Альваро Маджини: «Любое искусство нужно уметь продавать»

№51, март 2017
№51
Материал из газеты

Креативный директор швейцарской часовой марки Roger Dubuis поговорил с TANR о том, что для него настоящее искусство и почему он не любит Джеффа Кунса

Креативный директор швейцарской часовой марки Roger Dubuis Альваро Маджини. Фото: Roger Dubuis
Креативный директор швейцарской часовой марки Roger Dubuis Альваро Маджини.
Фото: Roger Dubuis

Что вы можете сказать о себе? Что за человек креативный директор Roger Dubuis?

Интересный вопрос. Пожалуй, я бы сказал, что это человек, открытый всему новому, человек широких взглядов. Он любит рисковать, любит быть разным, креативным, интересным. Ему очень важно иметь свободу действий. Это человек, который одновременно любит порядок и творческий хаос, для него важна постоянная череда противоположностей: горячее и холодное, белое и черное.

Что вас увлекало при создании новых моделей Roger Dubuis? Какую тему вы хотели раскрыть, где искали вдохновение?

Все в той же игре противоположностей, но стараясь использовать в дизайне прозрачность материй и смыслов. Я работаю с тонким ощущением проникновения во что-то, здесь важен принцип «разрушить, чтобы создать». Мы видим часы-скелетон насквозь, каждую деталь, весь механизм, при этом они единое целое. Мне нравятся сочетания вещей-антагонистов, и здесь самое правильное понятие — игра: жизнь и смерть, опять же белое и черное, хрупкость и надежность. Все это связано с этими часами, мы видим, как время течет в безжизненном предмете. За всем стоит глубина, какая-то разрушительная сила, но при этом свет и прозрачность — как в визуальном смысле, так и в смысле понимания этой идеи.

Как вы предпочитаете работать: делаете эскизы и наброски вручную карандашом или компьютерные технологии полностью заменили все остальное? Где ваши идеи находят свое первое воплощение — на бумаге или на экране компьютера?

Мне не обойтись как без карандаша, так и без компьютера. Я вообще записываю очень много своих мыслей и размышлений, постоянно что-то черкаю в блокнот, но компьютер и весь спектр необходимых программ — вещь незаменимая. Ну как сейчас без него?

Часы Roger Dubuis Excalibur Quatuor Cobalt Micromelt. Фото: Roger Dubui
Часы Roger Dubuis Excalibur Quatuor Cobalt Micromelt.
Фото: Roger Dubui

Несмотря на современные технологии и высокоточные процессы производства, можно сказать, что часы все еще остаются предметом искусства?

Да, абсолютно. На SIHH (Международный салон высокого часового искусства в Женеве. — TANR) мы создали не просто стенд, это ведь настоящее выставочное пространство, галерея. В центре — наши часы, и разве можно сказать, что они не часть мира искусства? Это, как и любое творение художника, редкие экземпляры, которые вручную создавали лучшие мастера мануфактуры, прилагая усилия и потратив очень много времени. Вы смотрите на любую из моделей и понимаете, что она не просто очередной дорогой аксессуар, но часть истории, часть уникальной коллекции, созданной кропотливым трудом искусного мастера. Чем не произведение искусства?

А если бы у вас была возможность познакомиться с любой выдающейся личностью из мира искусства, возможно исторической, кто бы это был? О чем бы вы спросили этого человека?

Возможно, я вас сильно огорчу и разочарую своим ответом, но на самом деле для того, чтобы понять художника, будь то человек из прошлого, наш современник или даже кто-то из будущего, не нужно с ним встречаться. У меня нет необходимости знать лично Пабло Пикассо, кем он был, что думал. Главное — это его работы, его творчество. Для того чтобы почувствовать художника, не нужно с ним разговаривать, нужно видеть его произведения и общаться как раз с ними. Но я был бы не против поговорить о культуре, о влиянии на жизнь людей, наверное, с Мадонной. 

Неожиданный выбор. Почему именно с Мадонной?

