18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Алиса Прудникова: «Это уникальный феномен, когда государственная институция вырастает из ситуации на местах»

Глава дирекции регионального развития ГЦСИ — РОСИЗО рассказала, чем будет заниматься новая структура, где откроются новые филиалы ГЦСИ и будут ли в них показывать соцреализм

Недавно стало известно, что у Государственного центра современного искусства внутри Музейно-выставочного объединения «РОСИЗО» появится дирекция регионального развития, во главе которой встала директор Уральского филиала ГЦСИ Алиса Прудникова. Мы выяснили, чем будет заниматься новая структура, где откроются филиалы ГЦСИ и будут ли в них показывать соцреализм.


Когда и с какой целью было принято решение создать отдельную региональную дирекцию?

Это довольно логичное решение, которое мы давно обсуждали. Филиалы стали мощной силой, которую хотелось бы объединить и заявить как конгломерат. В результате слияния ГЦСИ и РОСИЗО неизбежны новые управленческие ходы, и создание региональной дирекции мне представляется одним из самых перспективных. Она официально существует меньше месяца, но мне кажется, что это очень важная структура, которая по-новому проявит филиалы на культурной карте — московской и российской в целом.

Это в большей степени художественный или административный орган?

И то и другое. Специфика нашей страны заключается в том, что если ты не в Москве, то тебя как бы и нет. Пока рано говорить о том, как это будет работать в окончательном варианте, но программа до 2020 года, которую мы придумали, решает основные задачи по консолидации и применению опыта, который уже накоплен у филиалов. Нам бы хотелось применить экспертные знания специалистов из филиалов именно здесь, сделать разговор о регионах более серьезным поводом для обсуждения. Мы, например, уже много лет говорим о сетевых проектах и наконец вплотную подошли к их планированию. Раньше на них никогда не оставалось ни ресурсов, ни сил, ни финансов: каждый филиал находился в ситуации выстраивания собственной работы, а сетевой проект был довеском сверху.

Сейчас у ГЦСИ восемь филиалов, которые создавались в разное время, и самая важная особенность их состоит в том, что они возникли благодаря инициативе снизу. Это уникальный случай, когда государственная институция вырастает из ситуации на местах. Чаще всего появлялись кураторы, которые говорили: «Мы хотим делать проект, нам нужна, условно, крыша над головой». В этом суть успеха организаций на местах. Многие филиалы существуют на протяжении внушительных отрезков времени: калининградский в этом году праздновал 19-летие, екатеринбургскому 17 лет, нижегородскому в следующем году будет 20. Важно делать результаты этой работы очевидными, говорить о том, что, например, в Нижнем Новгороде есть потрясающее здание Арсенала, что в нем делаются мощнейшие кураторские проекты местной командой, а в Калининграде завершается многолетняя реконструкция башни «Кронпринц» и она стала одним из главных в городе объектов для художественных интервенций.

Что такое сетевые проекты?

Это, скорее, сетевые программы. У нас нет идеи делать выставку, путешествующую по всем филиалам. Речь идет не о прокатных выставках, а об объединении в работе над исследовательской идеей и реализацией ее на местах, мы используем сеть прежде всего как ресурсную базу. Например, кто-то объединен темой саунд-арта или специфического урбанизма. Мы уже начали в этом году совместный проект с Фондом Владимира Потанина — исследование аудитории современного искусства по регионам, думаем о сетевой программе в городах к чемпионату мира по футболу.

Сергей Перов, руководитель РОСИЗО, на V Санкт-Петербургском международном культурном форуме упоминал о создании выставочного пространства для региональных филиалов в Москве. Можете рассказать о нем подробнее?

Это одна из моих первых инициатив, я считаю, что такое пространство должно появиться прежде всего. В Москве у ГЦСИ был небольшой зал, в котором даже московская дирекция не могла полноценно реализовать все запланированные проекты, и рассчитывать на это помещение регионы не могли. Мы планируем открыть новое пространство весной 2017 года в рамках Триеннале современного российского искусства «Гаража», в процессе подготовки которой мы приняли активное участие. Почти все наши филиалы были включены в процесс: мы рекомендовали художников, показывали мастерские, давали материалы из нашего архива, вводили в специфику городов и культурных ситуаций. Мы пока не договорились о конкретном месте, процесс идет.

