Право на величие утверждает выставка в Баку

Центр Yarat, оплот международного современного искусства в регионе, открыл выставку «Разрушаясь, стремимся ввысь». Главный редактор TANR Милена Орлова поделилась своими впечатлениями о проекте

Центр Yarat в Баку.
Центр Yarat в Баку.

Поэтическое название «Разрушаясь, стремимся ввысь» не обманывает: пятеро художников из разных стран, среди которых такие звезды, как Ян Фабр и Гошка Мацуга, в монументальных работах представили свое видение нынешнего состояния мира, который и цепляется за прошлое, и пытается двигаться вперед.

Несколько туманная концепция кураторов Суад Гараевой-Малеки и арт-директора центра Yarat Бьерна Гельдхофа, где упоминаются энтропия, растерянность, забвение, в данном случае, скорее, на пользу выставке — череда странных и впечатляющих образов складывается в замысловатый пазл, в котором перемешаны роботы и бюсты Маркса — Энгельса, скарабеи и первобытные наконечники стрел, спасательные шлюпки и мраморные статуи. Все это напоминает об обломках цивилизации, выброшенных на берег после какого-то грандиозного крушения.

Стивен Г. Родс. «Добро пожаловать в Ассампшен, или Частная бедность и ее дружки». Фото: Yarat
Стивен Г. Родс. «Добро пожаловать в Ассампшен, или Частная бедность и ее дружки». Фото: Yarat
Стивен Г. Родс. «Добро пожаловать в Ассампшен, или Частная бедность и ее дружки». Фото: Yarat
Стивен Г. Родс. «Добро пожаловать в Ассампшен, или Частная бедность и ее дружки». Фото: Yarat
Стивен Г. Родс. «Добро пожаловать в Ассампшен, или Частная бедность и ее дружки».
Фото: Yarat
Стивен Г. Родс. «Добро пожаловать в Ассампшен, или Частная бедность и ее дружки».
Фото: Yarat
Стивен Г. Родс. «Добро пожаловать в Ассампшен, или Частная бедность и ее дружки».
Фото: Yarat
Стивен Г. Родс. «Добро пожаловать в Ассампшен, или Частная бедность и ее дружки».
Фото: Yarat

Сам состав участников выставки тоже выглядит живописно: Ян Фабр, знаменитый бельгиец; Важико Чачхиани, родом из Тбилиси, живет в Берлине; Стивен Г. Родс, американец, из Лос-Анджелеса; Реза Арамеш, иранец; Гошка Мацуга, полька, оба живут в Лондоне. Все они приехали на вернисаж пообщаться с местной публикой.

Некоммерческая организация Yarat (по-азербайджански «твори») была основана в 2011 году Аидой Махмудовой и сегодня в Азербайджане и на прилегающих территориях играет ту же роль проводника мировых трендов в искусстве, что и, например, московский музей «Гараж». В 2015 году Yarat обосновался в отреставрированном судостроительном заводе на берегу моря. Помимо основного выставочного пространства, в состав Yarat входят экспериментальная студия для азербайджанских художников, галерея, арт-резиденции (11 мастерских) и образовательная программа.

Ян Фабр. «Дорога от земли к звездам не вымощена». 1987. Фото: Yarat
Ян Фабр. «Дорога от земли к звездам не вымощена». 1987. Фото: Yarat
Ян Фабр. Фото: Yarat
Ян Фабр. «Дорога от земли к звездам не вымощена». 1987. Фото: Yarat
Ян Фабр. «Дорога от земли к звездам не вымощена». 1987.
Фото: Yarat
Ян Фабр. «Дорога от земли к звездам не вымощена». 1987.
Фото: Yarat
Ян Фабр.
Фото: Yarat
Ян Фабр. «Дорога от земли к звездам не вымощена». 1987.
Фото: Yarat

Самое грандиозное произведение на выставке — это занавес (7х15 м) цвета синей шариковой ручки, перекрывающий высоту цеха бывшего советского судостроительного завода. Автор, Ян Фабр, прославившийся в России после выставки в Эрмитаже, вызвавшей бурную реакцию зрителей, охотно рассказал TANR о своем шедевре под названием «Дорога от земли к звездам не вымощена».

