И дуче великий им путь озарил

№64, июнь 2018
№64
Материал из газеты

О сопоставлениях искусства тоталитарных режимов говорилось часто — теперь настало время для подробностей

Центральный вокзал Милана. Фрагмент декора. Вокзал стал одним из символовархитектуры времен правления Бенито Муссолини. Фото: Alamy/TASS
Центральный вокзал Милана. Фрагмент декора. Вокзал стал одним из символовархитектуры времен правления Бенито Муссолини.
Фото: Alamy/TASS

Фундаментальный труд Анны Вяземцевой «Тоталитарное искусство Италии», результат ее многолетнего исследования, не может не стать заметным событием в отечественном искусствознании, поскольку посвящен большой теме, у нас практически неизвестной. В российских музеях можно по пальцам пересчитать произведения художников этого периода — Джорджо Де Кирико, Карло Карра, Джино Северини, Феличе Казорати, Акилле Фуни, попавшие к нам в первые послереволюционные десятилетия, когда между двумя странами еще были интенсивные культурные контакты, которые прервались в 1930‑е по понятным идеологическим причинам, возобновляясь лишь спорадически по тому или иному конкретному поводу.

Ситуация сдвинулась только в постсоветское время. У многих на памяти эрмитажная выставка 2005 года «Футуризм. Новеченто. Абстракция» и большой проект 2008 года «Футуризм — радикальная революция» в ГМИИ, приуроченный к 100-летию движения; можно вспомнить и недавние ретроспективы Джорджо Де Кирико в Третьяковке и Джорджо Моранди в том же ГМИИ. Вообще-то нашему читателю и зрителю с его соцреалистическим бэкграундом искусство времен Бенито Муссолини должно быть особенно интересно: параллели в культурной политике двух режимов очевидны. 

Ради справедливости, впрочем, надо отметить, что тогдашнее итальянское искусство до последнего времени редко становилось темой выставок и в других странах; одной из первых попыток его оценки стала парижская выставка «Реализмы. Между революцией и реакцией. 1919–1939» в Центре Помпиду в 1981 году. Больше того, в самой Италии «искусство режима» долго предавалось забвению как неприятное воспоминание о трагической странице в истории страны.

Дворец итальянской цивилизации, построенный к Всемирной выставке в Риме - теперь в нем располагается штаб-квартира Fendi. Фото: Fendi
Дворец итальянской цивилизации, построенный к Всемирной выставке в Риме - теперь в нем располагается штаб-квартира Fendi.
Фото: Fendi

Теперь о нем вспомнили вновь, чтобы уже с достаточно отстраненной позиции оценить, что происходило в те годы. Выставки, посвященные ведущим направлениям 1920–1930-х (футуризм, «Новеченто», так называемая Скуола романа), а также отдельным знаковым фигурам, теперь регулярно проходят в Италии. Из запасников для включения в постоянную экспозицию стали извлекать, казалось, навсегда спрятанные там работы. Появились и музеи, посвященные искусству ХХ века, как Музей «Новеченто» в Милане или открывшаяся после реконструкции Городская галерея современного искусства в Риме.

Окончательной же реабилитацией «искусства режима» как темы для непредвзятого исследования и переоценки стала недавно открывшаяся в Фонде Prada в Милане грандиозная выставка «Post Zang Tumb Tuum: искусство — жизнь — политика 1918–1943», придуманная и осуществленная Джермано Челантом, бессменным куратором фонда. Для Челанта это не первый проект, где главное — историческая достоверность, воссоздание среды и атмосферы времени, а не просто показ произведений вне их контекста. Тот же принцип сохранен и в объемном (650 страниц) каталоге выставки, который, несомненно, станет ценнейшим подспорьем для будущих исследователей.

И здесь для сравнения вновь обратимся к вышедшей почти одновременно с каталогом работе Вяземцевой. Для нашего автора тоже принципиально изложить максимально объективно историю искусства в Италии первой половины ХХ века, сочетая конкретный материал с коротким, но емким анализом течений, творчества того или иного художника, культурной политики режима, причем со ссылками на использованные источники здесь же, на странице.

Вяземцева А. Тоталитарное искусство Италии. М.: РИП-холдинг, 2018. 464 с.
Вяземцева А. Тоталитарное искусство Италии. М.: РИП-холдинг, 2018. 464 с.

Для удобства восприятия столь объемного материала он разведен по четырем большим главам с подглавками. Первая посвящена академическому искусству XIX века в Италии — провинциальной в культурном отношении стране, уступившей место ведущего художественного центра Франции. Не менее вторичны, чем местный академизм, итальянский реализм с символизмом, на смену которым из Франции пришел дивизионизм, тоже обретший итальянскую версию. И вдруг прорыв — футуризм, громогласно заявивший о смерти старого искусства. Те же футуристы с тем же энтузиазмом поддержали пришедшего в 1922 году к власти Муссолини, став активными участниками его культурной политики, не всегда, правда, соглашаясь с реальной политикой дуче.

И в противовес им почти одновременно заявляет о себе антиавангардная «метафизическая» живопись Де Кирико, поднятая на щит будущими сюрреалистами. Но это тема уже второй главы, посвященной «возвращению к традиции», к великому наследию итальянского искусства, попытке под патронажем государства создать его обновленную версию в противоположность и ретроградному реализму, и радикальному авангарду. Эта тенденция в 1920–1930‑е годы, получив название «возврат к порядку», проявила себя практически во всех европейских странах, но только в Италии она стала доминирующей, получив название «Новеченто». Важно отметить, что автор, подробно останавливаясь на этом явлении в станковом и монументальном искусстве, не забывает и о том, что в более скромном масштабе в этой панораме имели свою нишу также экспрессионизм и абстрактное искусство. Итальянский фашизм был куда терпимее к авангарду, чем германский нацизм.

Отдельно необходимо отметить и большой объем уникальных материалов, посвященных архитектуре Италии первой половины ХХ века, разведенный хронологически по разным главам: историзм, неоклассика, рационализм в их итальянской версии, беспрецедентный размах строительства монументальных ансамблей в исторических городах, генеральный план Рима 1931 года и его осуществление, изменившее образ Вечного города. 

Осилив всю эту информацию, собранную в одной книге, даже самый критично настроенный читатель вряд ли найдет здесь какие-то существенные пробелы. Разве что отсутствие в ней отдельной, столь же обстоятельной главы, посвященной русско-итальянским контактам и взаимовлиянию художников и архитекторов обозначенного периода, о которых Анна Вяземцева упоминает по ходу развития того или иного сюжета. Но это, возможно, тема уже следующей книги. 

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+