Наша сверхзадача — делать три-четыре полноценные выставки в год, причем не только из мест присутствия филиалов ГЦСИ. Должна идти постоянная работа с регионами, презентация их в Москве и выстраивание диалога не только со столицей, но и с международной аудиторией. В этом смысле забавно, что одним из первых проектов, которые я начала придумывать, когда пришла работать директором в Екатеринбургский ГЦСИ в 2005 году, был проект «Не Москва». Меня тогда обуревала идея гиперцентрализованности России, и мы придумали проект, который, к сожалению, не реализовали. Это путешествие из Москвы до Владивостока и собирание образов Москвы в регионах. И сейчас первый же проект, который мы начали обсуждать с центром BOZAR в Брюсселе, как раз говорит о региональных художниках, открывает их для европейцев. Это большая совместная выставка, которую мы уже запланировали на 2019 год, и рабочее название у нее «Не Москва».

Какие еще задачи будете решать в первую очередь?

Еще одна суперзадача — это определение того, что, собственно, такое — филиал ГЦСИ. Например, сейчас мы плотно работаем с Владивостоком, который был таким незакрытым гештальтом многие годы. Мы охватывали территорию от Калининграда до Томска, а с Владивостоком не складывалось. Сейчас все сложилось, на нас вышла администрация Приморского края, они заинтересованы в открытии филиала во Владивостоке. Разговаривая с людьми там, я поняла, что у меня нет четкого объяснения, что нужно сделать для создания филиала ГЦСИ. Важно сформулировать собственные правила игры, написать, в конце концов, методичку, обобщающую богатейший опыт, привлечь коллег Анну Гор, Елену Коловскую, Елену Цветаеву, Анну Пьянкову — это фантастические эксперты в области менеджмента, региональной культурной политики. Мы готовы превращать опыт в полноценную программу. Я много работаю с регионами и понимаю, что у всех примерно один запрос: как построить креативный кластер, как работать с насыщением культурной ситуации, как создавать культурную среду? Здесь опыт ГЦСИ уникален, и мы сможем быть ключом для регионов, где сейчас, условно говоря, пустота. Часто говорят, мол, у них там ничего нет. Не бывает ситуации, когда в регионах ничего нет, бывает, что нет нужных условий. Мы хотим в течение 2017 года выпустить книги на тему кураторства в регионах, менеджмента культурных институций, региональной культурной политики — такое пособие «Как сделать центр современного искусства».

На культурном форуме также упоминалась возможность открытия филиала ГЦСИ в Крыму. На каком этапе этот проект сейчас?

Пока это разговор на уровне декларации намерений, активный процесс не начался.

Когда стало известно о создании отдельной региональной дирекции, звучали опасения, что филиалы ГЦСИ будут демонстрировать собственные проекты РОСИЗО, грубо говоря, показывать соцреализм.

Мне в этом отношении сложно что-то опровергать или подтверждать, я могу отвечать за свою епархию. Реорганизация пока не окончена, и мы не знаем, каким образом в итоге будем работать. Я думаю, проблема не в том, что нам грозит осада регионов соцреализмом. Его интересно помещать в контекст, и, надеюсь, мы сможем делать высокого уровня продукт. Важно, что мы разделяем деятельность, которую ведет РОСИЗО, и деятельность ГЦСИ. За путешествующие региональные выставки, которые делает РОСИЗО, отвечает отдельная дирекция. У сети региональных филиалов ГЦСИ другие цели и задачи. Суть филиалов на местах — не просто быть точкой приема выставок, они прежде всего формируют среду и работают с конкретной ситуацией региона.

Какие еще изменения затронут все филиалы?

У нас сейчас есть восемь общих проектов для филиалов. Это вышеупомянутые методические разработки, внутренние стажировки между филиалами, проект «ГЦСИ — детям», поскольку появился запрос на определенный уровень детских программ. Будет, как я говорила, постоянная площадка в Москве. Еще одна амбициозная задача, которую мы себе поставили, — создавать и писать историю искусства в каждом конкретном месте, и мне бы хотелось эту миссию облечь в конкретный продукт. Я очень рассчитываю на то, что к 2022 году, когда по плану будет построено здание ГЦСИ на Ходынском поле в Москве, мы придем с томами этой написанной истории — 30-летней на тот момент. Это будет аналитика художественной ситуации, инструмент, который даст любому нашему партнеру представление по общим вопросам. Мы здесь входим в диалог с «Гаражом», который взял на себя функцию создания глобального архива, и, надеюсь, мы будем сотрудничать, привлекая также ресурсы медиатеки и архивов московского ГЦСИ и филиалов.

