Автопортрет Надара в воздушной перспективе

№70, февраль 2019
№70
Материал из газеты

«Когда я был фо­тографом» — это воспоминания Надара, одного из главных фотографов XIX века, карикатуриста, писателя-романиста и воздухоплавателя

Надар. «Автопортрет». 1855. Фото: Издательство «Клаудберри»
Надар. «Автопортрет». 1855.
Фото: Издательство «Клаудберри»

Французский фотограф Надар (Гаспар Феликс Турнашон, 1820–1910) был, конечно, не изобретателем, но уж точно идейным отцом фотографии, сумевшим реформировать ее и задать канон фотопортрета, благодаря именно ему ставшего популярным. Снимки Надара вошли в моду и пользовались огромным спросом, а его ателье, где, дабы справиться с валом заказов, трудились десятки помощников, стало местом паломничества парижской богемы, чьи образы вошли в историю во многом потому, что были запечатлены этим мастером.

Фотографическое наследие Надара вполне может сравниться с его наследием литературным, объединившим порядка десяти книг, включая мемуары «Когда я был фотографом». Последние вышли еще в 1899 году, но широкой публике известны не стали и были переизданы на французском лишь через 80 лет. Это не помешало им войти в научный оборот: в 1977 году Розалинд Краусс опубликовала статью «По следам Надара», в которой теорию «фотографического» выстраивала на материале его книги.

Двенадцать глав, написанных легким и остроумным языком (еще две из оригинала в перевод не вошли), между собой никак не связаны и не складываются в последовательный автобиографический рассказ. Например, о первой выставке импрессионистов 1874 года в мастерской Надара здесь нет ни слова. Зато много страниц отведено его страсти — полетам на воздушном шаре. В 1863 году он основал Общество содействия воздухоплаванию, был пионером в области аэрофотосъемки — мечтал запатентовать ее для решения кадастровых споров (что технически оказалось невозможно). Другое применение фотографии Надар предложил во время франко-прусской войны — снятые на негатив письма отправлял в осажденный Париж голубиной почтой, которую нельзя было перехватить.

Надар. Когда я был фо­тографом. / Пер. с фр. СПб., Клаудберри, 2019. 416 с.
Надар. Когда я был фо­тографом. / Пер. с фр. СПб., Клаудберри, 2019. 416 с.

Эти пассажи отражают контекст фотографии второй половины XIX века, которой ее адепты прочили не только художественное, но в принципе универсальное применение. Она была эстетическим медиумом, но еще и средством «расширенного зрения», катализатором открытий в науке и технике, параллельно которым развивалась. Работы по теории, упоминаемые Надаром, назывались «Исследования нитроглюкозы» или «Бромистый желатин» и осваивались непосредственно в лабораторной практике.

Влияла фотография и на социальный ландшафт Фотографополиса (Парижа — по Надару). Популярные фотосалоны описываются им как «места встречи всей интеллектуальной элиты», круг общения и статус — как производная симпатий в пользу того или иного фотографа, частные жизни — через историю создания фотоснимков.

Сложно не почувствовать внутренний восторг надаровского повествования. Современность характеризуется им как «всемирный апрель», когда «проснувшийся мир шевельнулся, задвигался, стал что-то нащупывать — и пошел в быстрый рост». На волне этого роста зародилась фотография, которая для Надара стала не рациональным феноменом, но переживалась, по выражению Краусс, как «эмоциональная… и психологическая острота». 

«И разве не меркнет все множество новых чудес… перед тем, что… дает наконец… человеку возможность материализовать неощутимое видение?..» — пишет он в начале книги, подтверждая слова Краусс. Однако его эмоциональность уравновешивается отсутствием утопического пафоса зарождающегося модернизма, трезвостью и иронией в адрес собственных взлетов и неудач. «За неимением великой истории, творить которую мы больше не способны, мы собираем крошки маленьких историй с таким рвением, что готовы дивиться, широко раскрыв глаза, на какого-нибудь собирателя марок», — резюмирует он в одной из заключительных глав. Как будто предвосхищая оптику постмодерна, в формировании которой важную роль сыграла в том числе современная фотография. 

Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
4
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
5
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
«Натюрморт с яблоками» Кузьмы Петрова-Водкина сняли с Sotheby’s, однако другие работы ушли по £1 млн, включая «Натюрморт с чайником и подносом» Петра Кончаловского, который предварительно был оценен в £280–350 тыс.
30.11.2021
Натюрморт Петрова-Водкина создал интригу на Sotheby’s
6
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
Художник был привлечен к административной ответственности за уличные интервенции. По его словам, проектом «Опрозрачивание» он занимается более десяти лет, но прежде подобных ситуаций не возникало
07.12.2021
Кирилла Кто судили за глаза, вырезанные на ограждениях стройплощадок Москвы
7
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+