Люсьен Фрейд без оговорок

№71, март 2019
№71
Материал из газеты

Двухтомник из 500 безупречных по качеству репродукций работ Люсьена Фрейда стал наиболее репрезентативным обзором его художественного наследия

Lucian Freud / Martin Gayford and David Dawson, Mark Holborn, ed. Phaidon. В 2 тт. 616 с. £395. На английском языке
Lucian Freud / Martin Gayford and David Dawson, Mark Holborn, ed. Phaidon. В 2 тт. 616 с. £395. На английском языке

Со времени смерти художника в 2011 году вышел целый ряд книг о нем. Но в нынешнем огромном двухтомнике впервые подводится итог всего многолетнего творчества Люсьена Фрейда. Хотя издание не является каталогом-резоне, оно представляет собой безукоризненное исследование и всеобъемлющий обзор почти полутысячи картин, рисунков, гравюр и личных писем художника. Для этого альбома многие произведения были сфотографированы заново — в результате в нем представлены репродукции высочайшего качества.

Издание стало результатом сотрудничества двух ближайших соратников Фрейда — Дэвида Доусона и Мартина Гейфорда. Первый долгое время был помощником художника в мастерской, часто служил ему моделью и был его близким другом, сегодня он директор архива Люсьена Фрейда. Со вторым дружба завязалась в ходе многочисленных сеансов позирования для портрета «Мужчина в голубом шарфе» (2003–2005), о чем Гейфорд рассказывает в своей книге, выпущенной в 2010 году. 

Несомненно, их близость к Фрейду повлияла на отбор и воспроизведение работ. Не придерживаясь строгой хронологии, они подобрали вещи из каждого десятилетия творческой жизни Фрейда и разместили их так, чтобы отразить метод художника и ритмы его произведений. Например, несколько картин с изображением одного и того же человека иногда сгруппированы вместе, чтобы показать, как развивались подчас напряженные взаимоотношения художника и его моделей. Рисунки представлены не просто как подготовительные эскизы, а расположены с учетом продуманной последовательности, как полноправные работы. Таким же образом в книге демонстрируются и гравюры — в соответствии с их законченностью; они часто выполнялись уже после создания портретов, когда Фрейд чувствовал, что достаточно хорошо знает лицо модели. 

Гейфорд написал пространный вступительный очерк и серию кратких текстов, дающих представление о профессиональной жизни Фрейда — из десятилетия в десятилетие. В основу очерка лег факт личного знакомства автора с художником. Гейфорд часто вспоминает беседы с героем книги, отчего его психологический портрет становится более глубоким и подробным.

Люсьен Фрейд и ирландский писатель Брендан Биэн. 1952 г. Фото британского писателя и телеведущего Дэниела Фарсона. Фото: State of Daniel Farson / National Portrait Gallery, Londo
Люсьен Фрейд и ирландский писатель Брендан Биэн. 1952 г. Фото британского писателя и телеведущего Дэниела Фарсона.
Фото: State of Daniel Farson / National Portrait Gallery, Londo

Гейфорд говорит о всепоглощающем интересе Фрейда к «правде», которую он противопоставляет идеалистическому понятию «прекрасного» и которая, на его взгляд, коренится в бескомпромиссном, но крайне персонализированном восприятии реальности. При этом он раскрывает явные противоречия в «реализме» Фрейда и детально исследует успех его «идиоматики, считавшейся старомодной», — успех, который «по-прежнему не совсем понятен», как полагает автор. И еще он пытается объяснить, как Фрейд выходит за пределы простой фиксации визуальных фактов, развивая мастерство обостренного изображения и во многом полагаясь на свой сенсорный и эмоциональный опыт. 

В очерке кратко рассказывается о воздействии на Фрейда некоторых художников, в частности Фрэнсиса Бэкона, оказавшего «решающее влияние на то, как пользоваться красками», Бальтюса с его «странной эротикой» и Джакометти, чей сизифов труд — достижение невозможной цели создать «подлинную картину человека» — был близок Фрейду, отождествлявшему себя с ним.

К удачам книги относится публикация ряда работ, которые, находясь в собственности частных лиц, редко или вообще никогда не демонстрировались на публике. А еще в нее включено большое число малоизученных ранних работ. В свое время они не принесли славы автору, но многие из них прекрасны сами по себе, их сюжеты зачастую фантастичны и граничат с сюрреализмом.

Хотя приобрести двухтомник с лучшими на сегодня репродукциями может позволить себе далеко не каждый, все же нет сомнений, что со временем он станет настольной книгой для всех, кто по-настоящему увлечен творчеством этого художника. 

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
4
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
5
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+