18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Клаус Литтман: «Все считали меня сумасшедшим — зачем он сажает лес на стадионе?»

Футбольный стадион в австрийском Клагенфурте до конца октября будет покрыт лесом. Автор инсталляции For Forest («За лес») Клаус Литтман рассказал о том, зачем решил посадить 299 деревьев на стадионе и как путешествовал в Москву с Жаном Тэнгли

Старинный город Клагенфурт, курорт на берегу озера Вертерзе со 100 тыс. жителей, неожиданно стал центром мирового паблик-арта. Швейцарский арт-деятель Клаус Литтман осуществил там свою давнюю мечту воплотить в жизнь странную фантазию художника Макса Пейнтнера, запечатленную в его рисунке 1970 года: зрители на стадионе в большом городе болеют за лесную чащу, заменившую игроков. Литтман высадил на стадионе в Клагенфурте лес — не экзотический, а самый обычный, европейский. В этом ему помог соотечественник, знаменитый ландшафтный дизайнер Энцо Энеа, сотрудничавший с ведущими мировыми архитекторами, такими как Рем Колхас и Заха Хадид, и среди прочего известный своим «Музеем леса». Для Клагенфурта он сочинил из 299 деревьев 18 пород эффектную рощу, где есть березы и елки, болотца, поляны и кусты. Каждое растение было выкопано с корнями и аккуратно перенесено на стадионную почву, где создали специальную дренажную систему с поливом и прочим, чтобы ни одно дерево не пострадало. Длина труб для полива составила 10 км, было настелено 4,5 тыс. кв. м торфа. Высадка леса заняла 22 дня, и в ней участвовала команда из 50 человек. После окончания арт-интервенции деревья будут рассажены в окрестностях Клагенфурта.

Клаус Литтман (р. 1951) известен проектами для публичных пространств. Например, в прошлом году в своем родном Базеле он устроил «Сад планет»: пятиметровые шары, оформленные разными художниками, парили над городом, как новые планеты. «За лес» — самая большая его инсталляция и самое большое произведение паблик-арта, когда-либо созданное в Австрии. Оно вызвало бурную общественную реакцию, так как открытие инсталляции совпало с выборами в стране (29 сентября) и с тем, что футбольный клуб «Вольфсберг», который тренировался на стадионе, неожиданно вышел в высшую лигу, но, так как площадка занята лесом, будет играть в Граце. Проект запостил у себя в Instagram сам Леонардо Ди Каприо, которого теперь надеются заполучить с визитом. Однако правая Австрийская партия свободы раскритиковала Литтмана, утверждая, что его проект финансировался государством (хотя художник говорит обратное), и призывая жителей выйти на демонстрацию с пилами в руках, а сам он даже подвергся нападению на улице накануне вернисажа.

Вы называете себя медиатором современного искусства. Обычно медиаторы — это юноши и девушки, которые на выставках объясняют зрителям смысл той или иной работы. А что это значит в вашем случае? Насколько вы художник? Или организатор? Или куратор?

Меня все спрашивают: «Вы художник?» — Я отвечаю: «Нет, но и художник тоже». — «Вы куратор?» — «Нет, но и куратор тоже». — «Вы продюсер?» — «Да, но не только». Когда вы занимаетесь такими проектами, как я, вы должны быть и тем, и тем, и тем одновременно, в этом суть моей деятельности. Вы просто не можете сказать: «Я художник и не хочу знать, откуда берутся деньги и материалы». В то же время вы не можете быть только продюсером. Чтобы реализовать нечто подобное, вы должны обладать знаниями во всех этих областях.

В основу вашего проекта лег рисунок 1970 года «Бесконечная привлекательность природы» художника Макса Пейнтнера. Прошло почти 50 лет с тех пор, как он был сделан, — а что, на ваш взгляд, за это время изменилось в отношении европейцев к лесам?

Да, 50 лет. Это много… Я был восхищен этим рисунком, когда увидел его впервые в 1989 году. Так что этой идее уже 30 лет. В 1970-е, когда рисунок был сделан, никто еще не думал ни о каких глобальных изменениях климата. Вы спросили, что поменялось с тех пор, — да все поменялось! Я был восхищен тем, что в 1970 году кто-то думал о том времени, когда настоящую природу мы сможем увидеть только в местах вроде стадионов, как это случилось со многими животными, которых мы сейчас можем встретить только в зоопарке. Эта мысль меня поразила. 

