Галерея Heritage выпустила книгу о советском дизайне 1920–1980-х годов

Кристина Краснянская и Александр Семенов в книге Soviet Design. From Constructivism to Modernism 1920–1980 сочетают теоретические блоки с описанием конкретных практик

Кристина Краснянская. Фото: Heritage Gallery
Кристина Краснянская.
Фото: Heritage Gallery

Как явствует из анонса, увесистый том является «первым глобальным исследованием истории советского дизайна, основанным на многочисленных ранее не публиковавшихся материалах». Авторы текстов — искусствовед, владелица галереи Heritage Кристина Краснянская и историк дизайна Александр Семенов. Вступительные слова к изданию написали директор Государственного музея архитектуры Елизавета Лихачева и специалист по русскому авангарду, профессор шотландского Университета Св. Эндрюса Кристина Лоддер.

Появление этой книги стало результатом десятилетней работы галереи Heritage. В российском пространстве она формирует кросс-культурный контекст — представляет изобразительное искусство (живопись, графику, скульптуру), предметный дизайн как историческое наследие и современную арт-практику. Российскую публику Heritage знакомит с западными (и китайскими!) дизайнерами, Запад — с русскими.

Галерея Heritage обладает феноменальной коллекцией советской мебели 1920–1980-х годов. У нее есть, к примеру, мебель по эскизам архитектора Бориса Иофана из Дома на набережной, гарнитур в стиле советского ар-деко из дома-коммуны в Смоленске, шпонированная тополем радиола — подарок Ленинградского театра оперы и балета Кирову — и многое другое. В 2012-м галерея показала свое собрание на Design Miami Basel (она единственный постоянный участник этой ярмарки из России), в 2015-м — в Москве на выставке в Музее архитектуры, в 2018-м сделала выставку о рождении советского ар-деко, в 2019-м участвовала со своей коллекцией в Salon Art + Design в Нью-Йорке и ярмарке искусства и антиквариата BRAFA, куда приедет вновь в этом году.

Стеллаж, спроектированный для типовой квартиры в микрорайоне Новые Черемушки. 1960-е. Фото: Heritage Gallery Collectio
Стеллаж, спроектированный для типовой квартиры в микрорайоне Новые Черемушки. 1960-е.
Фото: Heritage Gallery Collectio

Кристина Краснянская не раз говорила, что за границей само существование советского мебельного дизайна является новостью. Эти соображения и подтолкнули ее написать и издать книгу на английском языке.

Что касается ее соавтора Александра Семенова, то молодое дарование из Санкт-Петербурга тоже присутствует на арт-сцене в нескольких амплуа: он выпускник и уже преподаватель Академии Штиглица, практикующий мебельный дизайнер (получил, например, в 2015-м премию ADD Award за проект мобильного гардероба), автор Telegram-канала «Русский камамбер» и исследователь советского дизайна. Его перу принадлежит трехтомник «Дизайн мебели в СССР» (2018). Каждый том посвящен одному из трех периодов: 1920-м, 1930-м — 1955-му и 1955-му — 1980-м. Собственно, эти тексты и легли в основу фолианта, изданного в Цюрихе.

Не вдаваясь подробно в содержание, следует отметить, что чтение это не скучное и не наивное. Авторы умело сочетают теоретические блоки с описанием конкретной практики, от изложения явлений переходят к персоналиям и, наоборот, от историй институций, событий и предметов — к объяснению хода вещей. Для тех, кто впервые заинтересуется явлением, особенно для зарубежных читателей, книга станет откровением. У внутреннего же потребителя, особенно тех, кто застал советское время, могут возникнуть вопросы.

Варвара Степанова. Александр Родченко. Дизайн мебели для постановки «Смерть Тарелкина»  в Театре Мейерхольда. 1922. Фото: Коллекция Александра Лаврентьева
Варвара Степанова. Александр Родченко. Дизайн мебели для постановки «Смерть Тарелкина»  в Театре Мейерхольда. 1922.
Фото: Коллекция Александра Лаврентьева

Советский дизайн как явление существовал в двух почти не пересекавшихся плоскостях. В одной плоскости находились теория и эксперимент — и тут советские архитекторы и дизайнеры, создатели среды, были впереди планеты всей или вполне соответствовали ведущим мировым трендам. Так было и в 1920-е, в эпоху конструктивизма и Вхутемаса/Вхутеина, так было и в 1970–1980-е, во времена ВНИИТЭ. И собственно, этот потрясающий материал систематизирует книга. Вторая плоскость — реальная жизнь реальных людей, быт, коммуналки и хрущевки, позднее — брежневские квартиры, и здесь мало-мальская красота (от живописи до красивого чайника и тем более красивой мебели) присутствовала в гомеопатических дозах.

Если изучать историю советского дизайна по заметкам в журнале «Декоративно-прикладное искусство», то 1960-е годы, возможно, и заслуживают главы Golden Decade of Soviet Interior Design. Но, если твои собственные детские годы прошли в хрущевке, если ты помнишь хлипкие диваны, пахнувшие формальдегидом стенки из ДСП, журнальные столики на оленьих ногах — тебя не убеждает статистика, что, дескать, в это время в СССР было 1,5 тыс. проектных дизайнерских бюро во главе с ВНИИТЭ.

Впрочем, все это детали. Для выяснения нюансов вначале должна появиться общая историческая канва. И книга эту роль — свода знаний о предмете — выполнила. Остается только авансом приветствовать ее выход на русском языке.

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+