Левиафан проходит сквозь железный занавес

№79, декабрь-январь 2019
№79
Материал из газеты

Вторая часть дневников художника Михаила Гробмана охватывает иерусалимский период его жизни — 1970-е годы. Чтобы оценить эти тексты, нужна некоторая настройка читательской оптики

Михаил Гробман в Иерусалиме. Рамат-Эшколь, на крыше. 1970-е гг. Фото: Н. Переца
Михаил Гробман в Иерусалиме. Рамат-Эшколь, на крыше. 1970-е гг.
Фото: Н. Переца

Михаил Гробман знаменит в нескольких ипостасях. Художник, укоренившийся в российском и израильском искусстве. Автор манифеста второго русского авангарда и термина, который со скрипом, но вошел в обиход критиков, не встретив однозначного приятия всеми. Литератор — на русском языке опубликованы книги его стихов «Военные тетради» (1992) и «Последнее небо» (2006). Коллекционер, чье собрание насчитывает сотни произведений, от довоенного авангарда до Кабакова, Яковлева и других.

Еще Гробман известен как архивариус советского и израильского искусства, а также как автор дневников, которые вел несколько десятилетий. Их московская часть вышла в 2002 году под названием «Левиафан» (одноименная арт-группа и газета, основанные художником). Нынешний «Левиафан 2» охватывает иерусалимский период жизни Гробмана и его семьи, датируемый 1971–1979 годами. Хотя из Иерусалима в Тель-Авив семья переехала в 1982-м, часть записей не вошла в издание по соображениям объема. Неопубликованными остались и рукописи тель-авивских дневников — будем надеяться, это случится в будущем.

Емкую характеристику «Левиафану 2» дает в предисловии Леля Кантор-Казовская, отметив лаконичный «телеграфный» стиль и «скрупулезную фиксацию событий в реальном времени». По манере иерусалимские дневники близки московским, но они менее сдержанны и «конспиративны»: за пределами СССР необходимость в этом отпала. Как и в более ранних записях, здесь почти нет размышлений, кроме кратких характеристик в адрес увиденных выставок и новых знакомых, о которых Гробман часто невысокого мнения и не стесняется писать ровно то, что думает.

Гробман М. Левиафан 2: Иерусалимский дневник 1971–1979 / Предисловие Л. Кантор-Казовской. М.: Новое литературное обозрение, 2019. 776 с.
Гробман М. Левиафан 2: Иерусалимский дневник 1971–1979 / Предисловие Л. Кантор-Казовской. М.: Новое литературное обозрение, 2019. 776 с.

Впрочем, если московские дневники — бесконечный калейдоскоп бытовых подробностей, от которого не ждешь событийности, то в иерусалимских записях видны контуры повествования. Обустройство на новом месте, интеграция в среду и знакомство с живыми классиками вроде Арье Ароха или Мириам Бат-Йосеф, выпуск первого номера газеты «Левиафан» — эти и прочие вехи складываются в подобие сюжета, растянувшегося на почти 800 страниц. Отчетливо видна и фигура автора — уверенного в себе, четко видящего свое место в уже свершившейся и еще не написанной истории искусства, не желающего прозябать в кругу репатриантов и стремящегося создавать собственный контекст. Убежденного модерниста, упорно гнущего линию нового еврейского искусства и недовольного модными тенденциями вроде перформансов Джины Пейн или концепт-арта («концептуализм — это прошлое»).

Дневники писались Гробманом «там и тогда», и события в них фиксировались по горячим следам и не с временной дистанции, как в устной истории, часто рассказываемой постфактум с поправкой на желаемый образ себя и (подчас намеренные) огрехи памяти. «Левиафан 2» можно воспринимать и как целостное произведение в жанре «дневниковой прозы». В частности, в книге проступает множество любопытных сюжетов касательно культурной дипломатии Израиля 1970-х, существования в условиях войны, механики художественной жизни и нравов сообщества, особенностей отношений людей тех лет. Но вычитать их из дневников можно при наличии осознанного читательского интереса и специально настроенной оптики. В противном случае они растворятся в упоминаниях тысяч имен и цен на продукты и одежду, описаниях меню на обед, разговоров и встреч, суть которых не всегда уловима при крат­ком перечислении.

Дневники Михаила Гробмана, что вполне логично и объяснимо, сфокусированы вокруг его фигуры и понимания вещей. И эти записи интересно сравнить с другими свидетельствами устной истории искусства, которых сегодня на русском языке издано немало. 

Самое читаемое:
1
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
Представляем новый рейтинг наших современников, высоко котирующихся на рынке
19.10.2021
Топ-50 самых дорогих ныне живущих художников России
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
4
Разводы по-коллекционерски: один из главных двигателей арт-рынка
Правило трех “D” — death, divorce, debt (смерть, развод, долги) — хорошо известно и участникам, и аналитикам арт-рынка. Как правило, одно из этих обстоятельств, а иногда и их совокупность заставляют коллекционеров расставаться с шедеврами
21.10.2021
Разводы по-коллекционерски: один из главных двигателей арт-рынка
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Музей Фаберже показывает живопись и графику Сальвадора Дали из его личной коллекции
Всего в Санкт-Петербург привезли больше 60 работ художника из собрания фонда «Гала — Сальвадор Дали». Среди них знаменитая «Галарина», которая не покидала стен Театра-музея в Фигерасе с момента смерти Дали
13.10.2021
Музей Фаберже показывает живопись и графику Сальвадора Дали из его личной коллекции
7
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+