«Это работа 1987 года, она сделана шариковыми ручками. Это было время, когда я спрашивал себя: что такое рисование? Обычно это несколько линий, какие-то подготовительные наброски, скетчи, например для скульптуры. Я решил сделать наоборот — создать нечто монументальное в рисунке. Здесь 10 тыс. линий. Их можно видеть и на лицевой стороне, и на обороте, то есть рисунок как бы становится скульптурой. Двадцать моих ассистентов три месяца зарисовывали на этом полотне следы насекомых — это были скарабеи. С обратной стороны — скульптуры бычьих голов, они поддерживают полотно. Вглядитесь, и вы увидите разные силуэты на холсте — внутри этой работы много смыслов». Мерцающее синевой и слегка колышущееся полотнище дает ощущение горизонта — то ли неба, то ли моря.

В следующем зале выстроена такая же огромная деревянная клетка, затянутая целлофаном, набитая всяким старым жалким скарбом, подсвеченная и озвученная полицейскими мигалками. По углам зала расставлены вздыбленные резиновые лодки, движущиеся, как будто преодолевая штормовые волны, с фигурами гребцов — зловещих садовых гномов, и тотемные столбы, при ближайшем рассмотрении оказывающиеся составленными из восковых младенческих головок. Расположенные внутри экраны транслируют издевательски веселые телешоу и бодрую рекламу. Даже без пояснений понятно, что автор этой инсталляции Стивен Г. Родс описывает последствия какой-то грандиозной катастрофы, причем не только метафорической. В основе инсталляции — бедствия его родной Луизианы, которые не кончились с ураганом «Катрина», почти уничтожившим Новый Орлеан. Но взгляд художника распространяется и куда шире американского континента, он напоминает о судьбах многих несчастных, лишившихся своего имущества и прозябающих в лагерях для беженцев по всему свету. Эта работа, впервые показанная на последней Стамбульской биеннале, носит длинное саркастическое название «Добро пожаловать в Ассампшен, или Частная бедность и ее дружки», причем Assumption — это и название особо пострадавшего городка в Луизиане, и слово, которое переводится как «успение» и как «лицемерие».

Важико Чачхиани и кадр из его фильма «Зима, которой не было». Фото: Yarat
Важико Чачхиани и кадр из его фильма «Зима, которой не было».
Фото: Yarat

Не слишком благополучные, хотя и прекрасные пейзажи современной Грузии появляются в фильме «Зима, которой не было» Важико Чачхиани. Его герой, похожий на постаревшего Мимино, цепляет к своему грузовику выловленную в море статую неопознаваемого деятеля эпохи социализма и едет с ней по дороге вдоль полей, гор и обшарпанных пятиэтажек. В пути памятник теряет сначала лицо (его буквально стирает об асфальт), потом голову, а потом и вовсе рассыпается в прах. Хотя мы все видели немало эффектных эпизодов свержения опостылевших истуканов, эта история расставания с прошлым все равно ранит.

Гошка Мацуга. «Перед началом и после конца». Фото: Yarat
Гошка Мацуга. «Перед началом и после конца».
Фото: Yarat

Советские артефакты квартируют и в инсталляции Гошки Мацуги «До начала и после конца». Настольные гипсовые Маркс — Энгельс, резной деревянный сувенир к 50-летию Азербайджанской ССР наряду со средневековым манускриптом сочинений знаменитого арабского врача Абуль-Хасима Захрави и древними статуэтками были позаимствованы у местных музеев. «Эта работа уже показывалась в Фонде Prada в Милане, и я специально прошу кураторов подобрать мне объекты, которые происходят из конкретного места, чтобы вплести локальную историю в общую канву, — рассказывает художница. — Но переписку Альберта Эйнштейна и Зигмунда Фрейда, которую вы можете видеть в инсталляции, я сохраняю во всех вариантах работы».