В список общих проектов входит и «Не Москва», которая должна показать художников в диалоге с миром. Я считаю, что биеннале, большие международные фестивали, совместные проекты с международными партнерами — это путь к тому, чтобы в каждом конкретном месте люди чувствовали себя в русле большого, полноценного культурного процесса, а это, в свою очередь, главный критерий успеха культурной институции.

На культурном форуме был заключен договор о сотрудничестве между Центром развития государственно-частного партнерства и РОСИЗО. Тогда говорили, что реализация программы ГЧП в сфере культуры начнется с филиалов ГЦСИ. Как это будет работать?

Все мы понимаем, что запланированные бюджеты на стройку никогда не дадут возможности полноценно реализовать задуманный проект. С этим мы сталкиваемся и на местах: например, в рамках сумм, выделенных на реконструкцию ГЦСИ в Екатеринбурге, мы никогда не сможем сделать проект настолько амбициозный, насколько нам бы этого хотелось. Цифры, которыми мы оперируем, покрывают только самые базовые вещи. В современном мире все музеи приходят к государственно-частному партнерству. Так, в Самарском филиале нашим партнерам интересен масштабный комплекс бывшей фабрики-кухни, площадка, на примере которой можно рассмотреть, каким образом привлекать инвесторов в региональный город, как делать это концептуально работающим проектом, не ущемляя потребности центра. У меня есть успешный пример проведения прошлой Уральской индустриальной биеннале в гостинице «Исеть», прекрасном памятнике конструктивизма. Мы сейчас разрабатываем проект арт-отеля на базе «Исети», подразумевающий участие частного инвестора, который занимался бы оперативным управлением, а мы, со своей стороны, работали бы над арт-программой, приглашали художников для создания индивидуального дизайна номеров, несколько этажей оставили бы под студии и резиденции.

Насколько я понимаю, вы остаетесь комиссаром Уральской индустриальной биеннале. Расскажите, какой она будет в следующем году.

Специфика нашей биеннале в том, что не куратор приходит к нам со своей темой, а ее придумывает наша команда, и мы проводим кураторский конкурс, когда тема уже заявлена. На этот раз ею стала «Новая грамотность» — тема четвертой индустриальной революции. Мне показалось хорошим совпадением поговорить о ней на четвертой Индустриальной биеннале. Вызовом для нас стало то, как мы проработали тему мобилизации на прошлой биеннале, нам был интересен ответ на вопрос, кого и на что мы мобилизовали. Если мы все мобилизованы на взаимодействие с новой реальностью, то нам необходимы новый язык и новая грамотность. Изменения происходят настолько быстро, что главным критерием качества взаимодействия с новым миром становится способность к овладению этим новым языком. Четвертая индустриальная революция подразумевает стирание границ между биологическим, цифровым и материальным, и, чем быстрее мы это признаем, тем успешнее мы будем в будущем.

Что касается куратора, то в результате двух туров конкурса был выбран Жоан Рибаш — португальский куратор с очень интересным опытом работы: он был куратором Центра визуальных искусств List Массачусетского технологического института, очень много работал в США, а сейчас он главный куратор Музея современного искусства Серралвеш в Порту. Мне импонируют его открытость и интерес к местной ситуации, он заинтересован в знакомстве с российскими художниками, старается узнать, как устроено взаимодействие местных сообществ в Екатеринбурге. Пока что у нас нет площадки. После такого мощнейшего объекта, как гостиница «Исеть», уходить в стандартное пространство — это самоубийство. Нам нужно найти какой-то элегантный выход, и пока мы его ищем. Место для нас всегда играет одну из определяющих ролей, и есть соблазн уйти из центра города, но в Екатеринбурге все тоже очень центрировано, так что пока не знаю, решимся ли мы на это. Может быть, у нас вообще не будет площадки для биеннале. Екатеринбург прекрасен тем, что там есть огромное пространство для эксперимента, и я рада, что мы прошли путь от тотального антагонизма с публикой к тому, что люди воспринимают проект как «нашу биеннале».

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+