Если честно, когда я увидел рисунок, я просто захотел его купить. Мы познакомились с Максом Пейнтнером, и выяснилось, что работа уже продана. Тогда я решил, что его идея с лесом на стадионе настолько мощная, что было бы здорово ее осуществить в реальности, чтобы люди не просто смотрели на рисунок, но ощутили этот сюжет физически, почувствовали его. И я начал работать над этим. Я до сих пор не могу поверить, что у меня получилось. Так много было потрачено сил и времени, чтобы это все состоялось!

В чем я был уверен с самого начала — это в том, что этот образ станет известным во всем мире. Так и произошло! И даже больше, чем я мог себе представить. Сейчас, когда случилась эта катастрофа с пожарами в лесах Амазонки… Это ужасно, да, но это сделало и наш проект актуальным и известным.

Вы решили посадить на футбольном стадионе лес. А что же все это время делали футболисты? Где они тренировались? Какой была их реакция?

Вообще, реакция была со всех сторон, должен вам сказать. Все говорили: «Зачем этот чувак сажает лес на стадионе, когда у нас тут в окрестностях полно прекрасных лесов?» Все думали, что я сошел с ума. 

Что подумала футбольная команда? Сначала надо объяснить, как я оказался именно в этом месте. Я искал стадион очень долго. Потому что, если футбольная команда, которая на стадионе играет, успешна, туда вовлечено столько денег, что просто нет шанса найти окно в их расписании. И вот один мой друг прислал мне фото стадиона в Клагенфурте и сказал: «Знаешь, тут есть футбольная команда, но она не слишком популярна. Собирает всего несколько сотен человек на свои игры, и стадион на 30 тыс. мест пустует большую часть времени. Так что можно попробовать». Я приехал, пытался договориться. Прежний хозяин команды ни в какую не хотел слышать о проекте, но потом новый хозяин (он из Хорватии, живет в Гамбурге) заинтересовался этой историей, и мы договорились. 

После открытия проекта все изменилось. Люди приходят, говорят мне спасибо. Они действительно эмоционально тронуты этим зрелищем, что-то оно задевает.

В чем состояла задача ландшафтного дизайнера Энцо Энеа?

Вы знаете, я не садовник. Я первый раз в жизни делаю художественный проект с живыми объектами. Это не сталь, не цемент, не парк скульптур. Мне было важно найти кого-то, кто бы знал, как правильно обращаться с ними. И я очень счастлив, что Энцо Энеа согласился. Он сделал эскизы, подобрал нужные деревья. Его команда дала мне гарантии, что с деревьями все будет в порядке, что они не засохнут через пару дней. Он работал в разных частях света, с разным климатом, так что я был уверен, что это правильный человек.

Как вам удалось убедить власти в необходимости проекта?

Сначала я нашел местную группу арт-активистов, которые делают небольшие публичные проекты, и убедил их помочь мне, так как я чужак, плохо понимаю, как тут все устроено. Они с энтузиазмом взялись за дело. Я стал готовить почву, общаться с разными местными политиками, рассказывать, объяснять, как это будет здорово. Но — вы не представляете себе — эти переговоры заняли шесть лет! Три года назад прошли выборы мэра. Новый мэр — замечательная дама, ей понравилась моя идея. Она спросила: «Так что вам нужно?» — «Мне нужен стадион, желательно бесплатно». Мэр говорит: «Это решение нужно провести через местный парламент». В результате все проголосовали за, только один голос был против.

Я знал, что город небогат. Мне дали стадион, а на все остальное деньги я нашел сам. Весь этот проект профинансирован частными лицами. Это люди из разных стран, но большинство — из Швейцарии. Общую сумму я разглашать не могу именно потому, что это частные пожертвования. Могу сказать, что много компаний мне помогло с материалами, машинами и тому подобным. Вы можете даже взять шефство над отдельным деревом.

Какого вы ждете результата от этой работы?