К сожалению, она уже не такая притягательная, как была раньше, и то, что она делает сейчас, для меня уже немного чересчур, но еще лет пять назад я восхищался тем, что и как она делает для музыки, для искусства, для всего. С удовольствием встретился бы именно с ней, знаете, чтобы просто провести приятный вечер, пообщаться. Но пока у меня не было возможности снять трубку и сказать: «Эй, Мадонна, привет! Пойдем в ресторан?» Я обязательно сделаю это при первой же возможности. Мне кажется, она смешная и веселая, но, несмотря ни на что, оставила в истории культуры очень глубокий след и определенно увековечила себя. Для меня, в принципе, искусство — это сочетание множества составных частей, к тому же в современном мире искусство нужно уметь продавать, что не так просто, как может показаться. Мадонна хоть и не красавица, но совершенно сумасшедшая и креативная. Она икона, образец того, как управлять умами людей. 

Кстати, если подумать о какой-то исторической персоне, то мне очень нравится Чарли Чаплин. Он потрясающий рассказчик, его фильмы — это истории, рассказанные совершенно удивительным образом. А еще люблю Джессику Лэнг, причем больше не за талант актрисы, а за талант фотографа, она делает потрясающие снимки. Люблю Патти Смит. Видите, оказывается, мне нравятся многие. Хотя я не люблю Джеффа Кунса. 

А откуда такая критичность именно по отношению к Кунсу?

Я тоже могу взять ваш телефон, увеличить его в 20 раз, написать на нем что-то и — вуаля! — вот он, шедевр. Нет, для меня это не искусство. Кунс — хвастун и показушник. Я работал с настоящими гениями своего времени. С Ричардом Аведоном, например. Мэтром, легендой фотографии. Я дважды работал с великим Хельмутом Ньютоном. А как я до сих пор страдаю по упущенной возможности поработать с Ирвином Пенном! Вот кто заслуживает внимания, вот где настоящий талант!

Вы полностью довольны тем, что создаете? Есть предел совершенству или, может быть, какие-то границы и преграды, которые встречаются вам в процессе?

Рамки всегда определяются деньгами. Я искренне доволен тем, что мы имеем в этом году. Все получилось отлично, сделано качественно, детали проработаны прекрасно, одна за другой доведены до совершенства. Мне нравится цвет, мне нравится структура. Но если бы у меня было чуть больше ресурсов, то и сделать можно было бы чуть больше, вопрос всегда упирается в деньги. Что касается чистого творчества, то рамки я выставляю себе сам, стараюсь трезво оценивать то, что делаю. Впрочем, это касается именно результата, а вот полет мысли и фантазии остановить, конечно, невозможно. У идеи нет стоимости, но когда ее надо воплотить в жизнь, то без денежных вливаний не обойтись. Правда, иногда и большие деньги могут убить даже самую невероятную и яркую задумку. Поэтому баланс тоже необходим. 

А есть какие-то русские художники, которые вас по-настоящему восхищают?

Естественно, это и Родченко, и Малевич, и особенно художники-плакатисты, чьи агитационные плакаты были довольно популярны в Швейцарии. Я изучал русское искусство первой половины XX века. Мне нравится эта стилистика и вообще монументальность русских художников. В прошлом году, кстати, я был в Москве. Удивительное место, которое представлялось мне необъятным и грозным, а на деле оказалось очень приветливым и живым. А сколько красивых девушек! Это просто что-то удивительное! Да и вообще русские люди — хранители такой истории, такого запаса значимых культурных знаний, что это не может не удивлять. И конечно, надо отдать должное: у русских есть вкус. 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
Умер художник Дмитрий Врубель
В Берлине на 63-м году жизни скончался художник Дмитрий Врубель. Он был автором символа конца холодной войны — граффити с поцелуем двух престарелых лидеров, Брежнева и Хонеккера, написанного им на руине Берлинской стены
15.08.2022
Умер художник Дмитрий Врубель
7
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+