18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Ширин Нешат: «Мои работы словно острый нож»

Ширин Нешат по-настоящему интернациональная звезда. Родилась в Иране, живет в Нью-Йорке, а в Москве, в Мультимедиа Арт Музее, она представила работу, сделанную для метро в Неаполе.

Ширин Нешат не держит дистанцию. Кажется, что мы хорошо знакомы, просто давно не виделись. Дочь врача и домохозяйки, родилась в Иране в 1957 году, живет в Нью-Йорке. Второй раз замужем: первый супруг — корейский куратор Кионг Парк, сейчас Ширин живет и работает вместе с иранским видеохудожником Шойя Азари. В 1994 году она проснулась знаменитой благодаря серии фотографий Женщины Аллаха, спустя четыре года 48-я Венецианская биеннале отметила ее работы Turbulent и Rapture, а в 2009 году она получила «Серебряного льва» на Венецианском кинофестивале за фильм Женщины без мужчин. В России Ширин была в последний раз 12 лет назад, когда фильм Turbulent показывали в Центральном доме художника. Сейчас в Москве, в Мультимедиа Арт Музее Ширин Нешат представляет свою инсталляцию Не спрашивай, куда ушла любовь. Куратор — родоначальник термина «трансавангард» легендарный Акилле Бонито Олива, фотограф — финалист конкурса Hasselblad Masters 2014 Лучано Романо. Заказчик — неаполитанский метрополитен.

Накануне вернисажа в Москве вы отпраздновали день рождения. Как это было?

Я очарована Москвой! Маша Байбакова (коллекционер, директор по развитию портала ArtSpace. — TANR) и Ольга Свиблова, директор МАММ, устроили ужин в мою честь. Мне нравится русский язык: я в восторге от этих ваших «ж», «ш», «ч»! А необычно теплая для конца марта погода показалась мне хорошей приметой. Очень короткая поездка — и так много впечатлений! За полтора дня я побывала в «Гараже», в ММСИ, в Манеже на Неделе моды. Даже примерила вещь одного из русских дизайнеров.

И в одежде, и в своих работах вы используете только черно-белую гамму.

Это не специально и очень естественно для меня. Мне нравится сочетание черного и белого. Я живу этим сочетанием, потому что не люблю цвет. Ну, может быть, немного красного, ведь красный — это кровь.

Ни в моих работах, ни во внешности я не стараюсь следовать трендам, не пытаюсь быть модной. В черной одежде и с подведенными глазами я чувствую себя комфортно. Мне нравится естественность и простота. Может быть, это объясняется тем, что я с Востока. Черный цвет дает чувство защищенности.

И эти выдающиеся стрелки под глазами?

Особенно стрелки! Они делают меня самой собой, непохожей на других. Мне не нравится копировать других ни во внешности, ни в искусстве. Я просто стараюсь быть собой. Может быть, я не идеальна, но я каждый раз открываю себя заново, подчеркиваю свою индивидуальность, прокладываю свою собственную дорогу.

В чем ее уникальность?

Мне нравятся парадоксальные сочетания. Я их изучаю. Сила и хрупкость, приватность и социальность, политическое и духовное, мужчина и женщина, в конце концов! Мои работы рассказывают о всех видах противоположностей. Они эмоциональны и рациональны одновременно. Все подчинено этой идее сопоставлений и контрастов. Ключевая линия — жестокость и давление против мистики и поэтики. Столкновение насилия с нежностью. Это сердце моего искусства.

А где находится родина вашего сердца?

Я номад, цыганка, кочевница. Мне кажется, это свойственно всем глобальным художникам современности. Многие авторы выбирают жизнь вдали от родины, это практика международного арт-мира. Для таких людей, как я, это не вопрос выбора.

Мне трудно вернуться в Иран из-за существующей политической ситуации. Мои работы, словно острый нож, разрезают негативную реальность моей страны. Я не считаю это ссылкой, но не была там с 1996 года, потому что вынуждена была сделать другие страны своим домом.В процессе создания работ мне приходится воссоздавать реальность Ирана в похожих по колориту странах, например в Марокко, Мексике, Турции.

Правительство Ирана не жалует меня. Я не в черном списке, но возвращаться туда для меня небезопасно, как и для многих других критически настроенных иранских режиссеров, художников и поэтов.

Как вы работаете?

Я не щелкаю все подряд на мобильник, не снимаю сама. Все, что я делаю, — это хорошо оркестрованный, организованный процесс: свет, композиция — я контролирую все сама. Я не держу камеру в руках, я приглашаю фотографа, обычно мы снимаем на цифру. Я минималист, люблю контрастность. Мне интересно, как получить большое количество эмоций минимальными выразительными средствами. Это весьма сложно.

То есть вы работаете как арт-директор?

Нет! То есть да! Моя деятельность чем-то напоминает деятельность арт-директора. Если проводить аналогию с кино, то я режиссер и сценарист фильма. У меня рождается идея, и перед началом проекта я создаю эскизы. Затем занимаюсь постановкой. Мне никогда не было интересно изучать технику, я всегда хотела быть художником. Но как только фотография готова, я слежу за мельчайшими подробностями ее изготовления, печати, коррекции. Все проверяю, просчитываю каждую деталь.

О чем проект «Не спрашивай, куда ушла любовь»?

Ах, ну это об итальянцах! Самых эмоциональных людях в моей жизни. Мои работы, как и я сама, напротив, интровертны. Для восточных людей характерно держать все в себе, заниматься самоедством и контролировать чувства. Итальянцы все выплескивают наружу. Романтичное название выставки пришло позже. Я взяла цитату из песни, которую исполняет замечательная египет ская певица Оум Калтум. Суть проекта в том, чтобы показать идентичность итальянцев такой, какой я ее вижу. Фотографии стали частью интерьера станции метро "Толедо" в Неаполе. Кстати, я была не единственной. В компании «оформителей» выступили Илья и Эмилия Кабаковы, Роберт Уилсон, Франческо Клементе и Уильям Кентридж. У меня на снимках нанятые актеры местного экспериментального театра не стесняются своих проявлений, демонстрируют насыщен- ность переживаний. Итальянские люди похожи на фонтан эмоций, который работает в любую погоду круглый год.

А вы похожи на восточную, загадочную волшебницу.

Как это мило! Спасибо! Когда я смотрю на себя в зеркало, то чаще всего вижу нервную и экзальтированную особу. Очень беспокойную и слегка безумную. Но при этом все контролирующую… Да, я абсолютный control freak!

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+