Для меня самый главный результат — то, что этот образ начал гулять по миру, что много людей его увидело и запомнило. Может, они начнут задумываться о том, как осторожны мы должны быть с природой. Конечно, реальные посетители тоже важны, но это не самое главное для меня. В течение двух недель после открытия стадион посетило уже около 80 тыс. человек, и мы рассчитываем, что за два месяца будет около 200 тыс. Это совсем неплохо. И все это, конечно, бесплатно.

Вам довелось общаться со многими легендами искусства ХХ века. Расскажите, каким вы запомнили Йозефа Бойса, у которого учились в Дюссельдорфе.

Мне было 20 лет, когда я с ним познакомился. Он действительно был человек открытого ума и верил, что в каждом есть творческое начало. Для него культура была очень широким понятием, он имел особый взгляд на нее, не разделял высокое и низкое, и общение с Бойсом дало мне то направление, в котором я и двигаюсь сейчас. На меня очень повлиял его знаменитый проект с 7 тыс. дубов, которые он посадил для Documenta в Касселе. И вот теперь это так откликнулось. 

Моим близким другом был Жан Тэнгли, я его очень любил. И вы знаете, я был с ним в Москве, когда он делал свою выставку много лет назад. Он всегда вовлекал массу народа, все его друзья участвовали в его проектах. Он и меня этому научил.

Я очень хорошо помню выставку Тэнгли в ЦДХ в конце 1980-х. Она была фантастической.

Тэнгли, даже в поздние свои годы, когда стал очень успешным, все равно оставался анархистом, вы меня понимаете? Мы с ним сделали много чего замечательного. Например, читал я как-то раз книжку о русской революции и долго не мог понять, каким образом большевики распространили свои идеи на такую невероятно огромную страну. И тут мне попалась история про агитпоезда. Я рассказал ее Жану, и мы решили сделать нечто подобное. Мы пустили арт-поезд вокруг всей Швейцарии с семью вагонами, каждый был оформлен одним из художников — там был и Тэнгли, и Бен Вотье, и многие другие. Это было в 1991 году. 

С лесом мне очень помог своими советами Христо, с которым я тоже дружу много лет и ездил с ним в Италию на его последний проект. 

Почему вы предпочитаете проекты, связанные с искусством в общественном пространстве?

У обычных выставок все-таки очень ограниченная аудитория, а в публичном пространстве вы можете захватить всех. Это, конечно, не всегда получается, но все же. И это значит, что для публичных проектов вы должны придумать очень ясную идею, которую любой сможет оценить без особых усилий, без знания истории искусства и тому подобного. 

Для «Леса» была взята самая простая идея, но такая, которая может вас захватить. Механика такова. В повседневной жизни мы не задумываемся о вещах, которые нас окружают, мы воспринимаем их как данность. Я беру обычный лес, но помещаю его в абсолютно другой контекст — люди приходят и видят его в новом свете. Они смотрят снизу, сверху, с разных точек, они присаживаются и начинают размышлять: «Какое это отношение имеет ко мне? Зачем мне этот лес?» Важно, что образ леса можно встретить в любом виде искусства: поэзии, музыке, театре. Это классическая вещь в каком-то смысле. Но сейчас этот образ приобрел самое современное звучание в связи с проблемой изменения климата и вот с этими демонстрациями детей по всей Европе, пятницами Friday for Future.

Можно ли пройти внутрь леса, погулять там?

Нет, это запрещено. Нужно смотреть на него издалека, с уважением. Иначе получится уже не арт-проект, а развлечение. Еще пикники начнут устраивать! Смысл работы как раз в такой дистанции.

У вас была галерея в 1990-е. Почему вы ее закрыли? Что вы думаете о галерейном бизнесе?

Все так изменилось с тех пор: и коллекционеры теперь совсем другие, и множество ярмарок, и художники-фабрики, и эти бесконечные разговоры о рынке и его механизмах. Мне это неинтересно, я не арт-дилер. Я люблю говорить об искусстве и люблю художников, которые не думают о коммерции. Я поэтому и занимаюсь некоммерческими проектами — это все ради удовольствия. 


Клагенфурт, Австрия
For Forest («За лес»). Бесконечная привлекательность природы
До 26 октября

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+