Театр начинается… с музея

№69, декабрь-январь 2019
№69
Материал из газеты

В названии альбома «100 + 10», который Санкт-Петербургский музей театрального и музыкального искусства издал к своей юбилейной выставке в Шереметевском дворце на Фонтанке, скрыта двойная игра цифр

Константин Сомов. Эскиз костюма Тамары Карсавиной для номера «Барочный ангел» на музыку из «Рождественской оратории» Иоганна Себастьяна Баха. 1924. Фото: Санкт-Петербургский музей театрального и музыкального искусства
Константин Сомов. Эскиз костюма Тамары Карсавиной для номера «Барочный ангел» на музыку из «Рождественской оратории» Иоганна Себастьяна Баха. 1924.
Фото: Санкт-Петербургский музей театрального и музыкального искусства

Музей этот был создан юной советской властью в 1918 году, когда Надежда Васильева, знаменитая актриса Александринского театра, была назначена руководителем комиссии по созданию музея государственных театров. Но на протяжении десяти лет до этого в помещении Панаевского театра уже работала «Первая русская театральная выставка» из собраний Алексея Бахрушина, Левкия Жевержеева, Марии Савиной, других коллекционеров и артистов. Потом она переехала в актерское фойе Александринки, чтобы после революции, пополнившись архивами мастерских Императорских театров, открыться в качестве музея в бывшей дирекции Императорских театров. Пробивала удобные квадратные метры на Александринской (ныне — Островского) площади все та же Васильева.

Другая «десятка» отсылает нас к 2009 году. Тогда Наталья Метелица, директор музея, организовала ежегодный Международный фестиваль искусств «Дягилев. Постскриптум», посвященный 100-летию «Русских сезонов». Сейчас это лучшее в Петербурге междисциплинарное событие, посвященное балету, визуальным искусствам, музыке, с безупречным подбором исполнителей. К слову, три года назад музей организовал этнофестиваль «Музыки мира». 

В том же 2009-м институция получила Гран-при «Музей года» на первом конкурсе «Музейный Олимп». Тогда был найден (хотя ищется и до сих пор) ответ на два связанных между собой серьезных вызова времени. Первый состоит в том, что в созвездии петербургских музеев Музею театрального и музыкального искусства прежде отводилась почетная, но скромная роль — место встречи театралов. Их в Петербурге немало, и они активны, но работа музея была мало заметна за пределами театрального мира. Второй вызов — сущностный. Театр — когда только здесь и сейчас, когда едино дыхание актеров и зрителей, — и музей, который о вечном, который совершенно иначе работает с публикой, — вещи совместные? Театральный музей отвечает на него постоянным присутствием в культурном пространстве Петербурга.

100 + 10: альбом юбилейной выставки к 110-летию музея. СПб.: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, 2018. 222 с.
100 + 10: альбом юбилейной выставки к 110-летию музея. СПб.: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, 2018. 222 с.

Про фестивали уже сказано, диапазон выставок — самый разнообразный. Навскидку, из экспозиций последних лет — «Шнитке/Schnittke», «ОбличьЯ. Больше чем реальность» с Андреем Бартеневым и Александром Петлюрой, «БоПо: неперелистанный театр» о режиссере и художнике Борисе Понизовском, «Артист и власть. Федор Шаляпин. 1917–1922».
В альбоме приведен полный список выставок за десять недавних лет, названы дары и дарители, книжные издания и музыкальные вечера. Но это на последних, справочных страницах. На первых же листах — очерк сотрудницы музея Натальи Вайнберг о десяти его директорах. Прежде всего это упомянутая выше Надежда Васильева, за ней — Петр Шеффер, возглавлявший музей 22 года и умерший в блокаду на своем посту, Вера Соловьева, которая сохраняла музей в военное время. Инна Клих была директором в 1963–1974 годах, благодаря ее усилиям открылся филиал — музей-квартира Николая Римского-Корсакова; она успела подготовить и концепцию музея-квартиры Федора Шаляпина. Его открывала уже Ирина Евстигнеева, руководившая музеем следующие 30 лет. Главная заслуга Евстигнеевой — получение Шереметевского дворца после выезда оттуда Института Арктики и Антарктики. Комплексная реставрация с постепенным открытием парадных залов заняла в общей сложности четверть века и завершилась недавно.

Основная часть альбома демонстрирует коллекции музея, как художественные, так и мемориальные. В 2013 году от Международного фонда «Константиновский» было получено собрание театральных эскизов и портретов из коллекции Нины и Никиты Лобановых-Ростовских. Подбор энциклопедический — от эскизов костюмов Льва Бакста к балету «Шехеразада» до эскиза декорации Веры Ермолаевой к опере «Победа над Солнцем». Главное в гардеробе — набор туник от Пьера Кардена, созданных им для Майи Плисецкой (дар Родиона Щедрина), и подаренные самой этуалью костюмы того же Кардена к спектаклям Большого театра «Чайка» и «Дама с собачкой». Впрочем, берет Рудольфа Нуреева, дар Михаила Барышникова, хорош уже сочетанием двух великих имен.

Наталья Метелица так говорит о смысле деятельности институции: «Миссия нашего музея триедина. Это путь в вечность: все, что хранит музей, — это наше послание в будущее, рассказ о том, какими мы были. Одновременно музей помогает нашим современникам постигнуть свое прошлое. Что мы есть на самом деле, что мы сохранили. А для тех, кто работает в музее, — это судьба. Один раз почувствовав вкус picture power — мощь и энергию предмета, в который вложили свою душу художники, композиторы, актеры, — из этого энергетического поля уже никогда не выйдешь». 

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
7
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
В Фонде Louis Vuitton 22 сентября открывается выставка собраний Ивана и Михаила Морозовых. Сурия Садекова, завотделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С.Пушкина, рассказала о коллекции, проекте и организационных подвигах
21.09.2021
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+