Все эти интересные предметы расставлены на длинных, десятиметровых столах с разложенными на них бумажными свитками. Они испещрены всевозможными рисунками, тоже, кстати, сделанными шариковой ручкой. Тут и созвездия, и формулы, и тексты, орнаменты и изображения детей. Кажется, что кто-то, как студент, решил составить конспект всей человеческой мудрости, от Древнего Египта до наших дней. Фокус состоит в том, что рисунки сделаны не рукой человека, а роботами (соавтором Мацуги выступил сконструировавший их Патрик Трессет). Это обстоятельство дает неожиданный поворот размышлениям о нашей цивилизации и о том, где она кончается и начинается в другом качестве. Забавно, что росчерки ассистентов Фабра скорее можно принять за работу роботов, чем наброски, сделанные умными машинами Трессета. Хотя и у Фабра это искусство не совсем человеческое, ведь линии следуют за движениями жуков.

Реза Арамеш. Action 190 & Action 191. Фото: Yarat
Реза Арамеш. Action 190 & Action 191.
Фото: Yarat

Обманчивыми оказываются и статуи полуобнаженных юношей из каррарского мрамора, в полтора человеческих роста, Резы Арамеша. И материалом, и тщательной проработкой, да и названием «Участок осени: исследования ренессансного сада», они вроде бы следуют традиции классической скульптуры и на первый взгляд напоминают вариации на тему фигур рабов, известную со времен Древнего Рима. Однако не все так просто. Художник не лепит с моделей в студии, а инсценирует в скульптуре отрывки из видеозаписей криминальных новостей, превращая конкретных героев в символы современного страдания, насилия и унижения. Одна из фигур, с мешком на голове, обозначена как «В пять часов в среду 9 июля 2014 года»; над другим персонажем, со связанными руками, измывались в «воскресенье, в 18:20, 2 апреля 2006 года».

И эта работа, и другие произведения на выставке, ставившей, помимо прочего, своей задачей рассмотреть понятие монументальности в современном искусстве, обладают интригующей двойственностью. Несмотря на совершенно разный бэкграунд авторов, в совокупности их произведения создают тот самый образ мира, который кураторы обозначили в названии, где история, как ни пытаются ее забыть, не исчезает: утонувшее в одном месте всплывает в другом, разрушенные статуи тиранов возрождаются в фигурах рабов, и даже насекомые и роботы обретают свое право на величие.

До 18 февраля 2018. Вход свободный

Самое читаемое:
1
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
Серия аукционов искусства ХХ–ХХI веков Christie’s в Нью-Йорке принесла аукционному дому $420,9 млн и 18 новых рекордов цен на современных художников. В торгах участвовали покупатели из 29 стран, 2,3 млн зрителей со всего мира следили за ходом аукционов онлайн
11.05.2022
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
2
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
Транспортировка из Франции 167 работ из собраний четырех ведущих музеев Москвы и Петербурга — Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русского музея — заняла почти 20 дней
05.05.2022
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
3
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
Мнениями о текущем состоянии российского арт-рынка и его перспективах поделились крупные московские и петербургские антиквары, галеристы и представители аукционного бизнеса
06.05.2022
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
4
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Приятное нововведение коснется только учреждений, подведомственных московскому департаменту культуры. Посетителям федеральных музеев и музеев-заповедников придется остаться трезвыми
12.05.2022
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
5
Реставрация шедевра Репина в Третьяковской галерее завершена
Однако картина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» вернется в экспозицию только к началу следующего года: необходимо создать антивандальную капсулу. Реставрация огромного полотна признана экспертами успешной и революционной
24.05.2022
Реставрация шедевра Репина в Третьяковской галерее завершена
6
Василий Рождественский: не изменяя друзьям и принципам «Бубнового валета»
Этот художник входил в важные инициативные группы и часто бывал в передовых авангардных рядах, но остался в тени более успешных сподвижников. Каталог его выставки демонстрирует те качества автора, которые ему и помогали, и мешали в творчестве
29.04.2022
Василий Рождественский: не изменяя друзьям и принципам «Бубнового валета»
7
Слуги и рабы, прежде едва различимые, выходят на авансцену
В обзоре 400 лет истории изобразительного искусства рассказывается о жизни домашней прислуги, лишь изредка упоминая о хозяевах. Для Дайаны Волфтал важно все то, на что раньше специалисты предпочитали не обращать внимания
20.05.2022
Слуги и рабы, прежде едва различимые, выходят на авансцену
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+