочка — Анна Синякина, замечательная. Но почему девочка?

Видимо, мальчика подходящего не нашлось.

Сколько всего людей в Лаборатории?

Не считал. Но это же не формальная организация, у нас нет штатного расписания…Постоянных актеров человек 12, есть еще студенты, есть те, кто участвует в отдельных спектаклях…

На сайте Лаборатории вместе с актерами, музыкантами и сотрудниками театра упомянуты великие, которых нет уже. Ваши родители (режиссер Анатолий Эфрос и театровед Наталья Крымова. — TANR), Давид Боровский. И Веласкес…

Это шутка, конечно, но и попытка сказать: мы не сегодня родились, вот откуда мы. Как можно не считать Веласкеса Станиславским, не по театральной — по художественной линии? Я недавно был на выставке в Нью-Йорке, в Коллекции Фрика, где собраны такие живописные перлы, главные картины великих художников, и вот там — Веласкес. Это же мазня, великолепная мазня, если смотришь на расстоянии 20 сантиметров: намазал, лицо немножечко прорисовал… А отходишь — и видишь божественные переливы, тончайшие кружева. Потрясающая деталировка, просто написано большой кистью. Абсолютно театральный ход!

К которому и вы прибегаете. У вас тоже из вроде бы не связанных друг с другом штрихов в какой-то момент складывается картина. Вы могли бы ставить представления на площадях.

Это иллюзия. Ни один наш спектакль я бы не повез даже на фестиваль, происходящий на открытом воздухе. И подобные предложения, которые поступали нам уже не раз, я всегда отклонял. Потому что наши спектакли рассчитаны по миллиметру: где что лежит, где свет, — так что под небом я никогда не сделал бы ничего. Там более свободно, в хорошем смысле, не обязательно все должно быть детально расписано, потому что ты не знаешь, какой будет свет, пойдет ли дождь. Но наши спектакли сделаны иначе. Об этом, собственно, и будет выставка — о том, как мы работаем. Мы не выставляем там какие-то свои законченные вещи. Выставка будет о нашем стиле работы и стиле жизни, о стиле Лаборатории, о том, как мы живем, как придумываем спектакли. О том, какие мы. Там будет не результат, а процесс? Да, такой недоделанный процесс. Как будто мы вышли — и всех пустили в здание, где мы работали. Такого нет, конечно, это образ, потому что мы все работаем по разным углам, даже когда вместе собираемся, но образ именно такой.

У спектакля Горки-10 есть подзаголовок — Уроки русской литературы. А точнее советской, потому что, за исключением Бориса Годунова Пушкина, здесь собрана послереволюционная классика: Кремлевские куранты Николая Погодина, В поисках радости Виктора Розова, А зори здесь тихие Бориса Васильева и др.
У спектакля Горки-10 есть подзаголовок — Уроки русской литературы. А точнее советской, потому что, за исключением Бориса Годунова Пушкина, здесь собрана послереволюционная классика: Кремлевские куранты Николая Погодина, В поисках радости Виктора Розова, А зори здесь тихие Бориса Васильева и др.

Кто предложил сделать выставку?

Музей театрального искусства им. Бахрушина. Это была их идея — от таких предложений не отказываются. Тем более что я очень люблю Бахрушинский музей и испытываю почтение к нему, ко всему, что там собрано, к этой такой домашней коллекции. И если в Третьяковской галерее, несмотря на то что собрание Третьякова висит в том же помещении, от этой домашности не осталось и следа, то в маленьких тесных помещениях Бахрушинского музея этот дух до сих пор жив. И у меня есть еще моя собственная домашняя история: мама в детстве собирала фотографии актеров МХАТа, и они лежали в одном из ящиков у нас дома. Теперь мы хотим соединить в экспозиции этот музейный дух и старые фотографии непонятных людей, живших и умиравших на сцене, с новым пространством.

Таким современным…

…И таким вольготным. Как оказалось, на месте здания Нового Манежа — бывшей электростанции — когда-то был монастырь, и вокруг него — яблоневый сад. Почти вишневый… А Бахрушинский музей дает на выставку совершенные раритеты, скажем стол Станиславского, и наши рабочие столы будут начинаться с его стола. Или представьте себе: в ящиках — какие-то наши костюмы, и вдруг — костюм Чехова… Понимаете, это нигде больше нельзя реализовать. Можно сделать за границей все что угодно, но вот что-бы выставка на том самом месте, где был этот почти вишневый сад, — такое невозможно больше нигде, только здесь. Конечно, это не значит, что экспозиция будет буквально так выглядеть, — мы придумаем что-то свое.

Самое читаемое:
1
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке
19.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
4
Разводы по-коллекционерски: один из главных двигателей арт-рынка
Правило трех “D” — death, divorce, debt (смерть, развод, долги) — хорошо известно и участникам, и аналитикам арт-рынка. Как правило, одно из этих обстоятельств, а иногда и их совокупность заставляют коллекционеров расставаться с шедеврами
21.10.2021
Разводы по-коллекционерски: один из главных двигателей арт-рынка
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Музей Фаберже показывает живопись и графику Сальвадора Дали из его личной коллекции
Всего в Санкт-Петербург привезли больше 60 работ художника из собрания фонда «Гала — Сальвадор Дали». Среди них знаменитая «Галарина», которая не покидала стен Театра-музея в Фигерасе с момента смерти Дали
13.10.2021
Музей Фаберже показывает живопись и графику Сальвадора Дали из его личной коллекции
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+