18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Маурицио Каттелан: «Притворюсь, что я умер»

Итальянский шутник дал интервью The Art Newspaper

Справка

БИОГРАФИЯ

Маурицио Каттелан
Художник

Дата и место рождения: 1960 год, Падуя
Живет и работает: Нью-Йорк
Образование: самоучка
Карьера: 
Прославился жизнеподобными скульптурами-муляжами, часто провокационными. Огромный скандал вызвала его работа La Ora Nova, изображающая папу римского, на которого упал метеорит. Работа была продана в 1999 году за $800 тыс. В 2002 году вместе с Массимилиано Джони и Анной Суботник открыл галерею в Челси площадью 1 кв. м. 

Еще…

Скажите, правда ли, что…

Абсолютная правда, даже не сомневайтесь.

Простите, но в чем не сомневаться? Даже не представляю.

Может, расскажете?

Правда ли, что вы оставите карьеру художника после ретроспективы в Музее Гуггенхайма?

Эта ретроспектива будет для меня первой и последней, по крайней мере последней, к которой я приложу руку. Оставлю это Архиву Каттелана. Сейчас готовятся к реализации еще несколько проектов, но я в них участвовать не буду. Притворюсь, что умер.

Теперь вы собираетесь сосредоточиться на своем проекте, который запустили вместе с фотографом Пьерпаоло Феррари? Я имею в виду журнал «Туалетная бумага».

Да, я займусь и журналом, и еще чем-нибудь, хотя я пока не придумал чем. Благодаря этой ретроспективе я получу возможность остановиться и поразмышлять, ведь до сих пор я не останавливался ни на секунду. Кроме того, я всегда был против выставления больше двух-трех моих работ одновременно. Я получал и другие предложения по проведению подобной выставки, но отозвался только на предложение Музея Гуггенхайма. Я хотел увидеть все свои работы на одной выставке и переосмыслить все, что сделал. Кроме того, я хотел бы осознать некоторые свои навязчивые идеи. Сперва кажется, что они не играют никакой роли, но они всегда проявляются под конец. Так что я решил, что пришло время завершить очередной жизненный этап. В этом я вижу способ заново оценить себя — с новой точки зрения. Я пока точно не знаю, где себя найду, но возможностей — масса. А вот чем я точно не хочу заниматься, так это писать.

Вы не собираетесь открыть галерею? Ведь вы уже пробовали этим заниматься, когда открыли вместе с Массимилиано Джони и Али Суботник Wrong Gallery в Нью-Йорке.

У меня нет желания открывать галерею, по крайней мере в традиционном понимании слова. Зато есть желание быть в курсе происходящего — особенно того, чем занимаются молодые художники. И возможно, меня могла бы привлечь какая-нибудь биеннале, как, к примеру, та, которую мы с Джони и Суботник курировали в 2006 году [в Берлине]. Куратор, к сожалению, не мое призвание. Я был бы ужасным куратором. Все, что я делал, говорим ли мы о биеннале или о галерее в Челси, — я делал не потому, что возникала необходимость, а лишь для того, чтобы высказать свою точку зрения, позицию. Галерею в Челси, например, мы открыли, потому что для нас процесс создания искусства потерял привкус некоторой беспечности. Профессионализм — это здорово, но нам казалось, что он лишает искусство непосредственности, а художника превращает в печатный станок. Тогда мы решили, что надо попробовать вести себя как подростки. Не думаю, что мы повлияли на ход истории, но определенно заставили людей задуматься.

Пикассо написал «Гернику» в 56 лет, де Кунинг создал несколько шедевров после 50-ти, а Гойя даже в старости продолжал говорить, что все еще учится. Вам не кажется, что заканчивать в 51 год рановато?

В мире искусства принять такое решение особенно непросто. Это подразумевает, что вы полностью осмыслили все процессы и связи, а я в глубине души считаю, что мне это не удалось. Возможно, мне было проще, потому что я пришел в искусство необычным путем. Но сейчас, когда мои ровесники открывают одну студию за другой и творят почти в промышленных масштабах, я не могу за ними успеть. Мое место где-то еще. То, что я делаю, — это просто естественная реакция на происходящее вокруг. Кроме того, я нахожусь в особых обстоятельствах. Для меня уход — это просто новая ступень развития. Я знаю себя лучше других, и точно знаю, что не хочу следовать некоторым обычаям, которые, судя по всему, сегодня особенно популярны. Мне не нужно 40 с лишним помощников. У меня и одного-то никогда не было. Так зачем сейчас начинать? Мне кажется, это было испытанием, которое я прошел.

Вы упоминали о планах по созданию «Архива Каттелана». Кому вы это поручите?

Хороший вопрос. Вот об этом надо подумать. Может, стоит обратиться к кому-то, кто уже занимался архивами... Не представляю! Идея очень простая: виртуальная площадка, на которой будут собраны вместе все работы сразу. Есть те, кто в точности понимает, как я работаю, кто прошел со мной по всему пути вплоть до этого момента, кто знает, как нужно выставлять достойные произведения.

Сколько всего работ вы создали?

Все до единой в Музее Гуггенхайме. Их несложно сосчитать: в год две или три работы. Я делал кое-что на заказ, два-три раза. В 1989–1990 годах я делал ошибки, но тогда я ведь только учился.

Говоря о том, что вы хотите посмотреть со стороны на свою работу за все эти годы…

Вот он, момент истины!

Кто это заварил, что за галерист вас приметил и представил миру как художника?

Если вы хотите знать, кто первый дал мне шанс выставить свои работы, то я должен заметить, что с галереей «Неон» в Болонье я познакомился абсолютно случайно. Как-то раз моя брошюра, состоящая из объектов, которые я создавал, а затем оставлял у себя дома как украшения, попала к ним в почтовый ящик. Тогда они связались со мной и сказали: «Мы планируем повторное открытие галереи и по этому случаю организуем коллективную выставку. Предлагаем вам принять участие и выставить у нас свои работы». После моего «пробного запуска» они попросили меня поработать с ними еще. Затем я перебрался в Милан. Там я пробовал работать с местной галереей, но владелец не выражал особого энтузиазма. Тогда я встретил Массимо де Карло, который сказал мне: «Никак не могу понять, ты на самом деле хочешь работать или тебе просто нечем заняться. Если ты настроен решительно — я к твоим услугам». И мы начали работать вместе.

Вы планируете остаться в Нью-Йорке?

Я постоянно переезжаю из города в город, но я очень привязан к Италии. Конечно же, Нью-Йорк для меня тоже очень важен, хоть сейчас он и не в лучшем состоянии.

Какой совет вы бы дали начинающему художнику?

Работать, работать, работать. Я никогда не прекращал работать. Я ждал десять лет, прежде чем зазвонил мой дверной звонок.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+