Два портрета современного Азербайджана

В Центре современного искусства Yarat в Баку параллельно проходят две выставки: звезды современного азербайджанского искусства Фаика Ахмета и Оскара Мурильо, тоже звезды, но колумбийского происхождения

Фаик Ахмет. Photo: YARAT/Patrick Verbrugge
Фаик Ахмет. Photo: YARAT/Patrick Verbrugge

Проекты двух художников формально никак не связаны между собой, но связи все равно прослеживаются: оба молоды и успешны, причем в международном масштабе; Фаик Ахмет уже дважды участвовал в Венецианской биеннале современного искусства, известен в основном благодаря работам, в которых он перерабатывает узоры традиционных ковров; Оскара Мурильо называют Жан-Мишелем Баскиа XXI века, его персональные выставки проходят по всему миру. Показ азербайджанской публике интернациональных художников и одновременно поддержка местной арт-сцены, по словам художественного директора Yarat Бьорна Гельдхофа, целенаправленная политика центра. Обе выставки, где демонстрируются работы, созданные специально для Yarat, стали результатом исследования художниками азербайджанской культуры и истории.

Фаик Ахмет концентрирует свое внимание на социальных структурах традиционных сообществ Азербайджана и представлениях о сексуальности, гендере и смерти в местной традиции. «По мере модернизации страны эти сообщества оказываются перед лицом абсолютно нового типа мышления, а более молодое поколение сталкивается с выбором между продолжением определенной традиции или уходом от нее. Сейчас общество находится на своего рода перекрестке, и это то, что интересует художника», — рассказывает Бьорн Гельдхоф, выступивший куратором выставки. Название проекта «Nə var, odur» («Что eсть, то eсть») — само по себе перефразированная поговорка, отражающая принятие действительности в том виде, в котором она существует и всегда существовала. В семи представленных работах Фаик Ахмет исследует устройство социума через ритуалы и ремесла, визуализируя некоторые аспекты общественных отношений. Предваряет выставку его «Завеса», состоящая из нескольких слоев полупрозрачной ткани, скрывающей остальные экспонаты по аналогии с тем, как в консервативной среде не принято демонстрировать и обсуждать табуированные темы. Зрителю, разумеется, предлагается пройти сквозь ткань и на эти темы поговорить. Художник изымает атрибуты обычаев и ритуалов из контекста, трансформируя их для своего исследования, как, например, в инсталляции «Самый большой», состоящей из множества ярко украшенных сахарных голов разного размера — их принято дарить на свадьбу молодоженам как символ плодородия (на что намекает фаллическая форма изделия) и разбивать после рождения первого мальчика в семье. Не обошлось и без знаменитых ковров: они на выставке представлены как физически, в работе «Девственница», так и концептуально — в видеоинсталляции «Социальная анатомия», где художник использует схематический узор ковра для организации хореографии, реконструирующей ритуалы, связанные с циклом жизни человека в социуме — от свадьбы до похорон.

Оскар Мурильо. Photo: YARAT/Patrick Verbrugge
Оскар Мурильо. Photo: YARAT/Patrick Verbrugge

Проект Оскара Мурильо Dis Place тоже отталкивается от азербайджанских реалий, но рассматривает их под другим углом — с точки зрения производственных отношений. Импульсом стало посещение художником города Шеки, и в частности шелкопрядильной фабрики, в советское время бывшей градообразующим предприятием, а сегодня сохранившей только небольшую часть производственных мощностей. Ситуация на фабрике, раньше обеспечивавшей работой около 7 тыс. человек, многие из которых после распада СССР и последовавшей за ним приватизации остались без заработка, напомнила художнику положение завода по переработке сахарного тростника в родном городе Мурильо в Колумбии. «Я думаю о местности и ее культуре, о том, как моя культура может войти в это сообщество через художественную практику. Как художник я могу предложить мост между ними», — рассказывает Мурильо.

Его проект на втором этаже центра состоит из нескольких частей: масштабные витражные структуры на окнах, которые художник создал в традиционной азербайджанской средневековой технике вместе с местными ремесленниками; развешенные под потолком на медной решетке и разложенные на полу «черные картины» — большие полотна, которые автор полностью покрывает краской; карандашная зарисовка рабочих прямо на стене — воспоминания о фабрике; и видеоинсталляция «Катализатор» — запись крутящегося волчка, символа непрекращающегося цикличного движения и неотъемлемого атрибута детства художника. Сам Оскар Мурильо описывает свой проект как «ностальгическое состояние сознания в большей степени, чем поиск конкретной точки пересечения между культурами».

Обе выставки открыты до 29 января.

Самое читаемое:
1
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
Музейная реальность, данная нам в сравнительных ощущениях: подъем на фоне спада, сдержанный оптимизм и неизвестность впереди. Плюс таблицы лидеров: куда больше всего ходили и на что больше всего смотрели в прошедшем году
03.06.2022
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
2
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
В Эрмитаже и Пушкинском открылись финальные выставки грандиозного тура, посвященного импрессионистам и постимпрессионистам из дореволюционных коллекций Щукина и Морозова
27.06.2022
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
3
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
Отличительная черта нового корпуса Третьяковcкой галереи — окна с произведениями из музейного собрания, напоминающие развеску картин у Павла Третьякова. Мы рассмотрели их подробнее и обнаружили шедевры русской живописи от Боровиковского и Венецианова до Малевича
08.06.2022
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
4
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
Выставку «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма составляют изображения одного и того же человека в разных видах — «селфи», написанные с помощью зеркала, рядом с портретом того же героя кисти другого художника
09.06.2022
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
5
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
Между болью и живописью: внучатая племянница художницы нашла в архивах больницы ее медицинские карты, рассказывающие о будничной жизни Фриды, о ее ежедневных проблемах и людях, которые помогали их преодолевать
15.06.2022
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
6
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
Новое арт-пространство, объединившее усадьбу с флигелем, где в начале ХХ века жила и работала Анна Голубкина, откроется после реконструкции в 2024–2025 годах
21.06.2022
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
7
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
В 350-й день рождения Петра I откроются два грандиозных проекта — в Русском музее, посвященный отражению фигуры царя в искусстве трех столетий, и «30 картин из жизни Петра Великого» в павильонах на Марсовом поле, соединяющий прошлое и настоящее
07.06.2022
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+